Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Советские средства массовой информации – радио и газеты в дни отставки Хрущева (Аудио новостей и примеры газетных страниц)


В нашем сегодняшнем специальном обзоре поговорим не на тематику иновещания, а приведем несколько архивных публикаций и аудиозапись, показывающих, как газеты и радио советской хунты освещали отставку Хрущева.

Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №93 (14563), за 17 апреля 1964 года показывает, как праздновалось тогда 70-летие Хрущева – за полгода до его свержения, и здесь мы видим на газетном фото в с Хрущевым будущих главных заговорщиков (а это было практически всё окружение Хрущева, за исключением Микояна, который также есть на этом снимке в газете – восьмой справа, но который не поддержал свержения Хрущева, хотя и не противился этому): так, справа от Хрущева, и крайний слева на снимке – Брежнев; крайний справа на снимке – Косыгин; третий справа – Суслов; девятый – справа – Подгорный;.
Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №93 (14563), за 17 апреля 1964 года показывает, как праздновалось тогда 70-летие Хрущева – за полгода до его свержения, и здесь мы видим на газетном фото в с Хрущевым будущих главных заговорщиков (а это было практически всё окружение Хрущева, за исключением Микояна, который также есть на этом снимке в газете – восьмой справа, но который не поддержал свержения Хрущева, хотя и не противился этому): так, справа от Хрущева, и крайний слева на снимке – Брежнев; крайний справа на снимке – Косыгин; третий справа – Суслов; девятый – справа – Подгорный;

Что происходило в советской политике в дни отставки Н. Хрущева

 

Но  вначале напомним по документальным источникам обстоятельства событий отставки Н.Хрущева.

 

12 октября 1964 г. группа высокопоставленных «товарищей», включавших Л. Брежнева (с 4 мая 1960 г. по 15 июля 1964 года председателя президиума верховного совета СССР, марионеточного советского парламента, и одновременно занимавшего с июня 1963 г., и на момент смещения Хрущева, гораздо более важную должность — второго секретаря Центрального Комитета (ЦК) коммунистической партии — КПСС, т.е. второго лица в партии, а значит и в советском государстве (формально должность Брежнева называлась секретарь ЦК КПСС, но он вел секретариаты ЦК, а значит де-факто считался вторым секретарем); Н. Игнатова (председателя президиума верховного Совета РСФСР, Российской советской республики); Н. Подгорного (секретаря ЦК КПСС, а до июля 1963 г. первого секретаря ЦК КПУ, коммунистической партии Украинской советской республики), М. Суслова (секретаря ЦК КПСС), П. Шелеста (первого секретаря ЦК КПУ); А. Косыгина (первого заместителя председателя совета министров СССР), Р. Малиновского (министра обороны), А. Шелепина (председателя комитета партийно-государственного контроля при ЦК КПСС и совете министров СССР и заместителя председателя совета министров СССР, до того — с 25 декабря 1958 г. и до 14 ноября 1961 г. — председателя комитета государственной безопасности, т.е. советской охранки); В. Семичастного (председателя комитета государственной безопасности) и ряда других начала осуществление финальной стадии своего плана по смещению Н. Хрущева, первого секретаря Центрального комитета (ЦК) Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) и председателя совета министров СССР (советского правительства) от власти.

 

Вечером 12 октября 1964 г. в Кремле, в отсутствии Хрущева, отдыхавшего на госдаче на черноморском курорте Пицунда (тогда советской Абхазии), прошло заседание президиума ЦК КПСС под председательством Брежнева. Заседание проводилось втайне от Хрущева, но обсуждался вопрос отставки Хрущева. На заседании решалось в частности, под каким предлогом вызвать Хрущева в Москву, и было решено прямо в ходе заседания позвонить Хрущеву и пригласить его на некое заседание президиума ЦК КПСС по вопросам «разработки нового пятилетнего плана» (т.е. вопросам экономики), которое должно было состояться 13 октября 1964 г. (на самом деле планируемое заседание должно было быть посвящено отставке Хрущеву). Звонить пришлось Брежневу. Причем звонить пришлось дважды — первый раз Хрущев сказал: «Что у вас случилось? Не можете и дня обойтись без меня. Хорошо, я подумаю. Здесь Микоян, с ним посоветуюсь. Позвоните позже» (Цитата по воспоминаниям П. Шелеста «Да не судимы будете. Дневники и воспоминания члена политбюро ЦК КПСС», Москва 1994 г.). Но через час, когда Брежнев вновь перезвонил, Хрущев согласился приехать. Заседание же 12 октября приняло следующее постановление под совершенно отвлеченным заголовком «О возникших вопросах по поводу предстоящего Пленума ЦК КПСС и разработок перспективного народнохозяйственного плана на новый период». Цитируем (написание должностей и титулование советских бонз дано как в первоисточнике):

 

«1. В связи с поступающими в ЦК КПСС запросами о возникших неясностях принципиального характера по вопросам, намеченным к обсуждению на пленуме ЦК КПСС в ноябре с. г., и в признать неотложным и необходимым обсудить их на ближайшем заседании президиума ЦК КПСС с участием т. Хрущева.

 

Поручить тт. Брежневу, Косыгину, Суслову и Подгорному связаться с т. Хрущевым по телефону и передать ему настоящее решение с тем, чтобы заседание президиума ЦК провести 13 октября 1964 г.

 

2. Ввиду многих неясностей, возникающих на местах по записке т. Хрущева от 18 июля 1964 г. (№ П 1130) «О руководстве сельским хозяйством в связи с переходом на путь интенсификации», разосланной в партийные организации, и содержащихся в ней путаных установок отозвать указанную записку из парторганизаций.

 

3. Учитывая важное значение характера возникших вопросов и предстоящего их обсуждения, считать целесообразным вызвать в Москву членов ЦК КПСС, кандидатов в члены ЦК КПСС и членов Центральной ревизионной комиссии КПСС для доклада пленуму итогов обсуждения вопросов на президиуме ЦК КПСС.

 

Вопрос о времени проведения пленума ЦК КПСС решить в присутствии т. Хрущева» (Цитата текста постановления по журналу российской гос. архивной службы «Исторический архив» № 1 за 1993 г. imwerden.de/publ-2376.html).

 

13 октября 1964 г. к обеду Хрущев (встреченный в аэропорту только В. Семичастным) «прямо с аэродрома прибыл в свой кабинет в Кремле. Не успел он оглядеться, как вся его охрана была заменена. Тут «четко» сработал В. Семичастный». (Цитата по воспоминаниям П. Шелеста «Да не судимы будете. Дневники и воспоминания члена политбюро ЦК КПСС», Москва 1994 г.). Вскоре после этого началось заседание президиума ЦК. На заседании присутствовало 22 человека, в том числе не входившие в его состав (а потому не голосовавшие) секретари ЦК КПСС и некоторые из министров.

 

Заседание президиума ЦК продолжалось по несколько часов 13 и 14 октября. Ночевать с 13 на 14 октября Хрущев уезжал «к себе (в резиденцию) на Воробьевы горы. Вся его охрана заменена, он был полностью изолирован от внешнего и внутреннего мира... Так, Н. С. Хрущев, еще первый секретарь ЦК и предсовмина, уже не смог переговорить по телефону со своей супругой Ниной Петровной (она находилась в отъезде на отдыхе)» (Цитата по воспоминаниям П. Шелеста «Да не судимы будете. Дневники и воспоминания члена политбюро ЦК КПСС», Москва 1994 г.)

 

На упомянутом заседании президиума ЦК 13 и 14 октября 1964 г., кроме Микояна (который высказался за то, чтобы оставить Хрущева на посту первого секретаря, но освободить от поста председателя совета министров: «Н. С. Хрущев пользуется авторитетом у нас и во внешнем мире, надо крепко покритиковать Никиту Сергеевича, он исправит положение, а нам всем надо ему больше помогать»), все другие заседавшие высказались в резко критическом духе, призвали к отставке Хрущева, обвинив его в «культе личности» (некоторые из звучавших тогда критических реплик насчет «культа личности» Хрущева: «нетерпимость к замечаниям»; «издевательский тон в разговоре с товарищами»; «нарушается коллегиальное руководство»; «наша линия выработана правильно, но поведение Никиты Сергеевича наносит вред всему здравому смыслу»; «в газетах, средствах массовой информации и пропаганды процветает культ Хрущева»; «освободить т. Харламова от обязанностей председателя комитета радио и телевидения», (т.к. он восхваляет культ Хрущева); «Аджубей, редактор газеты «Известия», зять Хрущева, распоясался так, что стремится стоять над президиумом ЦК КПСС, а сын Хрущева, Сергей, без году неделя как работает на производстве, и уже он герой социалистического труда»);

 

в проведении недостаточно выверенной внутренней политики («провалы больше, — чем могло бы быть», «неправильно, что мы стремимся упразднить сельские райкомы партии»; «разделение обкомов на промышленные и сельские приносит большой вред», «о разделении обкомов — не на правильном пути стоим, нельзя молчать»; «принижение роли парторганов (в пользу хозяйственных)»; «в рекомендациях т. Хрущева — не знаешь, что правильно, одни реорганизации»; «Сталина поносите до неприличия»; «есть «манипуляции» с пятилетним планом: пятилетка не выходит — то делаем то же самое уже в семилетку»; «чаще стали (в обществе) вестись (свободные) разговоры, что опасно, т.к. критические замечания надо вести только в партийном русле»; «никто экономического эффекта не подсчитывал по освоению целинных земель», «бесконечные и не совсем продуманные реорганизации в сельском хозяйстве», «только сами лично занимаетесь сельским хозяйством», «в 1957 г. ставили задачу догнать и перегнать США, по производству мяса, молока и масла на душу населения, получился провал»; «зачем было строить низкокачественные четырех- и пятиэтажки»);

 

и в неправильных подходах к проведению внешней политики («нетактичное поведение с руководителями социалистических стран внесло диссонанс в общее дело союзничества»; «назвал Мао старой калошей»; «нездоровое соревнование — догнать Америку», «курс на мирное сосуществование с капстранами неправильный»; но в то же время «размещением ракет на Кубе чуть не вызвал ядерную войну с США» и «Кубинский кризис, — авантюра, жонглирование судьбами народа», «неправильное решение Берлинского вопроса, поставившего на грань войны (имеется ввиду возведение стены в Берлине между Западным и Восточным Берлином) — цитаты обвинений на заседании Президиума по Рабочей протокольной записи заседания Президиума ЦК КПСС 13 и 14 октября 1964 г. alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/1002357 и воспоминаниям П. Шелеста «Да не судимы будете. Дневники и воспоминания члена политбюро ЦК КПСС», Москва 1994 г.).

 

На заседании Президиума Хрущев признал некоторые ошибки «в неправильном поведении» (некоторые из его реплик: «вашу честность ценю, по-разному относился, прошу извинения за грубость»), и сосредоточении власти («слабость проявил, а потом не оказал сопротивления предложению о совмещении постов», «чувствовал, что не справляюсь, а жизнь зазнайство порождало»), но защищал свое внутреннюю и внешнюю политику, а также сказал, что хотел бы работать, но за власть бороться не будет и готов подать в отставку («не прошу милости — ведь вопрос решен») и даже вообще уехать на жительство из Москвы.

 

Он сказал также: «наконец, партия выросла и может контролировать (своих руководителей), я рад за президиум, что он такой зрелый. Все, что сейчас делается, — это победа нашей партии. Я уйду и драться с вами не стану — идеология и основа у нас с вами одна» (цитаты по Рабочей протокольной записи заседания Президиума ЦК КПСС 13 и 14 октября 1964 г. https://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/1002357 и воспоминаниям П. Шелеста «Да не судимы будете. Дневники и воспоминания члена политбюро ЦК КПСС», Москва 1994 г.).

 

Во второй день упомянутого заседания Президиума ЦК, а именно 14 октября 1964 г., Хрущеву было предложено подписать заявление об его отставке «в связи с преклонным возрастом, и учитывая состояние... здоровья». Заявление, написанное тут же от руки заведующим идеологическим отделом ЦК Л. Ильичевым, которое Хрущев, прочитав, немного подправил (с одной из его правок — правкой «о поддержке партии на всех постах при работе Хрущева» президиум не согласился), но в итоге Хрущев подписал второй перепечатанный вариант (информация по сайту российской гос. архивной службы portal.rusarchives.ru/publication/hrushev.shtml).

 

Заседание президиума ЦК КПСС приняло следующее постановление, цитируем (написание должностей и титулование советских бонз дано как в первоисточнике):

 

«Признать, что в результате ошибок и неправильных действий т. Хрущева, нарушающих ленинские принципы коллективного руководства, в президиуме ЦК за последнее время создалась совершенно ненормальная обстановка, затрудняющая выполнение членами президиума ЦК ответственных обязанностей по руководству партией и страной.

 

Тов. Хрущев, занимая посты первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР и сосредоточив в своих руках большую власть, в ряде случаев стал выходить из-под контроля ЦК КПСС, перестал считаться с мнением членов президиума ЦК и членов ЦК КПСС, решая важнейшие вопросы без должного коллективного обсуждения.

 

Проявляя нетерпимость и грубость к товарищам по президиуму и ЦК, пренебрежительно относясь к их мнению, т. Хрущев допустил ряд крупных ошибок в практическом осуществлении линии, намеченной решениями ХХ, XXI и XXII съездов КПСС.

 

Президиум ЦК КПСС считает, что при сложившихся отрицательных личных качествах как работника, преклонном возрасте и ухудшении здоровья т. Хрущев не способен исправить допущенные им ошибки и непартийные методы в работе.

 

Учитывая также поданное т. Хрущевым заявление, президиум ЦК КПСС постановляет:

 

1. Удовлетворить просьбу т. Хрущева об освобождении его от обязанностей первого секретаря, члена президиума ЦК и председателя Совета министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья.

 

2. Признать нецелесообразным в дальнейшем объединять в одном лице обязанности первого секретаря ЦК и председателя Совета министров СССР.

 

3. Считать необходимым созвать 14 октября 1964 года пленум ЦК КПСС. Поручить открытие пленума тов. Брежневу Л. И.

 

Поручить выступить с сообщением от имени президиума ЦК и секретариата ЦК тов. Суслову М. А.» (Цитата текста постановления по журналу российской гос. архивной службы «Исторический архив» № 1 за 1993 г. imwerden.de/publ-2376.html).

 

Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №246 (14716), за 14 октября 1964 года: 13 и 14 октября 1964 года были днями, богатыми на события на советском политическом олимпе — в эти два дня заседал президиум ЦК КПСС, увольнявший Хрущева, а вечером 14 октября 1964 года пленум ЦК КПСС, его в итоге Хрущева уволивший, но советские газеты молчали об отставке Хрущева до 16 октября 1964 года; при этом советские газеты уже с 14 октября получили указание не упоминать Хрущева, хотя он формально еще был главой советского режима.
Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №246 (14716), за 14 октября 1964 года: 13 и 14 октября 1964 года были днями, богатыми на события на советском политическом олимпе — в эти два дня заседал президиум ЦК КПСС, увольнявший Хрущева, а вечером 14 октября 1964 года пленум ЦК КПСС, его в итоге Хрущева уволивший, но советские газеты молчали об отставке Хрущева до 16 октября 1964 года; при этом советские газеты уже с 14 октября получили указание не упоминать Хрущева, хотя он формально еще был главой советского режима.

Пленум ЦК КПСС, о созыве которого приняло решение упомянутое выше заседание президиума ЦК, состоялся тем же вечером — 14 октября 1964 года. На нем было утверждена отставка Н.Хрущева, который на пленуме также присутствовал, сидя неподалеку от Брежнева на почетном месте, но не выступал. На пленуме было представлено только одно выступление — а именно М.Суслова, который пересказал претензии президиума ЦК к Хрущеву и предложил от имени президиума проголосовать на основании заявления Хрущева за отставку последнего. После присутствующие на пленуме единогласно проголосовали за то, чтобы не открывать прений, и за отставку Хрущева.

 

Затем на голосовании были поставлены один за другим вопросы: об избрании Л.Брежнева (по предложению Н. Подгорного) первым секретарем ЦК КПСС и о том, чтобы рекомендовать президиуму верховного совета СССР (напомним, марионеточного советского парламента) назначить председателем совета министров СССР А. Косыгина. Предложения были единогласно поддержаны. И Брежнев, и Косыгин на пленуме ограничились каждый после своего избрания только несколькими словами благодарности и не выступали с речами.

 

И далее выдержки из стенографического отчета пленума ЦК КПСС (состоялся, напомним, вечером 14 октября 1964 г.; написание должностей и титулование советских бонз дано как в первоисточнике):

 

«Председательствующий т. Брежнев. В течение двух дней Президиум ЦК КПСС обсуждал вопрос об ошибках и неправильных действиях т. Хрущева. Все мы во время обсуждения придерживались единого мнения. Президиум поручил члену Президиума ЦК, секретарю ЦК КПСС т. Суслову М. А. доложить вам единодушное мнение членов Президиума, кандидатов в члены Президиума и Секретарей ЦК КПСС...

 

т. Суслов. Товарищи! Члены Президиума, кандидаты в члены Президиума и Секретари ЦК за последнее время были весьма озабочены ненормальным положением, которое сложилось в связи с неправильными методами руководства партией и государством со стороны т. Хрущева. Этот вопрос было решено обсудить на заседании Президиума ЦК с вызовом т. Хрущева, находившегося на юге. Президиум со всей тщательностью обсуждал этот вопрос на протяжении двух дней и подверг неправильные методы работы т. Хрущева суровой критике. Все члены Президиума, кандидаты в члены Президиума и Секретари ЦК проявили при этом в своих выступлениях полное единодушие. В своих выступлениях все мы исходили из того, что ленинская генеральная линия партии, намеченная решениями XX, XXI и XXII съездов партии, Программой партии, является правильной и нерушимой.

 

Эта линия как в области внутренней политики, так и в области внешней политики для нас священна и незыблема. (Бурные, продолжительные аплодисменты). Известно, что за последние годы наша партия добилась значительных успехов в хозяйственном и культурном строительстве. Решения XX, XXI и XXII съездов партии наметили правильный ленинский курс в области внутренней и внешней политики. В разработку этой коллективно выработанной линии т. Хрущев внес определенный вклад. Следует отметить его положительную роль в разоблачении культа личности Сталина, в проведении ленинской политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем, в борьбе за мир и дружбу между народами. Осуществляя ленинский курс, наш народ под руководством партии самоотверженно трудится во имя победы коммунизма.

 

Однако наши успехи были бы более значительными при иной обстановке в Президиуме ЦК. Ненормальность ее, созданная в последние годы т. Хрущевым, нанесла и наносит серьезный ущерб практической работе не только Президиума ЦК, но и работе всего ЦК, да и работе всей нашей партии. В чем состоит эта ненормальность? Она состоит прежде всего в том, что т. Хрущев стал грубо нарушать ленинские нормы партийного руководства...

 

Ленинские требования подчинения воли одного партийного руководителя воле коллектива руководителей, правильного распределения обязанностей между ними, свободного и делового обсуждения коренных, принципиальных вопросов внутренней и внешней политики в значительной мере стали предаваться т. Хрущевым забвению.

 

Тов. Хрущев, сосредоточив в своих руках посты Первого секретаря Центрального Комитета партии и Председателя Совета Министров, далеко не всегда правильно использовал предоставленные ему права и обязанности. Нарушая ленинские принципы коллективности в руководстве, он начал стремиться к единоличному решению важнейших вопросов партийной и государственной работы, стал пренебрегать мнением коллектива руководителей партии и правительства, перестал считаться с высказываниями и советами товарищей. За последнее время даже крупные вопросы он решал по сути дела единолично, грубо навязывал свою субъективистскую, часто совершенно неправильную точку зрения...

 

В течение года т. Хрущев с упрямством, достойным сожаления, стремился ликвидировать Тимирязевскую академию на том лишь основании, что ее ученые в своем большинстве не разделяли взглядов т. Хрущева по ряду вопросов системы земледелия. (Голоса: позор!)...

 

Большой вред в работе Президиума и Центрального Комитета наносился также и тем, что члены Президиума были фактически лишены возможности выезжать на места. Каждому из нас хотелось бы почаще бывать на местах, общаться с людьми, но в каждом случае, когда ставился вопрос о поездке того или иного члена Президиума в ту или иную республику или область, т. Хрущев делал язвительное замечание: «Если делать нечего, поезжайте. Туристическую поездку хотите совершить?». Он всячески стремился к тому, чтобы никакой связи, помимо него, с местами никто не имел, стремился создать ложное впечатление, что он единственный, кто связан с республиками, областями и краями. Нечего и говорить, что поездки т. Хрущева за последние годы фактически носили лишь парадный характер, с подношениями ему хлеба и соли и бесконечным повторением им одних и тех же неквалифицированных советов по каждому поводу и без всякого повода. (Голоса: правильно!).

 

При этом каждая поездка всегда сопровождалась огромными отчетами, публикуемыми и передаваемыми во всех органах печати, по радио и телевидению. В этих отчетах фиксировался буквально каждый чих и каждый поворот т. Хрущева. Эти отчеты, наверное, набили всем нашим людям оскомину. (Голоса: правильно!).

 

Тов. Хрущев в последние годы все больше и больше терял чувство скромности, которое так необходимо партийному руководителю ленинского типа. Даже в поездки за границу по государственным делам он ни с того ни с сего брал с собой все свое многочисленное семейство и потомство, ближних и дальних родственников и, конечно, угодников и подхалимов и их жен. Это были дорогостоящие поездки. (Голоса: позор!).

 

Тов. Хрущев бесцеремонно способствовал восхвалению своей личности. У него постепенно все сильнее развивалось желание постоянно видеть в газетах свое имя, свои портреты. И его угодниками все делалось для того, чтобы каждый день публиковались либо его длиннейшие речи, либо многочисленные фотографии. Разумеется, это происходило не сразу, а постепенно.

 

Своего зятя Аджубея — политически незрелого человека, т. Хрущев превратил в своего рода министра иностранных дел на общественных началах, посылал его для бесед в Соединенные Штаты Америки, Западную Германию и другие страны. А что давали эти поездки? Большей частью они были вредными, а его последняя поездка в Западную Германию могла нанести ущерб нашим отношениям с дружественными социалистическими государствами. Президиуму пришлось принимать меры, чтобы обезвредить развязную и безответственную болтовню этого гастролера. Президиум Центрального Комитета освободил Аджубея от работы редактора газеты «Известия». (Голоса: правильно! Аплодисменты).

 

Еще несколько лет тому назад стиль работы т. Хрущева был другим, и мы отдаем должное его инициативе, энергии. Мы вместе с ним боролись с антипартийной группой Молотова, Кагановича, Маленкова. Мы не забываем и этих заслуг т. Хрущева. Но в последние годы он резко изменился в отрицательную сторону и фактически растерял качества руководителя ленинского типа...

 

И поскольку неправильные действия т. Хрущева стали принимать опасный характер, мы, члены Президиума, сочли необходимым дать им решительный отпор. (Бурные аплодисменты. Голоса: правильно!).

 

Нелегко было это сделать. Не вдруг решился Президиум ЦК пойти на такой шаг. Мы долго и терпеливо искали пути, обсуждали всякие возможности исправить дело. Ведь у т. Хрущева и раньше было немало отрицательных качеств, действий и поступков, и раньше не раз прорывались его опасные замашки...

 

В центре никто, кроме него, не мог заниматься сельским хозяйством, так как т. Хрущев считал себя единственным знатоком сельского хозяйства. Достаточно привести такой факт. Один из членов Президиума ЦК КПСС в беседе с одним из секретарей ЦК КП Казахстана, учитывая имеющиеся у нас трудности с хлебом, сказал: «Хорошо бы, чтобы Ваша Республика дала в этом году побольше пшеницы». После того, как т. Хрущев узнал об этой беседе, он заявил: «Как Вы смеете давать советы по сельскому хозяйству... За сельское хозяйство отвечаю я. Не суйте свой нос».

 

Практика показала, что это самохвальство и зазнайство ни на чем не основано. В своих установках работникам сельского хозяйства на протяжении последних лет т. Хрущев шарахался из одной крайности в другую. Увлекшись кукурузой, он стал навязывать посевы этой культуры всюду, вплоть до северных районов Архангельской области, не считаясь ни с чем и ни с кем. Лишь после горьких уроков начал делать исключения для отдельных районов. Затем им была брошена директива, повсеместно запрещающая сеять травы. И опять лишь после горького опыта он стал давать отбой. То вдруг он делает заявления о нецелесообразности расширять площади под подсолнечником, потом дает команду увеличивать их. То пропагандирует внед­рение в животноводстве так называемой «ёлочки», затем вместо нее рекомендует «карусель». Вот именно: не руководство, а настоящая карусель. (Смех, аплодисменты)...

 

Не вникнув в суть дела, т. Хрущев без всяких к тому оснований поднял на щит такое позорное дело, как рязанское. Вспомните, как он рекламировал опыт очковтирателя и авантюриста Ларионова, предлагавшего выполнить в течение года трехлетний план по заготовкам мяса. Подобным авантюристическим экспериментом был нанесен серьезный урон общественному животноводству колхозов и совхозов. (Речь идет о деле первого секретаря рязанского обкома КПСС А. Ларионова, под руководством которого в 1959 г. область якобы в три раза «перевыполнила» план области по производству мяса и молока. Выполняя призыв «Догнать и перегнать Америку!», и для этого утроить сельхозпроизводство, с которым обратился Н. Хрущев совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик СССР 22 мая 1957 г, первый секретарь Рязанского обкома КПСС Ларионов пообещал за один год утроить государственные заготовки мяса в области. Обещания были утверждены областной партийной конференцией. Для выполнения обещаний по приказу Ларионова был забит весь приплод скота в области за 1959 год, а также большая часть молочного стада и производителей, а также изъят «под расписку» личный скот у колхозников и сделаны закупки скота в соседних областях. В декабре 1959 г. Рязанская область отчиталась о выполнении обещания, что на фоне кризиса сельского хозяйства и острого дефицита продовольствия в Советском Союзе стало известно как «рязанское чудо», Однако в следующем году, из-за то что все резервы были истощены, показатели производства мяса в Рязанской области упали катастрофически, даже по сравнению с результатами «обычных» лет, таким же образом обстояли дела и по молоку. Афера была раскрыта, и 22 сентября 1960 г. А. Ларионов застрелился после того как началось следствие. Прим. Portalostranah.ru).

 

Тов. Хрущев до неприличия захлебывался успехами колхоза села Калиновки — его родины (в Курской области Прим. Portalostranah.ru), хотя, как выясняется, для подъема этого колхоза было затрачено немало государственных средств.

 

Вопреки непомерному хвастовству т. Хрущева, следует откровенно сказать с этой трибуны, что положение в сельском хозяйстве у нас остается неудовлетворительным. За четыре года, с 1959 г. по 1962 год, сельское хозяйство увеличивало свою продукцию в среднем за год на 1,7 процента, против 8 процентов по плану. Неурожай в 1963 году еще более усложнил дело. Поэтому мы имеем известные трудности в снабжении населения мясом, хлебом, крупами и другими продуктами...

 

Придется, разумеется, Центральному Комитету и Правительству тщательно и глубоко разобраться во всех вопросах дальнейшего подъема сельского хозяйства, но заняться этим делом надо не так, как предлагал т. Хрущев в записках, разосланных всем партийным организациям. (Бурные, продолжительные аплодисменты)...

 

Совсем недавно, например, была внесена большая путаница в вопрос о перспективном плане развития народного хозяйства страны. Как известно, Госплан, опираясь на предложения местных партийных, советских органов, предприятий, совнархозов, государственных комитетов, разработал пятилетний план развития народного хозяйства на 1966–1970 годы. Тов. Хрущев внезапно, без серьезного обсуждения, фактически единолично внес предложение заменить проект пятилетнего плана семи- или восьмилетним планом.

 

Цель т. Хрущева в данном случае заключалась в том, чтобы скрыть невыполнение по некоторым важнейшим позициям заданий текущего семилетнего плана.

 

Но разве такая позиция достойна руководителя?..Тов. Хрущев буквально страдал зудом всевозможных реорганизаций и перестроек, слепо верил в какую-то магическую, таинственную силу. А на деле эти перестройки и реорганизации лишь бесцельно дергали людей, сеяли среди них чувство растерянности, неуверенности.

 

Жизнь идет вперед, и по мере развития общества аппарат руководства и управления всеми делами не может оставаться неизменным. Его надо совершенствовать, улучшать. Но при этом необходимо строго соблюдать ленинские указания — не допускать спешки, торопливости, избегать попыток рубить сплеча. В. И. Ленин в свое время не раз предупреждал против такого рода перестроек. Вот подлинные ленинские слова на сей счет: «У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия в своей жизни и не знал» (Том 33, стр. 149). (Смех. Аплодисменты). Вот уж действительно не в бровь, а в глаз! В. И. Ленин, как видите, считал многочисленные необдуманные перестройки сущим бедствием и указывал, что «не в учреждениях, не в переорганизациях, не в новых декретах гвоздь, а в людях и в проверке исполнения» (Том 36, стр. 526). Как нам выбраться из всех этих реорганизаций и перестроек? Только так, как советовал В. И. Ленин. А он говорил следующее: «Надо вовремя взяться за ум.. Из тех учреждений, которые мы уже напекли, выбрать минимум... показать, что мы всерьез чему-нибудь научились в деле государственного строительства...» (Соч., т. 33, стр. 446). Этот путь, указанный великим Лениным, был верным тогда. Он остается единственно правильным и теперь...

 

Особо следует остановиться на проведенной под нажимом т. Хрущева реорганизации областных и краевых партийных и государственных органов по так называемому производственному принципу. Это мероприятие выдается в качестве творческого развития ленинских принципов построения партийного и государственного аппарата, а на деле является отступлением от указаний В. И. Ленина и требований Программы КПСС по этому вопросу. К чему привело создание промышленных и сельскохозяйственных обкомов и облисполкомов? Произошло невероятное переплетение, смешение функций, прав и обязанностей партийных, государственных и хозяйственных органов, параллелизм в их работе. Произошло резкое принижение роли Советов...

 

Несколько замечаний по международным вопросам. Президиум ЦК считает, что генеральная линия партии в международных вопросах правильная, что Центральный Комитет высоко держит знамя престижа нашей страны и знамя борьбы за мир, помогает странам, народам, борющимся за свое национальное и социальное освобождение. Это, мы считаем, не подлежит сомнению — борьба за мир, за обеспечение условий мирной жизни для народов и нашей страны, и наших друзей, и всего мира — является нашим важнейшим делом и ему мы отдаем много сил и энергии.

 

Говоря, однако, о т. Хрущеве, следует отметить, что при решении некоторых вопросов международного порядка он проявлял иногда поспешность и недостаточно серьезный подход. Международная обстановка сейчас сложная. Империалисты, особенно США, наглеют, проводят курс на обострение международной обстановки. Отношения между некоторыми социалистическими странами складываются сложнее, чем были до сих пор. Тут и руководство Компартии Китая проводит раскольническую антипартийную работу. С их антиленинской позицией... мы должны бороться и впредь. В данный момент есть элементы роста национализма в некоторых социалистических странах. В этих условиях следует проводить очень терпеливую, выдержанную, гибкую политику, направленную на то, чтобы укреплять наши связи, дружбу с руководством братских партий, с народами этих стран.

 

Линию нашей партии в международных вопросах мы считаем правильной. Но не надо закрывать глаза на то, что у т. Хрущева бывали выступления, когда он совсем некстати становился в позу этакого наставника, он весьма любил поучать руководителей братских стран в тех случаях, когда этого совершенно не требовалось. Например, едет за границу и поучает там, как сеять кукурузу, как получать высокие урожаи сельскохозяйственных культур. Зачем это делать? И это делалось там, где урожаи часто значительно выше, чем у нас. Это же обижает товарищей. Такая бестактность была допущена почти публично, например, в отношении румынских товарищей...

 

В ходе заседания Президиума ЦК, проходившего под председательством т. Хрущева, он вначале подавал неправильные реплики, фактически отрицающие критические положения. Мы старались поправить его. В результате единодушной критики, единого выступления всех товарищей, резкого и решительного осуждения всех его ошибок т. Хрущев признал правильной критику в свой адрес. При этом он заявил, что обсуждение на Президиуме вопроса о его деятельности свидетельствует о том, что Президиум, строго следуя указаниям XX съезда КПСС, на деле придерживается ленинских принципов коллективного руководства, ленинских принципов внутрипартийной демократии. Тов. Хрущев признал, что возраст и состояние его здоровья не позволяют ему выполнять обязанности, которые возложены на него, и обратился с просьбой освободить его от занимаемых постов. Он обратился в Центральный Комитет с заявлением следующего содержания:

 

«ЦК КПСС. Товарищи члены ЦК КПСС, кандидаты в члены ЦК КПСС, члены Центральной Ревизионной комиссии КПСС!

 

В связи с преклонным возрастом и учитывая состояние моего здоровья, прошу ЦК КПСС удовлетворить мою просьбу об освобождении меня от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР. По изложенным выше причинам я не могу выполнять ныне возложенные на меня обязанности.

 

Обещаю Центральному Комитету КПСС посвятить остаток своей жизни и сил работе на благо партии, советского народа, на благо построения коммунизма. Хрущев».

 

Признавая правильной критику в его адрес, т. Хрущев просил разрешить ему не выступать на Пленуме Центрального Комитета.

 

Президиум ЦК рассмотрел заявление т. Хрущева и пришел к выводу, что т. Хрущев не обеспечивает правильного руководства работой, что он не в состоянии исправить положение и потому необходимо освободить его от поста и Первого секретаря ЦК, и члена Президиума ЦК, и Председателя Совета Министров СССР. (Бурные, продолжительные аплодисменты).

 

Президиум ЦК КПСС принял и вносит на ваше рассмотрение следующий проект постановления:

 

«О т. Хрущеве Н. С. Признать, что в результате ошибок и неправильных действий т. Хрущева, нарушающих ленинские принципы коллективного руководства, в Президиуме ЦК за последнее время создалась совершенно ненормальная обстановка, затрудняющая выполнение членами Президиума ЦК ответственных обязанностей по руководству партией и страной.

 

Тов. Хрущев, занимая посты Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР и сосредоточив в своих руках большую власть, в ряде случаев стал выходить из-под контроля ЦК КПСС, перестал считаться с мнением членов Президиума ЦК и членов ЦК КПСС, решая важнейшие вопросы без должного коллективного обсуждения.

 

Проявляя нетерпимость и грубость к товарищам по Президиуму и ЦК, пренебрежительно относясь к их мнению, т. Хрущев допустил ряд крупных ошибок в практическом осуществлении линии, намеченной решениями XX, XXI и XXII съездов КПСС. Пленум ЦК КПСС считает, что при наличии отрицательных личных качеств как работника, проявившихся за последнее время, преклонном возрасте и ухудшении здоровья т. Хрущев неспособен исправить допущенные им серьезные ошибки.

 

Учитывая также поданное т. Хрущевым заявление, Пленум Центрального Комитета КПСС постановляет:

 

1. Удовлетворить просьбу т. Хрущева об освобождении его от обязанностей Первого секретаря, члена Президиума ЦК и Председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья.

 

2. Признать нецелесообразным в дальнейшем объединять в одном лице обязанности Первого секретаря ЦК и Председателя Совета Министров СССР». (Бурные, продолжительные аплодисменты).

 

Товарищи! Наша партия могуча, сильна и способна решительно и смело устранить ошибки, допущенные т. Хрущевым в руководстве партией и страной. Мы стоим и будем твердо стоять на позициях марксизма-ленинизма, защищали и будем защищать исторические решения XX, XXI, XXII съездов партии, Программу КПСС. Мы принимаем с вами ответственное решение, и мы должны сделать все для того, чтобы наша ленинская партия стала в результате этого еще более крепкой, единой, монолитной, боеспособной, успешно решала бы великие задачи построения коммунизма в нашей стране. (Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают).

 

Председательствующий т. Брежнев. Как будем поступать дальше? Какие предложения?

 

ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Все ясно. Предлагаем прений не открывать. Из сообщения Президиума ЦК все ясно. Давайте приступим к принятию постановления.

 

Председательствующий т. Брежнев. Есть предложение принять проект постановления за основу. Нет возражений?

 

ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Нет.

 

Председательствующий т. Брежнев. Проект принимается за основу. Есть ли какие-либо дополнения или изменения?..

 

т. Пегов (на тот момент член ЦК КПСС и посол в Алжире, до того — секретарь президиума верховного совета СССР, а еще раньше кандидат в члены президиума ЦК КПСС и секретарь ЦК КПСС Прим. Portalostranah.ru). Можно дополнение? Тов. Хрущев допустил неправильные действия. Я вношу дополнение в том отношении, что там все сказано только в отношении Президиума ЦК, а ведь принижена была роль не только Президиума, но и ЦК.

 

ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Правильно.

 

Председательствующий т. Брежнев. Я думаю, что стоит принять, потому что это так и есть. Нет возражений? Нет.

 

т. Аристов (на тот момент член ЦК КПСС и посол в Польше, разжалованный за два года до того Хрущевым с должности члена президиума ЦК КПСС Прим. Portalostranah.ru). У меня есть дополнение. Предлагаю указать в постановлении о том, что т. Хрущев плохо оправдывал доверие ЦК. Такое дополнение поднимет авторитет ЦК и будет на будущее иметь огромное воспитательное значение для всей партии.

 

Председательствующий т. Брежнев. Нет возражений? Нет. Давайте учтем это дополнение при окончательном редактировании постановления. Еще какие замечания по проекту будут? Нет. Позвольте голосовать в целом. Кто за то, чтобы принять это решение, прошу поднять руки. Прошу опустить. Кто против? Кто воздержался? Таким образом, члены ЦК принимают постановление единогласно. (Бурные, продолжительные аплодисменты).

 

Товарищи, у нас присутствуют и кандидаты в члены ЦК и члены Ревизионной комиссии. Имеют ли они желание проголосовать это решение? (ГОЛОСА: просим). Тогда, товарищи, позвольте проголосовать всем вместе. Кто за это предложение, прошу поднять руки. Прошу опустить. Кто против? Принято единогласно. (Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают). Президиум ЦК считал бы необходимым для печати ограничиться только одним пунктом постановления. Что касается партии, то мы доведем до сведения всей нашей партии об этом Пленуме. В какой форме это сделать? Это пусть Секретариат подумает.

 

ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Правильно!» Конец цитаты. (Цитаты выдержек из стенографического отчета пленума ЦК КПСС 14 октября 1964 г. даны по журналу российской гос. архивной службы «Исторический архив» № 1 за 1993 г. imwerden.de/publ-2376.html).

Как работали советские СМИ в дни отставки Хрущева

 

И здесь мы перейдем к основной теме нашего обзора как работали советские средства массовой информации — радио и газеты в дни отставки Хрущева, как освещали эту самую отставку.

 

Итак, пленум ЦК КПСС отправил Н. Хрущева в отставку, как нарушающего принципы «коллективного руководства», и того, кто не сможет «из-за отрицательных личных качеств исправить допущенные им серьезные ошибки», хотя и «в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья». Однако населению СССР о критике в адрес Хрущева, на основании которой он был уволен, было решено не сообщать.

 

Как было видно из стенограммы пленума, приведенной выше, на нем Л. Брежнев предложил опубликовать в печати из постановления пленума только пункт «удовлетворить просьбу т. Хрущева об освобождении его от обязанностей первого секретаря, члена президиума ЦК и председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья».

 

Таким образом, полный текст постановления пленума, как и его стенограмма были засекречены. Согласно последовавшему решению секретариата ЦК, полный текст решения пленума, как и его стенограмма, были в двухнедельный срок разосланы под грифом «Строго секретно. Снятие копий воспрещается, подлежит возврату в 3-месячный срок в ЦК КПСС» только членам и кандидатам в члены ЦК, а также первым секретарям республиканских, областных и краевых партийных органов, и в отделы ЦК КПСС.

 

Пресса же в СССР, как и всегда на тот момент, и в случае с историей отставки Хрущева, не исполнила основной функции масс-медиа, которая заключается в исчерпывающем и открытом информировании аудитории. Ведь она, советская пресса, если не считать пары самых последних лет до краха СССР, и не ощущала себя средством информации, а только подручным властей, — подручным, большей частью, донельзя забитым и запуганным этими властями, хотя и прикормленным.

 

Как мы напомнили выше, 13 и 14 октября 1964 г. были днями, богатыми на события на советском политическом олимпе — в эти два заседал президиум ЦК КПСС, увольнявший Н. Хрущева, но советские, с позволения сказать, «журналисты» и в эти дни, как обычно, лишь ловили команды советских бонз, чтобы точнее передать получаемые команды нижестоящему населению — и в этом видели свое предназначение, и даже особенно не тяготились своим незавидным статусом. Об этом совершенно без всяких умолчаний рассказано, например, в мемуарах Валентины Железняковой-Хмельницкой, бывшего выпускающего редактора главной редакции информации Всесоюзного радио — советского радиовещания. Мемуары Железняковой-Хмельницкой были опубликованы в сборнике «Позывные тревог и надежд. «Маяк». 40 лет в эфире», посвященному 40-летию радиостанции «Маяк», и изданной в Москве при участии самой радиостанции в Москве, в 2004 г. Процитируем эти мемуары насчет того, что делалось в редакции новостей Всесоюзного радио в дни отставки Хрущева:

 

«Октябрь 1964 года. В ночь с 13-го на 14-е мне, редактору отдела выпуска Главной редакции информации («Последние известия» на Первой программе Всесоюзного радио и информационные выпуски на радиостанции «Маяк»), предстояло обычное дежурство. На смену я пришла на час раньше: надо внимательно почитать подшивку новостей за день, чтобы, как говорится, быть в курсе. В редакции, как всегда в вечерние часы, непривычно тихо. Не хлопают ежеминутно двери отделов. Не стучат как пулеметчицы машинистки-асы. Лениво отбивает информацию телетайп. Дежурный выпускающий редактор спокойно кладет на стол ведущего (редактора) поступающую с мест от корреспондентов информацию. В мягких домашних тапочках (готовность № 1) наш курьер тетя Шура — ей предстоит всю ночь носить выпуски «Маяка» и «Последних известий» в эфирную студию, расположенную этажом ниже.

 

Свое законное место на большом подоконнике заняли мой термос с кофе и бутерброды: ведь смена длилась с 23-х до 8 часов утра. В огромном окне с видом на Кремль — яркие огни вечерней Москвы (тогда советское центральное радиовещание размещалось на улице Пятницкая 25, у метро Новокузнецкая Прим. Portalostranah.ru). Расположившись на мягком диване, который предназначался для редких минут отдыха, я начала листать подшивку, как вдруг меня вызвали к главному редактору. Именно «вдруг», потому что в такое время шефа не должно быть в редакции.

 

В его кабинете — двое крепких молодых мужчин одинаково штампованной внешности. Главный представляет меня и говорит, что я — ответственная за ночной эфир 1-й программы и «Маяка». Всё. Никаких ЦУ (т.е. «ценных указаний» — советский сленг. Прим. Portalostranah.ru). «Иди, работай!».

 

А время поджимает: надо делать выпуск «Маяка» на 23 часа 30 минут. Внимательно просматриваю поступившую на стол редактора почту. Где-то перевыполнили план по производству чугуна. Где-то начали намного раньше прошлогоднего сев озимых. В одном из ведущих театров Москвы — нашумевшая премьера. Новости из-за рубежа — их заранее готовили редакторы-международники. И, наконец, о спорте и о погоде. Безусловно, в самом начале любого информационного выпуска — официальная хроника советского информационного агентства) ТАСС: кого принял в Кремле 1-й секретарь ЦК КПСС товарищ Хрущев, какие состоялись переговоры. Цитата из материалов очередного Пленума ЦК, разъясняющая народу цели и задачи на ближайшую пятилетку. Собрав всю необходимую информацию, иду диктовать выпуск дежурной машинистке. Выпуск готов, и тетя Шура бесшумно несет его в студию. Сажусь на свое рабочее место. Двое молодцов, с которыми меня «познакомил» в начале смены главный, сидят на диване. Через 15 минут — снова эфир.

 

Где-то в районе часа ночи, проходя мимо приемной Председателя Комитета, вижу, что на стене справа от двери, где обычно висела табличка с фамилией Харламова Михаила Аверкиевича, пустое место. Ну, думаю, хозяйственники решили подновить ее, воспользовавшись командировкой Председателя (забавно, что наименование должности Председатель Комитета в цитируемых мемуарах Валентины Железняковой-Хмельницкой везде с большой буквы, советское чинопочитание. А что касается существа вопроса, то, на самом деле, Харламов к тому времени был уже смещен новым руководством страны, как слишком лояльный Хрущеву, хотя Хрущев формально еще оставался на своем посту Прим. Portalostranah.ru). Возвращаюсь на место — «мальчики» по-прежнему напряженно сидят на диване и внимательно смотрят в мою сторону. Приступаю к очередному выпуску.

 

Но телефонный звонок прерывает мою работу: незнакомый мужской голос просит меня незамедлительно с готовым выпуском «Маяка» зайти в приемную Председателя. Как? Ведь он за границей! Начинаю немного волноваться. Что происходит? Телетайп молчит. Информация с мест самая мирная. Никаких сообщений и заявлений ТАСС. Сон, уже потихоньку подкрадывающийся, но спугнутый чашечкой домашнего крепкого кофе, как рукой сняло. Расстояние до приемной — в минуте ходьбы. Чувствую, что ноги деревенеют.

 

Впервые за годы работы вхожу в полуосвещенную приемную. Чуть левее — кабинет. Мне кажется в нем холодно и неуютно. Но мне навстречу из-за стола спешит, улыбаясь, среднего роста, худощавый мужчина с лицом, как мне показалось в первую минуту, похожим на писателя Николая Островского. «Здравствуйте! Я — Николай Николаевич Месяцев. А вы, как я понимаю, выпускающий редактор Главной редакции информации. Садитесь. Покажите мне выпуск  «Маяка», который подготовлен для эфира». Берет выпуск и с первой же страницы что-то решительно вычеркивает, именно вычеркивает, а не правит. С моего места мне не видно, что именно. Через пару минут он возвращает мне материалы и говорит: «С этого часа каждый информационный выпуск, прежде чем отнести его в студию, приносите мне на визу. Да, и внимательно посмотрите мою правку. Можете идти работать».

 

Никакого диалога. Да и монолога тоже. Никаких объяснений и указаний. По-военному сдержанно и в то же время довольно доброжелательно. Выйдя из кабинета, я тут же открываю выпуск и вижу: на первой странице официальной хроники вычеркнуты имя и должность 1-го секретаря ЦК КПСС товарища Хрущева. Вместо этого просто: «Сегодня в Кремле состоялась встреча с...»

 

Идти за тетей Шурой времени нет. Надо самой срочно отнести материал в студию. До эфира чуть меньше 10 минут. Привычным маршрутом спускаюсь на 3-й этаж и направляюсь в студию. Но дорогу мне преграждают незнакомые молодые люди «в штатском» и просят предъявить пропуск. Какой ещё пропуск? У меня «горит» эфир! Выручает дежурный диктор, который берет у меня выпуск и тут же идет в студию.

 

Справедливости ради надо сказать: у меня, как и у всех выпускающих редакторов, пропуск был. На его развороте стоял скромный ромбик, который и давал мне право в экстремальных и чрезвычайных обстоятельствах входить в студию даже во время чтения новостей, правда, предварительно сняв обувь, чтобы не нарушить идеальной студийной тишины, и положить текст перед диктором. Но пропуск был наверху.

 

Бегу к себе в отдел делать следующий выпуск. Но уже без фамилии 1-го секретаря ЦК КПСС, без ссылок на его имя в материалах Пленума. Остальное всё, как было. Мысли работают в режиме «молния». Где я раньше могла видеть Николая Николаевича? И фамилия его «на слуху». Однако размышлять некогда! И все-таки: почему он вычеркнул фамилию самого Хрущева?

 

Выпуск готов. Спешу в приемную. Краем глаза отмечаю, что таблички с фамилией Харламова по-прежнему нет. А Николай Николаевич уже освоился, пиджак снял, читает и без единой правки возвращает. Молча. Я опять бегу к дикторам и, уже наученная горьким опытом, вручаю им текст, не пересекая условной границы. И так, по отработанной схеме (рабочий стол — машбюро-приемная — студия) я делаю эфир каждые полчаса и на три часа ночи (время московское) выпуск (последних известий) для жителей Дальнего Востока на 1-ю программу. Наконец, Николай Николаевич, в очередной раз завизировав «Маяк», сказал: «Всё правильно! В следующий раз принесете мне на визу утренний 8-часовой на 1-ю программу».

 

Насколько я помню, никаких официальных сообщений ТАСС в эту ночь не давал. За окном осторожно светлело, а над Кремлем, как всегда, ярко горели рубиновые звезды. Без единой правки завизирован и сдан последний в мою смену 8-часовой эфир. Смена заканчивалась. Недопитый кофе вместе с подсохшими бутербродами спрятан в сумку. Дослушав с эфира выпуск, пошла домой спать. Выйдя на свежий воздух, увидела на стоянке служебных автомобилей несколько черных «Волг» с иногородними номерами. Кого они привезли так рано? Но усталость брала свое, сильно хотелось спать...

 

Часов в 12 дня меня разбудил настойчивый телефонный звонок. Главный срочно велел приезжать в редакцию. Боже, что случилось?! Ошибка в эфире? Беру такси и еду на Пятницкую. «Сейчас мы пойдем к Председателю Комитета Николаю Николаевичу Месяцеву. Ты с ним уже знакома, вы вместе работали этой ночью», — говорит шеф.

 

Николай Николаевич, так и не уходивший с работы, пожимает мне руку и благодарит «за профессиональность, смекалку и ...умение не задавать лишних вопросов».

 

Я выхожу из приемной и вспоминаю, что Месяцев — это теперь уже бывший 1-й секретарь ЦК ВЛКСМ (Месяцев, назначенный тогда новым руководством председателем государственного комитета совета министров СССР по радиовещанию и телевидению, проработал на этом посту до 1970 г., но затем попал в опалу и был отправлен на посольскую работу Прим. Portalostranah.ru). Быстро возвращаюсь в редакцию, открываю подшивку новостей и читаю сообщение ТАСС: 14 октября внеочередной Пленум ЦК КПСС освободил от обязанностей 1-го секретаря ЦК КПСС и члена Президиума ЦК КПСС товарища Хрущева Н.С. за проявление субъективизма и волюнтаризма». Конец цитаты.

 

Напомним, в предназначенных для населения СССР и внешнего мира, т.н. открытых, бюллетенях ТАСС тогда сообщил, что Хрущев освобожден от занимаемых должностей «в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья». И это произошло, конечно, не днем 14 октября 1964 г., как пишет советская редакторша, конечно, путая немного датировку — а несколько позднее, 15 октября 1964  г., ведь пленум начался только вечером 14 октября.

 

Что же касается запомнившейся редакторше формулировки причин отставки в бюллетене ТАСС — «за проявление субъективизма и волюнтаризма», то, возможно, высокопоставленная редакторша Всесоюзного радио имела тогда доступ к каким-либо закрытым информационным бюллетеням ТАСС (отметим, что советское информационное агентство, наряду с основными, долгие годы выпускало и бюллетени для очень ограниченного круга номенклатурных подписчиков — например, т.н. «белый ТАСС» — выходивший в считанных экземплярах вестник для ориентирования советских главных редакторов, в котором давались корреспонденции ТАСС из-за границы, обзоры международной печати, в том числе о положении в СССР — не предназначенные для публикации внутри стран; или т.н. бюллетень Особой информации — ОСИ — в всех этих бюллетенях подавалась реальная информация).

 

Но для населения советские медиа сообщили об отставке Хрущева только на следующий день, 15 октября 1964 — и очень коротко. Сначала в силу технологии медиа сообщило советское радио — Всесоюзное радио (где как раз и служила Валентина Железнякова-Хмельницкая, мемуары, которой мы процитировали выше), и далее, как раз, мы можем послушать довольно редкую запись — фрагмент выпуска новостей — т.н. «последних известий» Всесоюзного Радио об отставке Хрущева. Данная запись от 15 октября 1964 г. «последних известий» Первой программы (отметим попутно, что Второй программой Всесоюзного радио с 1 августа 1964 г. считалась радиостанция «Маяк», форма выпусков новостей, т.н. информационных выпусков, которой была другой и читалась одним диктором. Другие центральные программы Всесоюзного радио по состоянию на 1964 г.: литературно-музыкальная, художественная — Третья, и Четвертая — музыкальная в стереозвуке, и не выпускали своих выпусков «последних известий», как и запущенная в апреле 1963 г. Пятая программа — программа для советских специалистов, работающих в зарубежных странах, моряков и рыбаков, находящимся в плавании, которая хотя и была программой общего характера, но ретранслировала «последние известия» Первой программы и информационные выпуски «Маяка»).

 

В сообщении «последних известий от Первой программы Всесоюзного радио от 15 октября 1964 г. (также слушайте аудиофайл, запись американского wilsoncenter) говорилось:



«Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза удовлетворил просьбу товарища Хрущева Никиты Сергеевича об освобождении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья. Пленум ЦК КПСС избрал Первым секретарем ЦК КПСС товарища Брежнева Леонида Ильича». Конец цитаты (написание должностей и титулование советских бонз дано по аналогичному текста сообщения, опубликованному в советских газетах). Далее в приведенном выпуске «последних известий» Первой программы Всесоюзного радио следовало сообщение о том, что на заседании президиума верховного совета СССР под председательством А. Микояна был рассмотрен вопрос о председателе совета министров СССР (на должность был назначен А Косыгин).

 

Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №247 (14717), за 16 октября 1964 года с сообщением об отставке Хрущева и избранием Брежнева, а также Косыгина; Хотя отставка Хрущева и избрание Брежнева состоялись еще вечером 14 октября, на прошедшем в тот день пленуме ЦК КПСС, советские газеты впервые сообщили об этом только 16 октября 1964 года (советские радио сообщило об отставке Хрущева чуть раньше - 15 октября 1964 года).

Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №247 (14717), за 16 октября 1964 года с сообщением об отставке Хрущева и избранием Брежнева, а также Косыгина; Хотя отставка Хрущева и избрание Брежнева состоялись еще вечером 14 октября, на прошедшем в тот день пленуме ЦК КПСС, советские газеты впервые сообщили об этом только 16 октября 1964 года (советские радио сообщило об отставке Хрущева чуть раньше - 15 октября 1964 года).

При этом Хрущев не упоминался в советской прессе с 14 октября, и до сообщения об отставке.

После сообщения об его отставке, упоминания о Хрущеве уже на долгие годы исчезли из советской печати, хотя в первые годы после отставки Хрущева в советской прессе иногда и публиковалась критика его политики.

Советские газеты сообщили о пленуме и утвержденных на нем отставке Н. Хрущева и избрании Л. Брежнева еще позднее советского радио — только 16 октября 1964 г, т.е. через день после окончания пленума. До того в советских газетах не было ни слова об отставке Хрущева, однако уже с 14 октября 1964 г. имя Хрущева в советских газетах не упоминалось, хотя формально он еще был главой советского режима (такое игнорирование Хрущева было аналогично такому же игнорированию этого еще действующего главы коммунистической партии и государства и на советском радио в те дни — как происходило вычеркивание тогда имени Хрущева из выпусков новостей Всесоюзного радио мы рассказали на примере мемуаров советской функционерши выше).

 

Интересно при этом что, что 15 октября 1964 г. вообще не вышел т.н. вечерний московский выпуск второй по значению советской газеты «Известия» (вечерний московский выпуск — это второй выпуск дня данной газеты, публиковавшийся с 1960 по 1990 гг. по вечерам только для Москвы и области, в отличие от утреннего выпуска, выходившего на всю страну). 14 и 15 октября главной темой советских газет было успешное возвращение с орбиты космонавтов корабля «Восход» (позже известного как корабль «Восход-1», эта первая в мире космическая экспедиция из нескольких человек, а именно трех, длилась 12-13 октября 1964 г.), а также давно запланированный и по совпадению начавшийся в те дни визит в СССР президента коммунистической Кубы Освальдо Дортикоса ((Osvaldo Dorticós Torrado). Но и в случае с прибытием Освальдо Дортикоса газеты умудрились не упоминать Хрущева, пользуясь тем, что встречал Дортикоса в аэропорту Микоян и Подгорный, но не Хрущев. Брежнева при этом тоже не упоминали, т.к. о новом статусе Брежнева в качестве главы режима еще не было объявлено.

 

Наконец, 16 октября 1964 г. советскими газетами было опубликовано сообщение об отставке Хрущева и избрании новых руководителей — Брежнева и Косыгина (в случае Всесоюзного радио это произошло, как упоминалось выше. 15 октября 1964 г.). После этого имя Хрущева снова перестало упоминаться уже на долгие годы. При этом 17 октября 1964 г. главные советские газеты «Правда» и «Известия» (последняя указывав ,что это перепечатка из «Правды») одновременно опубликовали передовую статью под заголовком «Незыблемая ленинская генеральная линия КПСС». В этой передовой статье не упоминались ни отправленный в отставку Хрущев, ни сменившие его новые руководители, но она может считаться этакой первой декларацией о намерениях пришедших к власти вождей. В статье говорилось о продолжении линии на строительство коммунизма, сохранение мира, но не только. Цитируем выдержки:

 

«Монолитное единство партии, ее непоколебимую верность ленинским заветам с новой силой продемонстрировал состоявшийся 14 октября Пленум Центрального Комитета КПСС.

 

Объединяя и направляя творческую активность масс к единой великой цели, партия руководствуется точным компасом — животворной марксистско-ленинской теорией. Она глубоко анализирует сложные процессы экономической, политической и культурной жизни, вырабатывает на этой основе правильные решения. Ленинская партия — враг субъективизма и самотека в коммунистическом строительстве. Ей чужды прожектерство, скороспелые выводы и поспешные, оторванные от реальности решения и действия, хвастовство и пустозвонство, увлечение администрированием, нежелание считаться с тем, что уже выработали наука и практический опыт. Строительство коммунизма — дело живое, творческое, оно не терпит канцелярских методов, единоличных решений, игнорирования практического опыта масс.

 

Партия учит свои кадры, всех коммунистов строить работу по-ленински, всегда и во всем опираться на народ, высоко нести светлую ленинскую веру в силы и разум народа.

 

Жизнь и деятельность партии определяется теми принципами и нормами, которые разработаны В. И. Лениным, проверены, подтверждены и обогащены историческим опытом многих десятилетий. Коллективность руководства — важнейший из этих принципов, испытанное оружие, величайшее политическое достояние нашей партии. В умении организовать и направить усилия масс на решение главных задач, в искусстве соединять воедино таланты, знания и опыт миллионов — сила и непобедимость партийного руководства.

 

Только на основе ленинского принципа коллективности руководства можно направлять и развивать растущую творческую инициативу партии и всего народа. Только опираясь на этот принцип, можно правильно анализировать обстановку, трезво, объективно, без зазнайства оценивать достигнутые успехи, видеть недостатки, своевременно и до конца их устранять». Конец цитаты.

 

Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №249 (14719), за 17 октября 1964 года, и здесь помещена перепечатка передовой статьи из газеты «Правда» за тот же день под заглавием «Незыблемая ленинская генеральная линия КПСС», которую можно считать первой прозвучавшей в советской печати после отставки Хрущева критикой его политики (но без называния конкретной фамилии).

Первая страница одной из главных советских центральных газет «Известия», №249 (14719), за 17 октября 1964 года, и здесь помещена перепечатка передовой статьи из газеты «Правда» за тот же день под заглавием «Незыблемая ленинская генеральная линия КПСС», которую можно считать первой прозвучавшей в советской печати после отставки Хрущева критикой его политики (но без называния конкретной фамилии).

Хотя при этом словечка «волюнтаризм» в качестве критического эпитета его политики тогда еще не прозвучало.

Подчеркивание в вышеупомянутой передовой статье от 17 октября 1964 г. необходимости коллективности руководства и необходимости искоренения «прожектерства, принятия оторванных от реальности решений и действий» можно считать первой прозвучавшей в советской печати после отставки Н. Хрущева критикой его политики (но без называния конкретной фамилии). Хотя при этом словечка «волюнтаризм» в качестве критического эпитета его политики тогда еще не прозвучало (сравните: в советском фильме «Кавказская пленница», вышедшем спустя три года, в 1967 г., словечко «волюнтаризм» уже было, говоря современным языком, мемным. Вспомним диалог из данного фильма: «Это, как его, волюнтаризм! — В моем доме попрошу не выражаться!»). В то же время упоминание Л.Брежнева на посту первого секретаря ЦК КПСС в советских газетах за 17 октября 1964 г ограничилось только упоминанием, что во время проводов находившегося в те дни в СССР президента коммунистической Кубы Освальдо Дортикоса «на фронтоне аэровокзала (были вывешены) портреты товарищей Фиделя Кастро, Освальдо Дортикоса, Л. И. Брежнева, А. И. Микояна». При том, что в тот же день в газетах была опубликована большая речь председателя верховного совета СССР Микояна на проводах Дортикоса (Микоян отправится со своего поста на пенсию спустя год — в декабре 1965 г., его сменит Н. Подгорный, тогда один из самых пылких сторонников прихода к власти Брежнева).

 

И здесь закончим этот наш обзор о советских нравах.

 

Этот обзор был подготовлен Portalostranah.ru по следующим документальным источникам:

 

Касательно работы советских СМИ в дни отставки Хрущева: номерам главных советских газет — органа ЦК КПСС «Правда» и органа президиума верховного совета СССР (марионеточного советского парламента) «Известия» за октябрь 1964 г., в частности № 246 (14716) за 14/10/1964 и № 247 (14717) за 16/10/1964 газеты «Известия», № 289 (16875) за 15/10/1964 и № 290 (16876) 16/10/1964 газеты «Правда»; выпуска новостей Всесоюзного радио за 15/10/1964 (в аудиофайле — запись американского wilsoncenter); мемуаров Валентины Железняковой-Хмельницкой, в 1964 г. выпускающего редактора главной редакции информации Всесоюзного радио — советского радиовещания (мемуары Железняковой-Хмельницкой были опубликованы в сборнике «Позывные тревог и надежд. «Маяк». 40 лет в эфире», посвященному 40-летию радиостанции «Маяк», и изданной при участии самой радиостанции в Москве, в 2004 г.).

 

Касательно обстоятельств отставки Н.Хрущева: Постановлению президиума ЦК КПСС «О возникших вопросах по поводу предстоящего Пленума ЦК КПСС и разработок перспективного народнохозяйственного плана на новый период» (Цитата текста постановления по журналу российской гос. архивной службы «Исторический архив» № 1 за 1993 г. imwerden.de/publ-2376.html); воспоминаниям П. Шелеста «Да не судимы будете. Дневники и воспоминания члена политбюро ЦК КПСС», Москва 1994 г.; Рабочей протокольной записи заседания Президиума ЦК КПСС 13 и 14 октября 1964 г. (Цитата по публикации Фонда Яковлева alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/1002357); заявлению Н. Хрущева об отставке (публикация по сайту российской гос. архивной службы portal.rusarchives.ru/publication/hrushev.shtml); постановлению президиума ЦК КПСС от 14 октября 1964 г. (Цитата текста постановления по журналу российской гос. архивной службы «Исторический архив» № 1 за 1993 г. imwerden.de/publ-2376.html); стенографическому отчету пленума ЦК КПСС 14 октября 1964 г. (Цитаты даны по журналу российской гос. архивной службы «Исторический архив» № 1 за 1993 г. imwerden.de/publ-2376.html);

 

другим материалам.

 

 



Опубликовано28022019       Portalostranah



Избранное с сайта на
неделю: тексты, аудио,
видео:
(Из рубрики «Вещая поверх границ» №26). Дебаты в британском парламенте о глушении СССР Русской службы BBC. 1949 год
 
Начало истории с глушением передач Русской службы Британской вещательной корпорации BBC.
Подробнее...
Осень в Японии – взгляд из Японии
 
Обзор об осени в Японии по японским источникам – специфика и еда этого сезона.
Подробнее...
Самая острая кухня мира!? Но знакомство индийской кухни и красного перца чили произошло совсем недавно
 
Как известно, азиатская кухня, в частности индийская и корейская, считаются одними из самых острых кухонь в мире.
Подробнее...




 

География посетителей

Также по теме