Общение с читателями и новое на сайте:

 
- A +

История Тибета и современность: Тибет и его борьба по страницам источников тибетского правительства в изгнании. География Тибета


Трактовка обстоятельств завоевания коммунистическим Китаем Тибета в России гораздо более широко известна, чем точка трактовка этих событий самими тибетцами и его правительством в изгнании. Конечно, на это повлияло то, что коммунистический Китай на момент его нападения на Тибет в 1950-м был союзником СССР, а правительство Далай-ламы находилось как бы по другую сторону баррикад. Но теперь голос тибетцев все громче слышен в России, как и повсюду в мире.

Кстати вы можете послушать как звучит «Голос Тибета» и в прямом смысле. В нашем аудиофайле в левом верхнем углу этой страницы представлено начало передачи одноименной радиостанции Далай-ламы на тибетском языке. (Запись от 01/02/2010. Об этой станции также пойдет речь в нашем обзоре, см. стр. 6). Заодно из файла можно оценить и звучание тибетского языка.

А в нашем обзоре об истории Тибета, его географии и особенностях. Материалы подготовлены по страницам источников тибетского правительства в изгнании.





Флаг независимого Тибета (правительства в изгнании). Подробнее об этом флаге, и истории происхождения тибетской символики см. внизу страницы 7 этого обзора.

История Тибета и современность


 

На иллюстрации из автобиографической книги нынешнего Далай-ламы XIV «Моя страна и мой народ»: Далай-лама XIV на границе Тибета и  Индии на спине дзо (гибрида яка и коровы) во время бегства из Тибета в 1959 году.

На иллюстрации из автобиографической книги нынешнего Далай-ламы XIV «Моя страна и мой народ»:

Далай-лама XIV на границе Тибета и Индии на спине дзо (гибрида яка и коровы) во время бегства из Тибета в 1959 году.

В этом обзоре мы поговорим о недавней истории Тибета, немного о традициях и сегодняшнем дне Тибета с тибетской точки зрения — по источникам, близким к правительству Тибета в изгнании.

 

В 1966 году один из бывших высших должностных тибетского правительства — цепон (управляющий министерства финансов), а затем высокопоставленный функционер правительства в изгнании Ванчуг Деден Шакабпа (годы жизни: 1907-1989) по благословению Далай-ламы (также опубликованному в начале издания) написал книгу «Тибет: политическая история».

 

Эта редкая книга до сих пор остается важнейшим источником по Тибету и до сих пор отражает взгляд тибетского правительства в изгнании на историю Тибета. На встрече в неофициальном посольстве правительства Далай-ламы в России — т.н. «Центре тибетской культуры и информации», именно эту книгу (вышедшую впервые на русском языке в 2003 году при участии тибетского неофициального посольства в России), порекомендовали мне в 2006 году в качестве основного источника по политической истории Тибета. На этой книге мы сегодня и остановимся поподробнее. Мы приведем несколько выдержек из трех глав книги, касающихся обстоятельств вторжения коммунистического Китая в Тибет в 1950-м году, а также тибетскому восстанию и, наконец, бегству 17 марта 1959 года Далай-ламы из Тибета, куда больше он не возвращался.

 

Кроме этого наш обзор содержит раздел «Информация по теме: Тибет: Природа, география, нравы и экономика». Она включает выдержки очерка «о Тибете» (с описанием тибетских традиций и нравов), предваряющего книгу Шакабпы «Тибет: политическая история», с нашими обширными комментариями в скобках о сегодняшнем дне Тибета по материалам вышеупомянутого «Центра тибетской культуры и информации» и с другим аутентичным материалом. Также в информации по теме мы приводим большую часть специальной публикации на русском языке, изданной Центральной Тибетской Администрацией в Дхарамсале, Индия (правительство Далай-ламы в изгнании), посвященной малоизвестной в России теме — устройству правительства Тибета в изгнании, политической реформе нынешнего Далай-ламы XIV, а также тибетским символам.

 

Ряд из вышеперечисленных источников ранее существовали только в бумажной версии. Их преобразование в электронную версию проведено для этого обзора Portalostranah.ru. Написание тибетских и китайских и др. названий, имен, титулов в первоисточниках сохранятся. В своих комментариях Portalostranah.ru использует наиболее правильное, на наш взгляд, написание этих названий и имен.

 

Хотим также выразить благодарность маленькому неофициальному тибетскому посольству в России, подвижнически осуществляющего свою информационную программу по продвижению знаний о Тибете на русском языке — путем издания книг, поддержки своего сайта, проведения мероприятий по случаю национального дня Тибета (отмечается в день рождения нынешнего Далай-ламы XIV — 6 июля) и так далее. Благодаря этому удивительному посольству из двух человек — мирянина и ламы (а так, надо отметить, устроены все учреждения правительства Далай-ламы — во главе мирянин и священник), размещавшихся в двух скромных комнатках в небольшого домика какого-то учреждения в одном из переулков старой Москвы, в России больше узнают о тибетском взгляде на Тибет. А теперь к истории.

 

По страницам книги

цепона Шакабпы «Тибет: Политическая история»


 

На иллюстрации из книги «Тибет: Политическая история» цепона Шакапбы изображен выданный ему первый в современной истории тибетский паспорт (1948 год), представлявший собой большой лист бумаги с фотографией владельца и рукописными данными о нем, заверенными печатью тибетского правительства, с более поздними отметками консульств разных стран.

На иллюстрации из книги «Тибет: Политическая история» цепона Шакапбы изображен выданный ему первый в современной истории тибетский паспорт (1948 год), представлявший собой большой лист бумаги с фотографией владельца и рукописными данными о нем, заверенными печатью тибетского правительства, с более поздними отметками консульств разных стран.

В книге говорится, что само существование этого паспорта является свидетельством фактической независимости Тибета в период перед китайской агрессией 1950 года.

История Тибета:  

Вторжение коммунистического Китая


 

Цепон Шакабпа пишет: «В октябре 1949 года, когда коммунистический режим уже полностью контролировал континентальный Китай, Радио Пекина объявило, что Тибет является частью Китая и что Народно-освободительная армия совершит поход в Тибет, чтобы освободить тибетцев от иностранных империалистов. Тибетское правительство решительно отреагировало на заявление Пекина объявив, что отношения между Тибетом и Китаем были отношениями «лама-покровитель» и что Тибет никогда не был частью Китая. Более того, необходимости в освобождении Тибета от иностранных империалистов не было, поскольку никакая иностранная держава не управляла им. (Как указывает декларация предыдущего Далай-ламы XIII от 1913 года: «И во времена монгольских правителей Чингисхана и Алтан-хана, и при китайской династии Мин, и при маньчжурской династии Цин, Тибет и Китай сотрудничали на основе отношений духовного наставника (в лице Тибета) и покровителя (со стороны вышеназванных светских правителей)». Прим. Portalostranah.ru).

 

Годом позже тибетское правительство назначило Цечага Тубтэна Гьелпо и меня руководителями специальной делегации для ведения переговоров с Китаем относительно сохранения Тибетом независимости.

 

Далее приводится сокращенный перевод содержания верительных грамот, выданных Цогду (тибетским сословным парламентом. Прим. Portalostranah.ru) руководителям делегации в пятнадцатый день двенадцатого месяца Земли-Быка (1950 г.):

 

«Тибет, «Страна снегов», управляемая последовательными перевоплощениями Ченрези (Авалокитешвара), является независимой и миролюбивой страной, преданной религии. Спокойная жизнь страны нарушена и подвержена опасности из-за возможности проникновения на территорию китайских солдат, потерпевших поражение в ходе гражданской войны в Китае, и, хотя управление иностранных дел правительства Тибета направило председателю коммунистического Китая Мао Цзэ-дуну, письмо, датированное двенадцатым днем девятого месяца года Земли-Быка, с просьбой применить свою власть для прекращения перемещения китайских солдат на территорию Тибета, китайская сторона оставила эту просьбу без ответа. Вместо этого, радиозаявления из Синина и Пекина объявили Тибет частью Китая и призвали народ к его освобождению. Делегация, облеченная полными полномочиями заниматься делами Тибета, должна отправиться на переговоры:

 

1) относительно оставшегося без ответа письма, направленного Управлением
иностранных дел Тибета председателю Мао Цзэ-дуну

2) относительно неправомерных радиозаявлений из Синина и Пекина

3) относительно гарантии ненарушения территориальной целостности Тибета;

4) относительно уведомления правительства Китая о том, что народ и правительство Тибета не потерпят вмешательства в управление Тибетом Далай-ламами и что они отстоят свою независимость.


Делегации даны указания провести переговоры по этим вопросам с китайским представителем где-нибудь в приграничном районе.

 

В Индии, когда мы пытались оформить визы в Гонконг, китайцы сообщили нам, что их посол скоро должен прибыть в Дели и что мы должны начать переговоры с ним. В Дели я встретился с премьер-министром Неру и сообщил ему, что наша делегация собирается провести переговоры с китайской стороной относительно сохранения независимости Тибета. Он также был поставлен в известность о том, что, согласно договору 1904 года и Симлаской конвенции 1914 года, британское правительство Индии должно было принимать участие во всех переговорах Тибета с любой иностранной державой и что это обязательство взяло на себя правительство независимой Индии.

 

Я объяснил премьер-министру Неру, что, если он хочет мира в Азии, Тибет должен быть признан независимым буферным государством. Я также сказал ему о том, что, если две сильные державы граничат друг с другом, между ними неизбежно будут происходить трения. Я настоятельно посоветовал премьер-министру не искать сиюминутной выгоды, а посмотреть в будущее и увидеть то огромное преимущество, которое получит Индия в отношении собственной безопасности, если поддержит сохранение суверенитета Тибета.

 

Тем временем китайский посол Юань Чжун-синь прибыл в индийскую столицу, и, в течение нескольких дней, я вел с ним переговоры, но они не дали удовлетворительного результата. В конце концов, он потребовал от меня принять два переговорных положения и отправиться в Китай для утверждения соглашения. Этими положениями были следующие:

 

(1) Китай должен управлять делами, относящимися к национальной безопасности Тибета;

 

(2) Тибет должен быть признан частью Китая.

 

Я сообщил китайскому послу, что не приму эти предложения, но что охотно проинформирую о них свое правительство. Следуя своему заявлению, я отправил в Лхасу телеграмму правительству и получил незамедлительный ответ, в котором мне приказывалось не принимать китайские предложения. Прежде чем я успел передать его китайскому послу, китайские войска неожиданно вторглись в Восточный Тибет с восьми направлений. Нападение произошло в двадцать третий день седьмого месяца года Железа — Тигра (7 октября 1950 г.). Я сообщил китайскому послу о том, что получил распоряжения своего правительства и потребовал от него настоятельно посо­ветовать правительству Китая вывести войска с тибетской земли. Прави­тельство Индии также было проинформировано о коммунистической агрес­сии в Восточном Тибете.

 

В одиннадцатый день десятого месяца года Железа-Тигра (17 ноября 1950 года)  Цогду (парламент) предложил Далай-ламе принять на себя всю государ­ственную власть, хотя в то время ему было всего лишь пятнадцать летРегент Тагда ушел в отставку. Через несколько недель, по предложению Цогду, Далай-лама отправился в Ятунг (город в Тибете на самой границе с Индией. Прим. Portalostranah.ru). Для управления текущими делами страны он назначил двух премьер-министров: Лобсанга Таши и Луканву.

 

До того, как Далай-лама покинул Лхасу, китайские власти провинции Цинхай заставили старшего брата Далай-ламы Тубтэна Дж. Норбу отпра­виться в Лхасу, чтобы убедить Далай-ламу и правительство Тибета согла­ситься на китайское управление Тибетом. Они обещали наградить его за услуги. Норбу, который несколько месяцев наблюдал за зверством и экспан­сионистской политикой китайских коммунистов, ухватился за возможность вернуться в Лхасу и предостеречь Далай-ламу о грозных опасностях, которые могут принести китайцы. Позднее Норбу уже не мог оставаться в Тибете и уехал в Индию, а оттуда в Америку.

 

Тибетское правительство продолжало считать, что, когда Китай посягнул на территориальное единство Тибета, Тибет был суверенной и независимой страной.

 

Однако 25 октября 1950 года Китайская Народная Республика заявила, что «частям Народной армии приказано продвигаться в глубь Тибе­та, чтобы освободить три миллиона тибетцев от империалистического гнета и укрепить национальную оборону на западных границах Китая». Это заявле­ние было сделано уже после того, как 7 октября китайские войска вторглись в Тибет. В «Манифесте руководителей Тибета» (изданном правительством Далай-ламы XIV в ответ на вторжение в 1950 году. Прим. Portalostranah.ru) говорится:

 

«Для нас, тибетцев, слова «освобождение Тибета», в моральном и духовном смыслах, являются крайним издевательством. Страна свободных людей была захвачена и оккупирована под предлогом освобождения. Свобода от кого и от чего? До китайского вторжения 1950 года мы были счастливой страной с платежеспособным правительством и довольным народом.

 

26 октября 1950 года правительство Индии выразило протест Китайской Народной Республике в связи с применением силы в Тибете и заявило, что это вторжение не отвечает ни интересам Китая, ни интересам мира. Через два дня в правительство Индии от правительства Тибета поступила просьба об оказании помощи. 6 ноября того же года заместитель министра иностранных дел британского правительства Эрнест Дэвис в заявлении, сделанном в Палате общин, сказал, что Великобритания осуждает китайское вторжение в Тибет и применение там силы и что она «полностью поддерживает позицию, занятую правительством Индии».

 

В обращении к Организации Объединенных Наций, датированном двадцать седьмым днем девятого месяца года Железа-Тигра, или 7 ноября, и отправленном мною по телеграфу из Калимпонга (Индия), Кашаг и Цогду (Кашаг — кабинет министров Тибета, ныне действует в изгнании; Цогду, напомним еще раз, — сословный парламент Тибета. Прим. Portalostranah.ru) протестовали против китайского вторжения, которое было названо вопиющим актом агрессии. В частности, в этом обращении говорилось:

 

«Военный захват Тибета с целью включения его в состав коммунистического Китая посредством одной только физической силы — явное проявление агрессии. До тех пор, пока тибетский народ, против собственной воли и без согласия, принуждается силой стать частью Китая, захват Тибета будет оставаться ужасным примером насилия сильного над слабым. Поэтому через Вас (т.е. Генерального секретаря ООН. Прим. Portalostranah.ru) мы обращаемся к народам мира с призывом выступить на нашей стороне и остановить китайскую агрессию».

 

Сальвадор официально поставил вопрос о необходимости обсуждения тибетской проблемы перед Генеральным секретарем ООН, но за этим последовало заявление представителя Индии о том, что мирное решение, в котором взаимно заинтересованы Тибет, Китай и Индия, может быть достигнуто без обсуждения в ООН. Поэтому Комиссия Генеральной Ассамблеи по выработке регламента отложила обсуждение обращения Тибета.

 

Хотя Великобритания имела хорошие отношения с Тибетом и заключала с ним договоры как с суверенной державой, что означало ее признание его независимости, британский представитель заявил о том, что юридический статус Тибета недостаточно однозначен. Это вызвало у тибетцев горькое разочарование, поскольку британцы хорошо знали положение Тибета и ясно представляли его себе.

 

Через три дня после заявления заместителя министра иностранных дел в Палате общин заместитель премьер-министра и министр внутренних дел Индии Сардар Валлабхай Пател заявил в Нью-Дели: «Использовать оружие против традиционно миролюбивых тибетцев — это несправедливо, поскольку в мире нет более миролюбивой страны, чем Тибет. Китайское правительство не последовало совету Индии уладить тибетский вопрос мирным путем. Оно направило свои войска в Тибет и объяснило эту акцию, говоря о направленных против Китая интригах иностранных государств в Тибете. Но этот страх не имеет под собой никакого основания».

 

14 ноября, в своем обращении к Индийскому парламенту, президент Индии Раджендра Прасад сказал:

 

«Мое правительство последовательно следует политике поддержания дружественных отношений с нашим великим соседом, Китаем. Поэтому мы испытали чувство глубокого огорчения оттого, что китайское правительство начало военные действия в Тибете, тогда как для них была открыта дверь к проведению мирных переговоров. Тибет — не просто сосед Индии, он, в течение многих веков, имеет с нами тесные культурные и другие связи. Поэтому Индию, безусловно, беспокоит происходящее в Тибете, и она надеется на то, что автономия этой миролюбивой страны будет сохранена».

 

Когда, в ноябре 1950 года, Далай-лама прибыл в Ятунг, Кашаг телеграфировал мне о необходимости незамедлительного приезда туда. Прибыв в Ятунг, я доложил о тех переговорах, которые провел в Индии. Поскольку индийское правительство не оказало действенной помощи, а ООН отложило обсуждение тибетского вопроса, тибетское правительство отправило в Индию дзасу (монашеская должность настоятеля отдельной группы монастырей. Прим. Portalostranah.ru) Сурканга Сурпу и генерального секретаря Чойпэла Тубтэна для налаживания отношений с коммунистическим правительством Китая через его посла в Дели.

 

Китайский посол приветливо встретил эту делегацию и посоветовал им направить подобную делегацию в Пекин. После чего из Ятунга в Пекин были направлены дзаса Кемэ и генеральный секретарь Тубтэн Тентар. Из Лхасы в Чамдо были отправлены Тубтэн Легмон и Сампо Сэ, где к ним присоединился ранее захваченный в плен китайцами губернатор провинции Кам Нгапо, после чего все они поехали в Пекин. (Провинция Кам расположена на юго-востоке Тибета. После присоединения Тибета к коммунистическому Китаю из 50 традиционных уездов Кама половина входит в состав Тибетского автономного района, остальные разделены между провинциями КНР Сычуань (16 уездов), Цинхай (6 уездов) и Юньнань (3 уезда). Власти Тибета в изгнании не признают такого разделения провинции Кам. Прим. Portalostranah.ru).

 

Тибетской делегации, оказавшейся в руках китайцев, не оставалось ничего другого, как стать жертвой прессинга с их стороны и послужить инструментом для создания так называемого «Соглашения о мерах по мирному освобождению Тибета», на которое обычно ссылаются как на «Соглашение из семнадцати пунктов», подписанного 23 мая 1951 года. Необходимо заметить, что тибетской делегации не было разрешено обратиться к Далай-ламе или тибетскому правительству за дополнительными инструкциями. Вершиной проявления неуважения и пренебрежения к общепринятым нормам международного права и практики было то, что «китайцы подделали тибетские печати и заставили нашу делегацию скрепить ими документы». «...»

 

В июле 1951 года в Ятунг прибыл недавно назначенный комиссаром и управляющим гражданскими и военными делами Тибета генерал Чжан Цзин-у и попросил, чтобы Далай-лама вернулся в Лхасу. В семнадцатый лень пятого месяца года Железа-Зайца (24 июля 1951 г.) Далай-лама покинул Ятунг. Я сопровождал его отряд до Пари, где получил от тибетского правительства разрешение остаться в Индии. Далай-лама прибыл в Лхасу в тринадцатый день шестого месяца года Железа-Зайца (17 августа 1951 г.). 9 сентября несколько тысяч солдат китайских коммунистических войск под командованием генерала Ван Цзи-мэя достигли Лхасы. Вскоре за ними пришли еще 20000 китайских солдат под командованием Чжан Го-хуа и Тань Гуансаня», пишет цепон Шакабпа.

 

История Тибета: Оккупация Тибета


 

И продолжает: «С прибытием в Лхасу так называемых «китайских освободительных сил» начались притеснения тибетцев. Угрожая применением силы, китайцы требовали от тибетского правительства предоставить им территорию для военных лагерей и огромное количество продовольствия для своих солдат. В результате была нарушена стабильность экономики Тибета. Ресурсы Тибета уменьшились, а цены выросли в несколько раз. Впервые, за всю историю, население Лхасы оказалось под угрозой голода. Люди протестовали против незаконных действий китайцев, но положение становилось все хуже и хуже.

 

Два тибетских премьер-министра, Луканва и Лобсанг Таши оказывали настойчивое сопротивление тому образу действий, посредством которого китайцы вели тибетские дела, и выражали свое неудовлетворение китайской политикой. (Структура правительства Тибета, как уже говорилось, исторически двойственна. В рассматриваемый период 1950-х годов тибетский Кашаг — совет министров возглавляли сразу два премьер-министра — мирянин и лама. Ныне правительство в изгнании возглавляет избираемый демократическим парламентом в изгнании премьер-министр — верховный калон. Прим. Portalostranah.ru).

 

Луканва заявил о том, что требование китайцев предоставить им огромное количество продовольствия не может быть выполнено, потому что тибетские ресурсы рассчитаны только для удовлетворения собственных нужд страны. Он также заявил о том, что не видит необходимости в концентрации в Лхасе столь крупных военных сил. Было ясно, что целью китайцев является политическая власть, которая должна была быть достигнута после полного силового подчинения тибетского правительства и страны. Незаконное использование тибетских ресурсов, притеснение населения с помощью военной силы, рождавшее обиды, привели тибетцев на грань голода. Луканва смело и решительно заявил, что китайцы сами нарушили так называемое «Соглашение из 17 пунктов», которое они навязали тибетцам, и что поэтому бессмысленно ссылаться на его статьи. Он открыто потребовал вывода китайских сил, незаконно оккупировавших Тибет.

 

Недовольство тибетского населения привело к вручению тибетскому правительству и китайскому генералу Чжан Цзин-у петиции из шести пунктов. Китайские власти обвинили двух премьер-министров в заговоре и объявили их империалистическими агентами, поддерживающими движение протеста. Они настойчиво потребовали от Далай-ламы отстранить от власти Луканву, который, как они утверждали, мешал осуществлению так называемой «программы благоденствия». Они предупредили Далай-ламу о том, что, если он сам не сделает этого, то они прикажут это сделать солдатам.

 

Далай-лама оказался в сложном положении, поскольку, как он сказал: «Я был восхищен той храбростью Луканвы, с которой он противостоял китайцам, но я должен был решить — предоставить ли ему возможность продолжать свою деятельность или же вновь подчиниться требованию китайцев».

 

В действительности у него не было выбора: он вынужден был принять требования китайцев, поскольку сопротивление китайским могло привести к порочному кругу репрессий и народного недовольства. Поэтому, во второй день третьего месяца года Воды-Дракона (1952 г.), оба премьер-министра были отправлены в отставку. Кроме того, китайские власти заставили тибетское правительство заключить в тюрьму пять представителей тибетского народа, которые выразили протест и несли ответственность за вручение петиции из шести пунктов.

 

Теперь обратимся к теме Панчен-ламы (Второго человека в традиционной системе власти Тибета. Прим. Portalostranah.ru). Через три года после смерти Панчен-ламы чиновники Ташилхунпо, с помощью тибетского правительства, и некоторые помощники Панчен-ламы, отправившиеся в Синин, начали поиски его перевоплощения.

 

В 1944 году чиновники Ташилхунпо нашли двух претендентов, тогда как помощники Панчен-ламы в Синине — одного. Правительство попросило, чтобы все три претендента были привезены в Ташилхунпо для проведения традиционных религиозных испытаний, имевших цель окончательного определения подлинного перевоплощения Панчен-ламы. Однако помощники, находившиеся в Синине, потребовали от правительства признания Панчен-ламой их претендента, обещая привезти его в Тибет, если правительство примет их требование. Тем временем сининский претендент был посвящен в монахи монастыря Кумбум. Правительство привезло из Кама двух других претендентов и посвятило их в монахи: одного — в монастыре Дрепунг, другого — в Ташилхунпо.

 

Прошло несколько лет, но проблема не была решена. Первоначально националистическое правительство Китая оказывало финансовую поддержку, не принимая обязательств признать сининского претендента. Однако когда тибетское правительство потребовало от китайской миссии покинуть Лхасу, националистическое правительство Китая (партии Гоминдан Чан Кайши Прим. Portalostranah.ru) отправило своего представителя в монастырь Кумбум и, 10 августа 1949 года, не прибегая к традиционным испытаниям, официально признало сининского кандидата перевоплощением Панчен-ламы. Спустя несколько недель Синин, столица провинции Цинхай, оказался в руках коммунистов. Панчен-лама также оказался у них. Националистическое правительство переехало на Формозу (Тайвань), а губернатор провинции Цинхай Ма Бу-фан покинул провинцию.

 

Находясь под контролем китайских коммунистов, Панчен-лама вынужден был поддержать так называемое «освобождение Тибета», осуществлявшееся Мао Цзэ-дуном и Чжу Дэ. В 1951 году, во время подписания так называемого «Соглашения из семнадцати пунктов», тибетская делегация не имела выбора и признала сининского претендента Седьмым Панчен-ламой. Необходимо отметить и то, что, если тибетское правительство рассматривает нынешнего Панчен-ламу Седьмым в этой линии, то помощники Панчен-ламы провозгласили его Десятым перевоплощением. Это различие основывается на разногласии относительно того, нужно ли считать первые три его перевоплощения. (Подробнее о скончавшемся в 1989 году Панчен-ламе и проблеме выбора его приемника см. здесь, в нашем разделе «Информация по теме: Тибет вчера и сегодня». Прим. Portalostranah.ru).

 

После принудительной отставки обоих премьер-министров, в четвертый день третьего месяца года Воды-Дракона (28 апреля 1952 г.), Панчен-лама в сопровождении большого числа китайских солдат прибыл в Лхасу. После встречи в Потале с Далай-ламой он отправился в Шигацзе, в Ташилхунпо.

 

Тем временем китайцы начали строительство двух дорог между Лхасой и Китаем: одну — из Сычуани, через Кам, другую — из Лань-чжоу, через Синин. В Даме, в нескольких милях к северу от Лхасы, был построен аэродром. Эти дороги заставляли строить большое число политзаключенных из Китая и тысячи чернорабочих из Тибета. Китайцы публично заверяли в том, что аэродромы и автомагистрали будут использоваться только в интересах тибетцев, но, как только работы были закончены, началось непрерывное снабжение их войск в Тибете, что было еще одним шагом к укреплению их диктаторской власти над Тибетом.

 

Правительство Тибета поставило в известность китайцев о том, что оно будет продолжать проводить реформы с учетом местных традиций и существующих условий. Тибетская пословица гласит: «В доме можно жить только тогда, когда он построен, наслаждаться вкусом фрукта можно только тогда, когда он созреет». Поэтому Далай-лама учредил для проведения реформ специальный комитет «Легчой лекунг». Этот комитет в своей работе всегда сталкивался с препятствиями, чинимыми китайцами, поскольку последние стремились осуществить реформы на свой манер.

 

В 1954 году пекинские власти пригласили Далай-ламу и Панчен-ламу посетить Народное Собрание Китая. Тибетцы были против поездки Далай-ламы в Китай, боясь, что ему не дадут вернуться обратно. Провожаемый своим глубоко опечаленным и прощающимся народом, Далай-лама вынужден был отправиться в Пекин в одиннадцатый день пятого месяца года Дерева-Лошади (11 июля 1954 г.) (Отметим, что власти КНР разрешали Далай-ламе XIV уже после время оккупации 1950 года выезжать в Индию, что он и сделал, вернувшись через несколько недель. Прим. Portalostranah.ru).

 

Прибыв в Пекин, он посетил Народное Собрание Китая и несколько раз встретился с председателем Мао Цзэ-дуном, вице-председателем Чжу Дэ и премьер-министром Чжоу Энь-лаем. Далай-лама также встретился, на приеме по случаю Дня образования КНР, с советскими руководителями, Никитой Хрущевым и Николаем Булганиным. На нем присутствовал и премьер-министр Индии Неру, который также встретился с ним. Во время всех этих встреч Далай-ламе не позволили говорить открыто. Ему устроили ознакомительную поездку по осмотру достопримечательностей Китая, а также свозили в родную деревню, расположенную недалеко от Кумбума.

 

Перед его возвращением в Лхасу в марте 1955 года пекинское правительство предложило создать «Подготовительный комитет Тибетского автономного округа». Этот шаг китайцев, казалось, сулил участие в делах Китая представителям разных регионов Тибета, но, на самом деле, эти представители должны были назначаться китайским правительством, которое, естественно, выбирало для этого своих фаворитов...», пишет цепон Шакабпа в своей книге.

 

История Тибета: Тибетское восстание


 

Цепон Шакабпа продолжает: «К 1958 году тибетское население Кама и Амдо оказалось в горах в качестве партизан.

 

(Амдо — территория на северо-востоке Тибетского нагорья до 1928 года входившая в состав Тибета. Правительство Тибета в изгнании рассматривает Амдо как один из трех основных регионов Тибета, наряду с У-Цангом и Камом. Правительство КНР, наоборот, Амдо тибетскими землями не считает. В настоящее время историческое Амдо разделено между китайскими провинциями Цинхай, Сычуань и Ганьсу. В составе Тибетского автономного района КНР название Амдо присвоено слабозаселенному уезду в округе Нагчу. Прим. Прим. Portalostranah.ru). Китайцы использовали артиллерию для того, чтобы безжалостно обстреливать монастыри и города. Широко использовалась практика геноцида. Движение сопротивления значительно выросло и постепенно распространилось на другие провинции Тибета. Китайские власти заявили Далай-ламе о том, что, если он не будет держаться их политики, они вынуждены будут относиться к нему так же, как к двум известным ламам из Амдо, Гунтанг-ламе и Шар Кэлдэну Гьяцо. Это было предостережением для Далай-ламы, поскольку Гун-танг-лама и Шар Кэлдэн Гьяцо были посажены в тюрьму за неоднократные выступления против китайцев.

 

В то же время местные газеты на тибетском языке, издававшиеся в Ганцзе, в номерах от 28 ноября 1958 года, провели пропагандистскую атаку китайцев, в ходе которой религия подверглась грубейшим нападкам, а Благословенный Будда был объявлен реакционером. Такие же обличения были сделаны и в газетах Тачинлу и Синина. День за днем в Тибете росло напряжение. В Лхасе китайцы объявили о том, что все камцы, амдосцы и прочие люди из Восточного Тибета, находящиеся в Лхасе и Шигацзе, должны вернуться в свои родные места. (Речь идет о жителях Кама и Амдо, которые бежали в Центральный Тибет из своих охваченных партизанским движением районов, спасаясь от китайских карательных операций). А если эти распоряжения не будут выполнены, то уроженцы этих провинций будут арестованы и насильно отправлены в Восточный Тибет.

 

Люди из Восточного Тибета, возглавляемые Адругом Гонпо Таши, совершенно открыто отправились в южный округ Дигу, создав там военную базу, объединившую несколько тысяч человек, и вступив в контакт с руководителями различных отрядов сопротивления по всему Тибету. Повстанческое объединение в Дигу организовалось в армию, названную «Данланг Тэнсунг Макгар», что значит «Добровольческая национальная армия защиты».

 

Сопротивление разрасталось, и нападения на китайские конвои и военные лагеря стали частыми. Число людей, пострадавших от китайцев, росло, и они приходили в лагеря повстанцев, вступая в ряды борцов против угнетателей. Именно в это время Комитет социальных проблем Тибета, находившийся в Индии, озабоченный серьезной ситуацией, сложившейся в Тибете, и опасаясь уничтожения прекрасной страны, ее религии, народа и монастырей, обратился к свободолюбивым народам мира с призывом вмешаться в события на стороне Тибета и установить в стране мир.

 

Население Южного Тибета в определенной степени страдало от набиравшей силу «Добровольческой национальной армии защиты», однако оно приняло ношу поддержки и снабжения Армии, потому что понимало, что она борется за независимость Тибета. Было много примеров, когда китайские военные, под видом тибетских кампа (повстанцев), нападали на местное население, нанося ему много вреда и страданий. Китайцы намеренно осуществляли такие жестокие действия, стремясь разобщить население и повстанцев. К счастью, люди были хорошо осведомлены о таких вещах.

 

В китайской политике произошло изменение. Китайские армии стремились подавить восстания в Восточном Тибете, но безуспешно. В результате, их действия рождали еще большую ненависть и сопротивление. Поэтому китайцы стали настаивать на том, чтобы тибетское правительство выступило против повстанческих сил, направив на подавление восстаний свои войска. Тибетское правительство обдумало это предложение и пришло к заключению о том, что, если тибетские войска послать воевать против «Добровольческой национальной армии защиты», то получится ситуации, когда тибетцы будут убивать тибетцев. Это самое худшее, что могло бы случиться, и это невозможно обсуждать. Может случиться и так, что войска, посланные усмирить повстанцев, вместо этого объединятся с ними, что приведет к еще более значительным беспорядкам и страданиям тибетского народа.

 

Китайцы угрожали, что, если тибетское правительство не начнет действовать, они начнут использовать свои тяжеловооруженные войска. Правительство не хотело предпринимать что-либо, но в конечном итоге было принято решение послать к повстанцам представителей правительства, чтобы постараться убедить партизан добровольно сложить оружие. Этот план был осуществлен, но представителям не удалось выполнить свою задачу.

 

В этом же году тибетцы ожидали с визитом премьер-министра Джавахарлала Неру. Визит всемирно известного государственного деятеля мог бы способствовать решению тибетской проблемы, поскольку индийский премьер-министр сам увидел бы действительное положение дел в стране. Его присутствие могло бы даже привести к мирному решению конфликта между Тибетом и Китаем. Когда он выразил желание совершить визит, китайские власти сообщили ему о том, что положение в стране не стабильно и что они не смогут гарантировать ему безопасность. Его вежливо попросили перенести визит на неопределенный срок.

 

К концу 1958 года тибетское повстанческое движение набрало такую силу, что оно могло контролировать полностью все округа Южного Тибета и многие округа Восточного Тибета. Тибетское правительство, стараясь мирно решать все конфликты в пользу Тибета, чувствовало, что его возможности сокращаются, поскольку китайцы непрерывно укрепляли свои силы. В Лхасу продолжали поступать сообщения о победах тибетской армии, и сильные патриотические чувства наполняли людей в столице и за ее пределами, но, прежде всего, всех одолевало постоянное беспокойство за личную безопасность Далай-ламы», пишет цепон Шакабпа.

 

История Тибета.

Бегство Далай-ламы из Тибета


 

Цепон Шакабпа продолжает: «В феврале 1959 года, во время празднования Монлама, когда Далай-лама держал свой последний экзамен на звание доктора философии, китайские власти пригласили его на театральный спектакль. Они сообщили начальнику его охраны о том, что он должен приехать в военный лагерь китайцев без сопровождения. Это было недопустимым нарушением протокола. Обычно, когда Далай-лама отправлялся куда-либо, его сопровождала личная охрана, а солдаты выстраивались по пути следования. Требование китайцев было обсуждено правительственными чиновниками, которые отнеслись к приглашению с подозрением. Распространился слух о том, что Далай-лама должен посетить военный лагерь китайцев, и население Лхасы испугалось того, что он может быть похищен коммунистами.

 

Он должен был посетить китайский лагерь десятого марта. В этот день около 30000 лхасцев окружили Норбулинку в попытке защитить Далай-ламу от китайцев. (Норбулинка в переводе с тибетского «драгоценный парк». Была построена Далай-ламой VII в 18 веке как летняя резиденция неподалеку от Лхасы. Нынешний Далай-лама вспоминает в своих мемуарах «Моя страна и мой народ» как выращивал до бегства из Тибета в этой своей резиденции редис весом в 20 фунтов и огромную капусту, которую невозможно было обхватить руками, а также сливы, вишни и так далее. Прим. Portalosrtanah.ru).


Тибетцы гневно протестовали и выступали против китайцев. В это же время в Индию пришли сообщения о критической ситуации в Тибете, и вскоре все газеты мира известили о тибетском восстании. Сотни тибетцев, живших в Калимпонге, отсылали неоднократно телеграммы премьер-министру Неру, прося правительство Индии выступить в интересах Тибета и человечности. Позднее делегация тибетцев, живших в Северной Индии, возглавляемая бывшим премьер-министром Луканвой, прибыла в Дели и встретилась с премьер-министром Неру и руководителями Индии, чтобы добиться их вмешательства и помощи. В это время было много случаев, когда тибетцы, шокированные и опечаленные сообщениями о трагических событиях в Тибете, умирали или заболевали психически.

 

В Лхасе несколько чиновников из правительства Тибета вместе с лидерами, выдвинутыми народом, провели чрезвычайное совещание и заявили о том, что Тибет больше не признает китайскую власть, опирающуюся на «Соглашение из семнадцати пунктов». За этим последовала массовая демонстрация против коммунистического режима. Дух свободы вдохновлял людей. Тибетские солдаты, которых обязали носить китайскую форму, снимали ее и надевали тибетскую. Тем временем Далай-лама неоднократно пытался уменьшить росшее напряжение. Он написал письма китайскому генералу Тань Гуансаню, в которых попытался успокоить китайцев и уговорить их воздержаться от насилия. Эти письма были написаны в часы отчаяния, суматохи и смятения.

 

Сам Далай-лама говорил об этом так: «Я отвечал на все его письма, чтобы выиграть время — время, которое было необходимо для того, чтобы остудить гнев обеих сторон и призвать народ Лхасы к выдержке... Самым главным моим моральным долгом в этот момент было предотвращение катастрофического столкновения безоружных людей и китайской армии».

 

В Лхасе повсеместно царили дикая неразбериха и неопределенность, а «Добровольческая национальная армия защиты» и партизаны прервали все китайские коммуникации на юге Тибета. Последовали восстания во многих других регионах. Представители жителей Лхасы пришли к резиденции генерального консула Индии и просили его вмешаться. Позже тысячи женщин и детей собрались у консульств Индии и Непала, ища помощи.

 

Тибетцы собрались, чтобы защитить Далай-ламу. Собрав все оружие, которое они могли найти, они стали устанавливать охранные посты вокруг Норбулинки. В ночь на 17 марта 1959 года Далай-лама, переодевшись, бежал из города и отправился в Индию. Китайцы не знали об этом, хотя Далай-лама и его отряд проследовали вблизи китайского военного лагеря.

 

После достижения южного берега реки Цангпо, Далай-лама оказался под защитой партизан. Узнав, что китайцы распустили тибетское правительство, 29 марта 1959 года в Югьел Лхунце, на пути в Индию, Далай-лама и его спутники сразу же создали новое временное правительство. Достигнув Цоны, Далай-лама отправил в Индию двух эмиссаров. Они прибыли на индийский пограничный пост Канзеймане, недалеко от Чутангму, и попросили политического убежища для Далай-ламы и тибетских беженцев.

 

Вскоре после этого премьер-министр Неру официально заявил в Лок Шабхе (палате парламента — прим. Portalostranah.ru) о том, что правительство Индии предоставило Далай-ламе убежище. Когда, 18 апреля, Далай-лама прибыл в Тезпур, он заявил следующее:

Причины

падения независимого Тибета

 

Ныне в  публикациях, близких к тибетскому правительству в изгнании, можно встретить мысль, что именно изолированность Тибета до китайского вторжения и соредоточенность властей старого Тибета на духовном, а не на земном (об этом упоминал и нынешний Далай-лама в своей автобиографической книге «Моя страна, мой народ») помешала Тибету организовать антикитайский фронт на дипломатическом направлении и отразить вторжение коммунистического Китая.

 

Подробнее см. здесь

 

Прим. Portalostranah.ru

 

«17 марта два или три минометных снаряда были выпущены в направлении дворца Норбулинка. К счастью, они упали в пруд, который находился поблизости. После этого советники осознали опасность, которая грозит Далай-ламе, и в этих трудных обстоятельствах для него, членов его семьи и высших чиновников отъезд из Лхасы стал неизбежен».

 

19 марта, через два дня после бегства Далай-ламы из Лхасы, китайцы обстреляли Норбулинку, Поталу (резиденцию Далай-ламы в Лхасе) и несколько стратегических мест в столице. После обстрела последовали танковые и пехотные атаки. Почти 12000 людей были безжалостно убиты, и многие посажены в тюрьмы.

 

Только на третий день после бегства Далай-ламы китайцы узнали о нем и сразу же отправили в погоню войска и самолет, но им не удалось обнаружить беглецов. Прошло немного времени, и тысячи тибетских беженцев, в жалком состоянии, стали перебираться, всеми возможными дорогами, в Индию и другие соседние страны.

 

По прибытии в Индию, Далай-ламе был оказан теплый прием. В письмах, пришедших к нему от многих политических лидеров мира, выражались сочувствие в связи с трагическими событиями и радость — в связи с его благополучным прибытием в Индию. После трудного бегства на свободу Далай-лама, вместе со своей свитой, поселился в Массуре, в дачном городке, расположенном среди холмов Северной Индии. Репортеры со всего мира собрались там, чтобы услышать, что скажет Далай-лама, но, надеясь на проведение мирных переговоров с китайским правительством, он несколько месяцев воздерживался от заявлений для прессы...», пишет цепон Ванчуг Деден Шакабпа в своей книге «Политическая история Тибета» (вышла в 1966 г., русское издание 2003 г. неофициального посольства Тибета в России т. н. «Центра тибетской культуры и информации»).

 

На иллюстрации из русского издания книги «Тибет: Политическая история» Ванчуг Деден Шакабпа в последние годы жизни.
На иллюстрации из русского издания книги «Тибет: Политическая история» Ванчуг Деден Шакабпа в последние годы жизни.

Больше о Тибете, в том числе по рассматриваемой здесь книге цепона Ванчуга Дедена Шакабпы «Политическая история Тибета», см. на сл. страницах.

Опубликовано01022010       Portalostranah



Избранное с сайта на
неделю: тексты, аудио,
видео:
Происхождение названия «русь» - сначала так называли не славян, а шведов. Скандинавы и их роль в формировании первого русского славянского государства. Шведский взгляд
 
В древние времена под «русью» понимали совсем не славян, и не русский народ, которого тогда еще не существовало, а скандинавов-шведов.
Подробнее...
Колбаса в Германии: Что о ней думают немцы, и какие складывают поговорки
 
О колбасе в немецком восприятии - в нашем обзоре по источникам немецкого иновещания и английского издательства, а также статистики.
Подробнее...
Национальная птица Индии – павлин. Почему?
 
Обзор о национальной птице Индии – павлине.
Подробнее...



 

География посетителей

Также по теме