Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Про полковника Сандерса при его жизни. Журнал «Америка» 1972 год


О полковнике Сандерсе - основателе KFC.

Об этом вдвойне интересней узнать из легендарного журнала «Америка» (издавался правительством США на русском языке в 1946-1993 гг.), причем вышедшего еще при жизни полковника.

Страница цитируемой здесь статьи про полковника Сандерса и KFC из журнала «Америка», русский язык, № 185, за март 1972 г.

Страница цитируемой здесь статьи про полковника Сандерса и KFC из журнала «Америка», русский язык, № 185, за март 1972 г.

На иллюстрации, сопровождающей статью, мы видим шаржированное изображение полковника Сандерса с куриной ножкой в руках, а также наполненное золотыми яйцами «ведерко» KFC с девизом it's finger lickin good («пальчики оближешь») и с тогдашним официальным изображением чуть более молодого, чем принято изображать сейчас, полковника Сандерса.

Также отметим, что тогда название бренда писалось не по аббревиатуре KFC, а полностью Kentucky Fried Chicken, т.е. «Жареный цыпленок из Кентукки». Затем, после того как Kentucky Fried Chicken стала глобальной компанией, носящее несколько провинциальный оттенок название бренда стали сокращать до аббревиатуры.

Бренд куриных ресторанов быстрого питания KFC — Kentucky Fried Chicken, т.е. «Жареный цыпленок из Кентукки» является одним из самых узнаваемых и самых близких широких массам по всему миру (в силу своей глобальной распространенности) американских брендов. А изображение основателя KFC полковника Сандерса (Harland David Sanders), благодаря тому, что служит и логотипом данной ресторанной сети (2019 г.), несомненно, всемирно известно.

 

Но кем был полковник Сандерс? Об этом вдвойне интересней узнать из легендарного журнала «Америка» (издавался правительством США на русском языке в 1946-1993 г.), причем вышедшего еще при жизни полковника. Отметим, что полковник Сандерс скончался в 1980 г., в возрасте 90 лет, в почете и уважении (от т воспаления легких) в городе Луисвилл, штат Кентукки, США. Мы упоминаем об этом прежде, т.к. в цитируемой публикации из журнала «Америка», рус. яз., № 185, за март 1972 г., по понятным причинам это не отражено. Однако рассказана вся история жизни полковника Сандерса и история создания им бренда KFC (отметим, что в 1972 г. советские граждане и не слышали о KFC, и это сокращение не присутствовало в русскоязычном социуме — именно поэтому переводчики журнал «Америка» перевели это сокращение несколько неуклюже КФЧ. Первые рестораны KFC появились в уже постсоветской России только в 1993 г., в сотрудничестве с местной компаний «Росинтер», вследствие чего рестораны KFC в России первое время работали под брендом «Ростик’с». Естественно, что и фамилия Сандерса в 1972 г. в русскоязычном социуме не была слишком известна, поэтому переводчики журнала «Америка» перевели ее как Сэндерс).

 

Страница цитируемой здесь статьи про полковника Сандерса и KFC из журнала «Америка», русский язык, № 185, за март 1972 г.

Страница цитируемой здесь статьи про полковника Сандерса и KFC из журнала «Америка», русский язык, № 185, за март 1972 г.

Здесь выделены две важнейших услуги Сандерса на благо KFC:

в 1939 году полковник сделал открытие, ставшее «историческим» в кулинарных кругах (он решил жарить цыплят под давлением в скороварках, добиваясь при помощи этой новой технике приготовления прекрасного вкуса и одновременно быстроты готовки блюда - при клиенте);

а после 1964 г. Сандерс в образе седовласого джентльмена в очках, с усами и бородкой, стал - что называется - лицом компании.

Статья в журнале «Америка имеет название «Курочка, которая снесла золотое яичко». Статья была первоначально, в 1970 г., была опубликована по-английски в журнале «Нью-Йоркер» (The New Yorker, нью-йоркский и всеамериканский литературно-публицистический журнал, выходит с 1925 г. и поныне — 2019 г.). Автор статьи: Уилльям Уитуорт. Журнал «Америка» перевел статью на русский с небольшими сокращениями.

 

Итак, в статье говорится:

 

«Полковник Харланд Сэндерс всегда чем-то озабочен, хотя тому и нет видимой причины. Фортуна относится к нему весьма благосклонно: он нажил состояние, приобрел известность, пользуется всеобщей любовью среди своих соотечественников. Полковнику скоро исполнится 82 года.

 

Созданная им когда-то «единоличная» фирма «Кентукки фрайд чикен» (КФЧ) превратилась в один из гигантов американской пищевой промышленности, охватывающий множество лицензированных предприятий. Полковник снискал себе репутацию не только талантливого коммерсанта, но и мастера своего дела: приготовленные по его рецепту жареные цыплята — очень вкусные и сочные. Таких не сыщешь в нью-йоркских ресторанах, да и на Юге найдешь далеко не всюду.

 

Дело свое полковник продал в 1964 году, хотя до сих пор входит в состав правления фирмы и получает приличную сумму за то, что выступает в качестве консультанта и представителя фирмы по внешней информации. Полковник не имеет больше непосредственного отношения к управлению делом, но для всех руководителей фирмы и для всех владельцев лицензированных закусочных (т.е закусочных, работающих по франшизе; напомним, франшиза — это когда одна сторона передает другой стороне за плату право на определенный вид бизнеса, используя разработанную бизнес-модель его ведение Прим. Portalostranah.ru) он остается неоспоримым авторитетом. Они преклоняются перед его кулинарным талантом, уважают его как создателя продукта, обогатившего лично их, смертельно боятся вспышек его безудержного гнева. Во время деловых поездок он часто наведывается в павильоны КФЧ (переводчики журнала «Америка» перевели именно так — «павильоны КФЧ», в современном русском языке это, конечно же, рестораны KFC Прим. Portalostranah.ru), чтобы проверить состояние кухни, попробовать качество подливки и т. п. Если подливка не соответствует его строгим требованиям, полковник мечет громы и молнии, яростно стуча тростью.

 

Впрочем, полковник внушает к себе уважение даже и тогда, когда его лицо не наливается кровью от гнева. Он сразу бросается в глаза: высокий (180 см), полный (90 кг), седой как лунь, с такими же седыми усами и бородкой, всегда в белом костюме и в столь же белоснежной рубашке с черным шнурком-галстуком, в черных ботинках — словом, все как полагается полковнику из Кентукки. Тут следует заметить, что губернатор Кентукки имеет право присваивать особо уважаемым гражданам почетное звание полковника, что и было сделано в случае Сэндерса в 30-х годах.

 

Энергии и живости мысли полковника может позавидовать любой человек вдвое его моложе. Здоровье его прекрасное, иногда только беспокоит артрит суставов рук. Твердо следуя заветам своей глубоко почитаемой мамаши, полковник не играет в карты, не курит, а из спиртного лишь изредка позволяет себе бокал вина за обедом.

 

Разбогатев в пожилом возрасте, полковник остался человеком скромных привычек и вкусов. Труд он всегда предпочитает безделью. «Работа никому вреда не причиняет, — любит повторять он. — Нет ничего полезнее труда. Легче заржаветь, чем износиться». Опасность «заржавения» ему не угрожает — полковник никогда не сидит на месте. За год он покрывает свыше 300 000 километров, разъезжая по стране в целях рекламы и популяризации своего продукта.

 

Родился Харланд Сэндерс 9 сентября 1890 года на ферме в пяти километрах от Генривилла (Индиана). В шесть лет он потерял отца, и матери пришлось зарабатывать на жизнь шитьем и работой на местной консервной фабрике. Мальчик присматривал за сестренкой и братом, готовил обед на всю семью. В 12 лет, когда мать вторично вышла замуж, Харланд покинул родной кров и отправился на поиски счастья. Будущий «король цыплят» начал свою самостоятельную трудовую жизнь на ферме возле Гринвуда (Индиана). Зарабатывал он там 10–15 долларов в месяц, правда, жил на всем готовом.

 

В последующие тридцать лет деятельность будущего полковника была весьма разнообразной. На ферме он проработал до 15 лет. Кем он только не был между 5 и 40 годами! Вагоновожатым, военнослужащим, кочегаром, студентом-заочником юридического факультета, служащим в суде, паромщиком, секретарем торговой палаты в Колумбусе (Индиана). Он делал ацетиленовые светильники для фермеров, продавал автомобильные шины, заведовал бензозаправочной станцией. Женился он рано, но через 39 лет, в 1947 году, развелся. От этого брака у него трое детей. Затем он вторично женился.

 

В подсобном помещении заправочной станции в Корбине (Кентукки) Сэндерс варил для семьи обеды и, чтобы подработать, стал приготовлять блюда для проголодавшихся проезжих автомобилистов. Пища была простая, но очень вкусная: жареные в сухарях цыплята, ветчина по-деревенски, стручковая фасоль, бамия (стручковое растение Прим. Portalostranah.ru), горячие домашние булочки. Благодарные автомобилисты разносили молву о нем по другим штатам. Так Сэндерс завоевал себе известность, а в конце 30-х годов даже попал в справочник Дункана Хайнса «Советы любителям хорошо поесть» (справочники-путеводители, выпускавшиеся газетным кулинарным критиком по имени Duncan Hines Прим. Portalostranah.ru).

 

Кулинарная слава Сэндерса так возросла, что он бросил бензоколонку и открыл ресторан. Постепенно его расширяя, он в конце концов мог одновременно обслужить до полутораста клиентов. К тому времени полковник уже разработал рецепт приготовления цыплят с 11 различными пряностями — этим рецептом и поныне пользуются цыплятные КФЧ.

 

Хотя его цыплята уже тогда были «вкусными до объедения», как теперь утверждается в рекламах фирмы, у полковника не все шло гладко. Обжаривание цыплят на сковородке требует времени. Начнешь их жарить после принятия заказа — голодному клиенту нужно ждать полчаса. Зажаришь их заранее — после закрытия ресторана приходится выбрасывать непроданные порции. Можно было, конечно, воспользоваться фритюром — погружать цыплят в кипящий жир. Это вдвое быстрее, чем жарить на сковородке, но цыпленок получается сухим, неравномерно прожаренным, с жестковатой корочкой.

 

Наконец в 1939 году полковник сделал открытие, ставшее «историческим» в кулинарных кругах. Он решил жарить цыплят под давлением в скороварках. В результате усердного экспериментирования он добился оптимального соотношения между степенью давления, временем обжаривания, количеством мяса, жира и его фильтрацией. Как он и надеялся, метод жарения в скороварке обеспечивал сохранение аромата и необходимой сочности мяса, корочка получалась нежной, не слишком жирной и не слишком жесткой — и на все уходило не более восьми-девяти минут.

 

Слава полковника росла, и его ресторан процветал еще лет десять. Казалось бы, тужить не о чем до конца дней. Но в начале 50-х годов полковник узнал, что вдали от его ресторана предполагается проложить новую автостраду. Дело обреченное, решил он, и в 1956 году продал ресторан с аукциона, потерпев при этом значительные убытки. Жить пришлось на сбережения, на выручку от проданного дела и на пенсию в 105 долларов в месяц, которую он получал от социального страхования. Однако в голове полковника созрел новый план действий.

 

Еще в 1952 году он доверил своему хорошему другу Питу Харману секрет жарения цыплят, разрешив пользоваться рецептом в ресторане последнего в Солт-Лейк-Сити (Юта). Благодаря рецепту дела Хармана пошли в гору. Слух об этом донесся и до других ресторанов, и к 1956 году восемь из них заключили с полковником договоры о лицензии, на основании которых обязывались платить Сэндерсу по четыре цента с каждой проданной порции цыплят, приготовленных по его рецепту. Так, в 1956 году 66-летний полковник решил серьезно заняться продажей лицензий.

 

Погрузив в свою машину пару скороварок и мешок с приправами, он отправился в путь. Полковник останавливался у подходящего вида ресторана, шел к хозяину и предлагал в часы между ленчем и ужином приготовить для владельца и его служащих цыплят по своему рецепту. Если цыплята нравились, полковник просил хозяина разрешить ему пару дней жарить цыплят для посетителей ресторана. Условие было такое: если клиентам блюдо понравится, ресторан приобретает у полковника лицензию.

 

Как полковник ни нуждался в лицензиатах, он не собирался делиться своим рецептом с первым попавшимся. «Как-то мы с женой отправились в одно захолустное местечко в Иллинойсе, — вспоминает он. — Дорога была дальняя — полторы тысячи миль в оба конца. Добрались туда к вечеру. Взглянул я на эту чертову харчевню, и сразу же понял: зря сюда притащился. Вылез из машины, пошел посмотреть, как кухня выглядит. Заглянул в стеклянную дверь и уже больше не сомневался — не место здесь моим цыплятам. Так мы в ту же ночь вернулись домой не солоно хлебавши. А хозяин той закусочной и по сей день не подозревает, что я к нему в темноте наведывался».

 

Года через два полковник стал получать очень много запросов о лицензиях и перестал ездить на поиски клиентов — те сами приезжали к нему. С 1956 года полковник жил со своей второй женой Клодией в Шельбивилле. Дел был непочатый край. Полковник вел бухгалтерские книги, занимался прочей канцелярской работой, жена приготовляла, расфасовывала и рассылала приправочную смесь из пряностей. Рецепт приготовления приправочной смеси до сих пор никому не дается, так как фирма опасается, как бы он не попал в руки конкурентов.

 

К 1960 году у полковника уже имелось около двухсот лицензированных ресторанов и закусочных в Соединенных Штатах и несколько в Канаде. До вычетов налога его доход достигал 100 000 долларов в год. К концу 1963 года, на восьмой год существования дела, число лицензированных предприятий в США и Канаде перевалило за шестьсот. В своей отрасли фирма вышла на первое место в стране, годовой доход ее (до уплаты налогов) приближался уже к 300 000 долларов. У полковника было 17 служащих, работавших в конторе тут же во дворе его дома.

 

Он начинал чувствовать, что ему уже трудно справляться с работой. Не раз полковник отклонял предложения купить у него дело. Однако, когда ему исполнилось 74 года, когда он стал вполне обеспеченным человеком, он стал задумываться над тем, что станет с фирмой после его смерти. Сам того не сознавая, он свыкся с мыслью о продаже ее подходящему человеку.

 

Таким человеком оказался 29-летний адвокат Джон Браун-младший. Браун обладал всеми нужными качествами: внешне интересный и собранный человек, наделенный недюжинным умом, настойчивый, обаятельный. Отец его, известный в Кентукки адвокат и политический деятель, вырос на ферме. Он сумел привить сыну такую же любовь к упорному труду, какую двумя поколениями раньше воспитал в себе полковник Сэндерс.

 

Шестнадцатилетним юношей Браун уже зарабатывал по 700 долларов в месяц — продавая пылесосы. Поступив в университет штата Кентукки, он в свободное от занятий время стал продавать Британскую энциклопедию, причем в первый же уикенд заработал 500 долларов комиссионных. Браун не прекращал работы, пока учился в колледже и позже на юридическом факультете. В конце концов он стал главным агентом по продаже Британской энциклопедии во всем районе, руководя работой тридцати продавцов. Зарабатывал он до 25 000 долларов в год. В редкие часы досуга молодой человек занимался плаванием и гольфом. По окончании университета Браун отказался от предложенного ему Британской энциклопедией места с годовым окладом в 75 000 долларов и занялся адвокатской практикой в фирме отца.

 

Молодой коммерсант и старый кулинар впервые познакомились в июне 1963 года, когда полковник предложил Брауну место юрисконсульта фирмы. Браун отказался, но между ними завязался непринужденный разговор на любимую тему полковника: о жареных цыплятах. Полковник уже был хорошо известен в Кентукки, но лишь немногие подозревали о широких масштабах его дела. К своему удивлению Браун узнал, что у полковника имеются сотни лицензиатов. «Наверно, подумал я, — рассказывает Браун, — у полковника очень много торговых представителей на местах. «Сколько же у вас агентов?» — спросил я. «Мы никому ничего не навязываем и в агентах не нуждаемся», — последовал ответ. Я был поражен: оказывается все дела ведет сам полковник. При моем знании коммерции я не мог не подумать: как прекрасно можно развить это дело, если действовать по широкой, хорошо продуманной программе». Заручившись поддержкой Джека Мэсси, миллионера и крупного бизнесмена из Нашвилла (Теннесси), Браун предложил полковнику продать им фирму.

 

Когда в октябре 1963 года они с Мэсси приехали к полковнику, тот и слышать не хотел о продаже дела. Он даже сделал пару не весьма лестных замечаний в адрес городских выскочек. Браун и Мэсси убеждали полковника, что пора ему хоть немного насладиться жизнью, что в случае смерти его имущество почти целиком пойдет на уплату налогов, если он не продаст дела заблаговременно. Они предложили ему два миллиона долларов, пакет акций новой фирмы и место консультанта. Они обещали, что в первую очередь будут заботиться о качестве продукции и что не будут допускать никаких изменений в рецепте приготовления цыплят. Предложение было деловое и весьма заманчивое. Полковник это прекрасно понимал, но все же в его душе шевелился червячок сомнения: как так, вдруг продать свое детище?

 

Полковник раздумывал несколько недель, а Браун продолжал его уговаривать. Они вдвоем изъездили всю страну, советовались с родственниками Сэндерса — дочерьми, внуками, племянниками, — с пасторами, банкирами, бухгалтерами, с теми, кто пользовался его рецептом, со всеми, кто был близок полковнику и на ком так или иначе могла отразиться продажа предприятия. В конце концов 6 января 1964 года полковник сдался и подписал договор. Кроме двух миллионов долларов, он выговорил себе годовое содержание в 40 ООО долларов (позже увеличенное до 75 ООО долларов), но отказался от акций.

 

Подобрав себе сотрудников, преимущественно из владельцев лицензированных ресторанов и закусочных, Браун принялся популяризировать личность полковника. Последний уже сам по себе стал фигурой довольно известной, особенно после того, как отпустил себе усы и бороду и начал всюду появляться в белом костюме. Но по-настоящему он никогда не пытался использовать свою внешность в рекламных целях. Браун же понимал, что красочная внешность полковника — живой символ фирмы — могла служить магнитом для привлечения публики.

 

Кроме того, Браун прекратил продажу лицензий ресторанам и закусочным. Новые цыплятные, торгующие исключительно навынос, должны были размещаться в отдельно стоящих павильонах стандартного образца и иметь общее для всех меню. Эти павильоны можно было издали узнавать по фирменному знаку, а продажа навынос отвечала растущим требованиям домохозяек, которые не любят сами готовить, но все-таки предпочитают обедать дома.

 

После введения таких перемен, для всех лиц, связанных с фирмой, наступила волшебная эра ничем не омраченного благополучия. Каждый связанный с КФЧ охотно расскажет вам историю успеха фирмы, но лучше всего обратиться к языку цифр. Число торговых точек, связанных с КФЧ, за короткий срок подскочило с 600 до 2700 (у самых успешных конкурентов это число в пять раз меньше). Предполагается, что к концу 1972 года оно вырастет до четырех тысяч. Годовой оборот повысился с 35 миллионов до 600 миллионов долларов. За последние три-четыре года 125 акционеров, служащих фирмы и лицензиатов стали миллионерами. Так, например, Пит Харман, первым получивший от полковника лицензию, имеет пакет акций общей стоимостью в 15 миллионов долларов: сейчас он владелец сотни павильонов в Юте и в Калифорнии, и их ежегодный оборот достигает 25 миллионов долларов. Браун, которому сейчас 38 лет, как президент фирмы получает только на расходы 100 000 долларов в год. На счету в банке у него несколько миллионов, а пакет его акций расценивается в 50 миллионов долларов. Из 300 служащих, работающих в главном управлении фирмы в Луисвилле (Кентукки), двадцать уже стали миллионерами, несколько даже мультимиллионерами, капитал многих других равняется четверти, а то и полумиллиону долларов. Тут, конечно, следует отметить, что стоимость акций КФЧ, как и всех других американских фирм, колеблется в зависимости от спроса и предложения. Потому приведенные цифры соответствуют стоимости акций в момент написания данной статьи.

 

Не сомневаясь в скором окончательном освоении отечественного рынка, фирма занялась теперь продажей жареных цыплят за границей и разветвлением своей деятельности в стране. Экспансия за границу началась сравнительно недавно, но цыплята полковника, по-видимому, легко преодолевают географические и кулинарные барьеры.

 

Судя по показателям торговых оборотов, у мексиканцев и у немцев, никогда раньше не пробовавших подобных цыплят, развился к ним аппетит ничуть не меньший, чем у коренных жителей Теннесси и Кентукки. Фирма уже открыла 79 цыплятных за рубежом, а к концу 1972 года предполагает открыть еще 260 павильонов. В Соединенных Штатах фирма собирается, кроме цыплят, также специализироваться на ростбифе и жареной рыбе, а помимо того открыть цепь мотелей.

 

Руководители фирмы утверждают, что до сих пор ни одно из ее 2700 лицензированных предприятий еще не обанкротилось. Бывают отдельные случаи, говорят они, когда торговля идет не слишком бойко, но причиной тому всегда плохое руководство, а никак не цыплята. Вопрос тогда решается просто: старый договор аннулируется, и лицензия передается другому более достойному кандидату. Однако подобное бывает очень редко — слишком уж это выгодное дело, и лицензиаты цепко держатся за него.

 

Нужно ли говорить, что спрос на лицензии КФЧ очень велик, но получить их не легко, так как территория страны уже вся распределена, да и за границей остается все меньше и меньше свободных мест. В Соединенных Штатах нет, вероятно, ни одного городка, насчитывающего свыше 25 000 жителей, где бы не продавались цыплята полковника.

 

Существует возможность получить лицензию в более маленьких населенных пунктах, но и то очень небольшая для новичка — фирма всегда отдает предпочтение тем, с кем уже раньше имела дело. Для открытия цыплятной КФЧ требуется капитал в 100 125 тысяч долларов. Однако, если какой-нибудь предприниматель готов построить павильон и сдать его в аренду, для начала достаточно 25 тысяч долларов. Из этих денег лицензиат, помимо всего прочего, должен заплатить фирме за прокат кухонного оборудования, покрыть расходы по страховке и рекламе, уплатить за получение разрешения местным властям, закупить необходимый запас продуктов, подписаться на издаваемый КФЧ журнал, оплатить лицензию фирмы и пятидневный курс обучения в «университете КФЧ».

 

Соблюдая данное полковнику обещание, руководство КФЧ с фанатической педантичностью осуществляет контроль над качеством продукции цыплятных. С момента получения лицензии владельцу павильона все время напоминают, что он должен вести дело согласно устанавливаемым фирмой правилам и нормам.

 

Его обучение начинается в Луисвилле в «университете КФЧ» — по существу, обычной цыплятной, отличающейся от других тем, что при ней имеется помещение для занятий. Пятидневный курс слушают за один раз не больше десяти человек. Это дает возможность первый день посвятить индивидуальному инструктажу, а следующие четыре — интенсивному обучению искусству жарения цыплят, уходу за кухонным оборудованием, знакомству с основами бухгалтерии, рекламного дела и взаимоотношений между работодателем и служащими, а главное, изучению фритюра, процесса столь сложного, что люди, не имеющие к нему касательства, даже представить себе не могут.

 

Закончив курс, хозяин может поделиться своими знаниями со служащими или же кое-кого из них опять-таки отправить в «университет», за что он должен заплатить 250 долларов с человека. Дня за два до открытия павильона туда приезжает один из двадцати инспекторов фирмы и остается там обычно на четыре дня, чтобы убедиться в отсутствии каких бы то ни было неполадок. Наезды инспекторов повторяются и в дальнейшем. Каждый павильон КФЧ инспектируется по меньшей мере раз в три месяца и всегда без предупреждения. Проверяется все — от вкусовых качеств цыплят до чистоты помещения.

 

Помимо советов и информации, которую владелец павильона получает из печатного органа фирмы и на проводимых ею порайонно семинарах, лицензиаты регулярно получают циркуляры инженерно-технического отдела фирмы, в ведении которого находится вся техническая сторона ухода за оборудованием и технология процесса.

 

Полковник содержит собственный ресторан, помещающийся в большом колониального стиля здании по соседству с его домом. Этот замечательный ресторан, славящийся изумительной кухней и умеренными ценами, мог бы служить полковнику утехой и отрадой в те дни, когда он не разъезжает по стране.

 

Но полковник, видимо, часто думает, что его ресторан, по сути дела, лишь представляет возможность бездарным людям лишний раз проявлять свою бестолковость. Как-то недавно он пригласил знакомого к себе в ресторан на обед. Прежде чем сесть за стол, полковник показал гостю все помещения и, наконец, провел в кухню. В нем не чувствовалось гордости за свое дело, он на все смотрел с подозрительностью. Заглянув в каждую кастрюлю, полковник попробовал салат и сделал пару замечаний повару.

 

Гость полковника, уроженец Юга, проживающий в Нью-Йорке и истосковавшийся по душистым свежим овощам, к которым привык с детства, просто млел от наслаждения, смакуя стручковую фасоль и замечательный соус. Полковник ограничился сандвичем. Он спросил гостя, как тому нравится соус. «Разрешите мне его попробовать», — сказал полковник. Разломав пополам булочку, он полил ее соусом. Задумчиво откусив два кусочка, полковник бросил булочку и оттолкнул соусник. «Даже мой пес такого есть не будет!» — воскликнул этот не признающий ничего кроме полного совершенства кулинар», заканчивалась публикация о полковнике Сандерсе в журнале «Америка», рус. яз., № 185, за март 1972 г. Заметим, что в настоящее время (2019 г.) сеть KFC принадлежит бывшему ресторанному подразделению компании PepsiCo.

 

Этот обзор был подготовлен Portalostranah.ru по публикации «Курочка, которая снесла золотое яичко» из журнала «Америка», рус. яз., № 185, за март 1972 г. (журнала «Америка» издавался правительством США на русском языке с 1946 по 1993 гг., в рассматриваемый период — 1972 г. распространялся в СССР согласно заключенному с советским правительством на основе взаимности соглашению, предусматривающему распространение журнала Soviet Life, в США, а журнала «Америка» — в СССР).

 



Опубликовано14012019       Portalostranah



Избранное с сайта на
неделю: тексты, аудио,
видео:
(Из рубрики «Вещая поверх границ» №26). Дебаты в британском парламенте о глушении СССР Русской службы BBC. 1949 год
 
Начало истории с глушением передач Русской службы Британской вещательной корпорации BBC.
Подробнее...
Император Японии: интересные факты об этом институте и бесправие японского императора
 
В своем телевыступлении к нации в августе (2016 г.
Подробнее...
Статус православной церкви в Греции. Афины - последняя европейская столица без мечети.., или в стране, где христианство - государственная религия...
 
Обзор о статусе православной церкви в Греции, где христианство пока считается, согласно конституции, господствующей религией.
Подробнее...




 

География посетителей

Также по теме