Portalostranah.ru посвящен страноведению, путешествиям и иновещанию с русскими радиопрограммами со всего мира
Размер шрифта - + Обсудить на форуме

Исключение Тайваня из ООН: Китайская республика на Тайване, или «добродетельный не останется в одиночестве»


Также по теме

Посмотреть весь список статей по теме

Китайская Республика на Тайване обладает большей легитимностью, чем коммунистический Китай.

Но почему же Тайвань был исключен из ООН. Поговорим об этом подробнее, делая упор на то каким образом рассматривают данную проблематику в Китайской Республике на Тайване.

Календарь с изображением отца-основателя Китайской Республики и первого ее президента (в 1912 г.)  Сунь Ятсена (Sun Yat-sen).  Календарь был выпущен радиовещанием Китайской Республики на Тайване для зарубежных стран - «Голос Свободного Китая» на стыке 1990-х и 2000-х гг., и рассылался слушателям этой радиостанции.
      Увеличить

Календарь с изображением отца-основателя Китайской Республики и первого ее президента (в 1912 г.) Сунь Ятсена (Sun Yat-sen).

Календарь был выпущен радиовещанием Китайской Республики на Тайване для зарубежных стран - «Голос Свободного Китая» на стыке 1990-х и 2000-х гг., и рассылался слушателям этой радиостанции.


Календарь с изображением отца-основателя Китайской Республики и первого ее президента (в 1912 г.) Сунь Ятсена (Sun Yat-sen).

Календарь был выпущен радиовещанием Китайской Республики на Тайване для зарубежных стран - «Голос Свободного Китая» на стыке 1990-х и 2000-х гг., и рассылался слушателям этой радиостанции.

Китайская Республика на Тайване

— единственное на настоящий момент (2015 г.) легитимное государство в Китае


 

С 1971 года Китайская Республика на Тайване не является членом Организации Объединенных Наций — ООН, несмотря на то, что именно это государство и является той самой Китайской Республикой, что была основана в 1911 году Сунь Ятсеном (Sun Yat-sen) и была 1945 г. одной из «большой тройки» стран-победительниц во Второй мировой войне. Отметим, что Китайская Республика является также правопреемницей Цинской империи, т.к. китайское императорское правительство признало ее, вступив с Республикой в правовые отношения. Уже около 20 лет выборная система Китайской Республики на Тайване признается независимыми экспертами подлинно конкурентной и свободной, чего нельзя сказать о подобной системе коммунистического Китая — КНР.

 

«Президент Китайской Республики на Тайване Ма Ин-цзю, выступая 10 октября 2011 года — в День Республики на праздничной церемонии в Тайбэе по случаю столетнего юбилея Китайской Республики провозгласил: «Китайская Республика — наша страна, Тайвань — наш дом». Отметив, что на Тайване осуществились идеалы отца-основателя Республики д-ра Сунь Ятсена, президент сказал: «С чувством глубокой благодарности к предшественникам я готов отдать все свои силы превращению Тайваня в счастливый край свободы и процветания!»...

 

...10 октября 1911 г. в китайском городе Учане (в северо-восточной части Китая, ныне пригород Харбина. Прим. Portalostranah.ru) вспыхнуло антиправительственное восстание, которое быстро охватило всю страну и привело к свержению правившей Китаем на протяжении двух с половиной столетий маньчжурской императорской династии Цин (1644–1911) и созданию 1 января 1912 года первой в Азии республики. Первым главой Китайской Республики — ее «временным президентом» — стал признанный лидер победившей революции д-р Сунь Ятсен (1866–1925). Эта революция, которая произошла в год «синьхай» по старому китайскому календарю, основанному на 60-летних циклах, получила название «Синьхайской», напоминал, говоря о происхождении Китайской Республики, тайваньский правительственный журнал «Тайваньская панорама» (раннее называвшийся «Свободный Китай», рус. изд.) в номере от 01/12/2011.

 

Как одной держав-победительниц во Второй мировой войне Китайской Республики при создании в 1945-м году ООН в году было предоставлено место постоянного члена Совета Безопасности (т.е. страны с правом вето). Надо отметить, что как известно, именно правительство и армия Китайской Республики, возглавляемая Чан Кайши (Chiang Kai-shek), несли на себе весь груз войны 1937-1945 гг. с Японией, занимавшей еще с 1931 г. часть китайской территории. При том, что отряды Коммунистической партии Китая (КПК) во время этой войны берегли силы, находясь на своих тайных базах, вдалеке от линии фронта. С 1937 по 1948 главной базой Компартии Китая была глубинная Яньань в провинции Шэньси (Shaanxi).

 

Научно-учебное издание «История Китая» (Издательство Московского Университета, 1998 г.) следующим образом отзывалось о том, как воевали китайские коммунисты с Японией:

 

«Уже в этот период (начальный период войны Японии в Китае июль 1937- октябрь 1938 г.) выявилась главная особенность военных действий в условиях непрочного сотрудничества (в борьбе с Японией Прим. Portalostranah.ru) КПК и Гоминьдана — наличие двух фронтов войны с японскими захватчиками — гоминьдановского, сдерживавшего основные силы наступления японской армии, и фронта освобожденных районов, созданного вооруженными силами КПК в тылу захватчиков. Вместе с выявились не только политические, но и военные противоречия между КПК и Гоминьданом: создание освобожденных районов КПК происходило не столько за счет освобождения захваченной территории от (японских) агрессоров, сколько за счет установления власти на территориях за линией фронта, «освобождаемых» от вооруженных сил и власти Гоминьдана, подорванной, естественно, военными действиями (против Японии)», — пишет издание.

 

Глава Китайской Республики Чан Кайши (Chiang Kai-shek) и его супруга Сун Мэйлин (Soong May-ling), а также президент США Франклин Делано Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль на Каирской конференции в британском Египте, проходившей 22—26 ноября 1943 года.  На этой конференции будущие страны-победительницы во Второй мировой войне – США, Великобритания и Китайская Республика о «договорились о будущих военных операциях против Японии», а также о плане послевоенного устройства в Азии.
      Увеличить

Глава Китайской Республики Чан Кайши (Chiang Kai-shek) и его супруга Сун Мэйлин (Soong May-ling), а также президент США Франклин Делано Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль на Каирской конференции в британском Египте, проходившей 22—26 ноября 1943 года.

На этой конференции будущие страны-победительницы во Второй мировой войне – США, Великобритания и Китайская Республика о «договорились о будущих военных операциях против Японии», а также о плане послевоенного устройства в Азии.


Глава Китайской Республики Чан Кайши (Chiang Kai-shek) и его супруга Сун Мэйлин (Soong May-ling), а также президент США Франклин Делано Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль на Каирской конференции в британском Египте, проходившей 22—26 ноября 1943 года.

На этой конференции будущие страны-победительницы во Второй мировой войне – США, Великобритания и Китайская Республика о «договорились о будущих военных операциях против Японии», а также о плане послевоенного устройства в Азии.

Глава Китайской Республики Чан Кайши и его супруга Сун Мэйлин в 1941 году.
      Увеличить
Глава Китайской Республики Чан Кайши и его супруга Сун Мэйлин в 1941 году.

Глава Китайской Республики Чан Кайши и его супруга Сун Мэйлин в 1941 году.

Учитывая весомый вклад Китайской Республики в победу союзников во Второй мировой войне и скромный вклад китайских коммунистов в данную победу, забавным показалось, например, присутствие в мае 2015 г. на празднованиях в Москве по случаю 70-летия победы в той войне в качестве самого главного зарубежного гостя Си Цзиньпина (Xi Jinping), Генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Китая и председателя коммунистической Китайской Народной Республики. Насколько известно, о главном союзнике антигитлеровской коалиции в Азии — Китайской Республики, которая ныне пребывает Тайване, на вышеуказанном параде в Москве не вспоминали.

 

Как Китайскую Республику на Тайване

исключили из Организации Объединенных Наций


 

Исключение Тайваня из ООН с точки зрения генералиссимуса Чан Кайши и его супруги Сун Мэйлин (мадам Чан Кайши)


 

Президент Китайской Республики Чан Кайши и его супруга Сун Мэйлин в 1964 г., снимок сделан 23 июня того года.  С 1949 года Китайская Республика располагается исключительно на Тайване и прилегающих островках, отступив из занятого коммунистами материкового Китая, где последние провозгласили т.н. Китайскую Народную Республику – КНР. За границей Чан Каши часто именуют генералиссимусом – на самом деле  такого воинского титула в вооруженных силах Китайской Республики не было, в этом случае мировая пресса обычно словом «генералиссимус» переводит одну из должностей Чан Кайши да юаньшуай – т.е. «главнокомандующий». При этом Чан Кайши имел воинское звание генерала специального класса и маршала.
      Увеличить

Президент Китайской Республики Чан Кайши и его супруга Сун Мэйлин в 1964 г., снимок сделан 23 июня того года.

С 1949 года Китайская Республика располагается исключительно на Тайване и прилегающих островках, отступив из занятого коммунистами материкового Китая, где последние провозгласили т.н. Китайскую Народную Республику – КНР.

За границей Чан Каши часто именуют генералиссимусом – на самом деле такого воинского титула в вооруженных силах Китайской Республики не было, в этом случае мировая пресса обычно словом «генералиссимус» переводит одну из должностей Чан Кайши да юаньшуай – т.е. «главнокомандующий». При этом Чан Кайши имел воинское звание генерала специального класса и маршала.


Президент Китайской Республики Чан Кайши и его супруга Сун Мэйлин в 1964 г., снимок сделан 23 июня того года.

С 1949 года Китайская Республика располагается исключительно на Тайване и прилегающих островках, отступив из занятого коммунистами материкового Китая, где последние провозгласили т.н. Китайскую Народную Республику – КНР.

За границей Чан Каши часто именуют генералиссимусом – на самом деле такого воинского титула в вооруженных силах Китайской Республики не было, в этом случае мировая пресса обычно словом «генералиссимус» переводит одну из должностей Чан Кайши да юаньшуай – т.е. «главнокомандующий». При этом Чан Кайши имел воинское звание генерала специального класса и маршала.

Но как же Китайская Республика на Тайване лишилась места в Организации Объединенных Наций? В книге Лауры Тайсон-Ли (Laura Tyson Li) «Мадам Чан Кайши» (Madame Chiang Kai-shek), вышедшей в США в 2006 г. (русский перевод вышел в 2008 г.) первой биографии Сун Мэйлин (Soong May-ling) супруги основателя Китайской Республики на Тайване Чан Кайши, следующим образом описывался процесс, в результате которого Китайская Республика на Тайване лишилась места в ООН:

 

«(Середина 1960-х гг.) Режим националистов (т.е. партии Гоминьдан, находясь на Тайване со столицей в Тайбэе) продолжал обманываться иллюзией того, что являет собой законное правительство всего Китая. На гребне «холодной войны» Пекин и вправду казался «свободному миру» вместилищем демонов. Война в Корее (1950-1953 гг.) унесла жизни пятидесяти четырех тысяч американских солдат. Группировки коммунистов пользовались серьезным влиянием во многих странах Индокитая и Юго-Восточной Азии. Мировое сообщество испытало ужас, когда в 1956 году Никита Хрущев, стуча по трибуне ООН снятым с ноги ботинком, грозно бросил делегации США: «Мы вас похороним!» Граждане Америки свято верили, что Пекин намеряя подчинить своей гегемонии всю Азию. Одинокие голоса им ступавших за смену политического курса США в отношении Китая мгновенно заглушались...

 

Однако к 1966 году атмосфера этой враждебности начала разряжаться. Политики вовсю обсуждали возможный прием Китая в члены OOН. Правительство США прилагало невероятные усилия к тому, чтобы (сначала) оставить представительство Тайбэя (Китайской Республики на Тайване) хотя бы в Совете Безопасности. На одном из заседании сената США известный специалист по Китаю А.Д. Барнетт пустил в оборот чеканную фразу о «сдерживании без изоляции» коммунистического Китая, фактически обозначившей новый внешнеполитический курс США. Американские чиновники (позднее) пытались подготовить (руководство Китайской Республики на Тайване) к любым неожиданностям судьбы, и по их мнению но Тайбэй мог бы удовлетвориться присутствием на сессиях Генеральной Ассамблеи, уступив свое место в Совете Безопасности Пекину. Однако и генералиссимус, и его супруга категорически не соглашались принять концепцию «двух Китаев».

 

Поддержание дипломатических контактов с Тайванем за счет отказа от нормальных взаимоотношений с КНР наносило международному авторитету США непоправимый урон. Белый дом испытывал на себе все возраставшее давление со стороны западноевропейских столиц. В августе 1960 года американский посол в Токио Эдвин О. Райсхауэр писал государственному секретарю Дину Раску: «Мы делаем вид, что именно жители Тайваня, а не семьсот миллионов их соотечественников на материке составляют единую историческую общность, известную под названием «Китай». Боюсь, это притворство слишком дорого нам обходится. Мы проигрываем в глазах союзников, включая Японию, и без нужды злим другие нации, которые видят в нашем недовольстве Пекином проявление презрения ко всем менее развитым, чем Америка, странам». По мнению дипломата, единственной разумной альтернативой ошибочной политике Вашингтона был принцип «мирного сосуществования» с коммунистическим Китаем.

 

Взгляды Райсхауэра разделялись многими видными фигурами американского истеблишмента, однако на мадам Чан Кайши (Сун Мэйлин, супруга руководителя Китайской Республики (КР) на Тайване, которая вместе с мужем управляла тогда КР. Прим. Portalostranah.ru) они не производили ни малейшего впечатления. Пока посол переписывался с Госдепартаментом, Мэйлин еще раз, кик заклинание, повторила лозунг националистов «Освободим отечество!», подчеркнув в газетном интервью, что «ни о каком сосуществовании и речи быть не может». Освобождение не придет на землю Китая путем насилия, сказала она и тут же, опровергая собственные слова, добавила: «Мы намерены забрать то, что принадлежит нам по праву, хотя для этого и придется применить силу». На вопрос, когда же пробьет долгожданный час свободы, мадам невозмутимо ответила: «Это случится при жизни нынешнего поколения. В мире есть лишь, один Китай. Режим Мао никак не может представлять его интересы в Организации Объединенных Наций»...

 

В 1971 году националисты, а вместе с ними и мадам Чан Кайши, пережили несколько сокрушительных ударов... Мировая пресса сообщила удивительную новость: по приглашению Пекина в Китай из США прибыла команда по настольному теннису. С 11 по 17 апреля 1971 г. американские спортсмены вместе с группой журналистов осматривали достопримечательности столицы, совершили поездку на Великую Китайскую стену, общались с простыми пекинцами. По словам (второго человека в тогдашнем коммунистическом Китае и премьера правительства Мао — Госсовета КНР) Чжоу Эньлая, их приезд «открыл новую эру в отношениях двух стран». Вскоре после этого президент США Никсон встретился с Анной Ченнолт, вдовой прославленного летчика и влиятельным членом лобби, поддерживающего Китайскую республику на Тайване. Выступая в качестве неофициального эмиссара Тайбэя (Китайской Республики на Таване), миссис Ченнолт рассказала Никсону об озабоченности, которую вызвала у генералиссимуса Чан Кайши поездка в Китай американских теннисистов. Ее собеседник ограничился загадочной фразой: «Наши контакты с Тайбэем вступают в такую стадию, когда сторонам требуется проявить максимум взаимопонимания»...

 

В начале июля 1971 г. президент Никсон направил (советника по национальной безопасности США) Генри Киссинджера в Пекин с секретной миссией: завершить долгую и кропотливую работу по подготовке к установлению дипломатических отношений с Китайской Народной Республикой.

Накануне отъезда Киссинджер твердо обещал президенту Никсону, что «Пекин не заставит нас отвернуться от Тайваня». На встречах, проходивших с 9 по 11 июля, Чжоу Эньлай и Генри Киссинджер обсуждали предстоящий визит в Китай президент Никсона, причем премьер Госсовета КНР подчеркнул, что сначала сторонам необходимо договориться по «самому главному» вопросу — о Тайване. Остров, по заявлению Чжоу, «является неотъемлемой частью территории Китая, для США он — ничто, а китайский народ воспринимает его как рану на собственной груди». Киссинджер уверил своего собеседника: «США никогда не поддерживали тезис о «двух Китаях» или об «одном Китае и одном Тайване»; Вашингтон не намерен вдохновлять сторонников независимости острова. Думаю, вопрос разрешится сам собой».

 

Незадолго до того как дипломатическая миссия советника по безопасности перестала быть для публики тайной, президент США, движимый, по-видимому, чувством вины, послал в Тайбэй Дона Кендалла, председателя совета директоров компании «Кока-Кола». Кендаллу поручалось на словах передать ничего не подозревавшему генералиссимусу Чан Кайши «Как бы ни складывалась дальнейшая ситуация, Америка не оставит своих друзей». Эмиссар Белого дома и понятия не имел, что означала эта фраза. Выслушав ее, Чан Кайши лишь хмуро кивнул.

 

Когда 15 июля 1971 года Ричард Никсон объявил по национальному телевидению о своей предстоящей поездке в Пекин, тайбэйские власти испытали шок. Гоминьдановскнй режим молча скрежетал зубами. Однако очень скоро генералиссимус Чан Кайши понял: эмоциональные переживания будут только на руку врагам острова. Жители Тайваня отнеслись к новости более спокойно, хотя многие опасались, что неожиданный поворот позволит коммунистам полностью подчинить себе Тайвань.

 

Гораздо позже Никсон писал: он «чрезвычайно дорожит дружбой генералиссимуса» и считал сближение с Пекином «сильнейшим ударом по чувству лояльности в отношении супругов Чан Кайши». О том же свидетельствует текст телеграммы, где президент объяснял Чан Кайши свои действия: «Мне искренне жаль, что я не смог раньше известить вас о сути заявления от 15 июля. Предпринять подобный шаг меня заставило осознание следующего факта: пришло время разрушить барьеры враждебности и подозрений, несущих угрозу всему миру. Народы Азии первыми выиграют от ослабления напряженности в отношениях между Соединенными Штатами и Китаем». В черновике телеграммы Никсон написал: «Прошу прощения за то, что наши действия так огорчили Китайскую Республику», однако через два часа он отказался от извинений и исправил формулировку на другую: «Признаю, что наши действия огорчают Китайскую Республику». Далее в тексте президент еще раз заверил Чан Кайши в нерушимости обязательств США защищать остров и подчеркнул: «Я горжусь многолетней дружбой с вами, господин генералиссимус».

 

Послание Никсона ничуть не успокоило супругов Чан Кайши и тайваньские власти. Официально режим стоически сдерживал гнев, но между собой националисты называли президента США «неблагодарным». За поездкой Киссинджера последовало новое удручающее известие: Вашингтон обещал свою поддержку Пекину при обсуждении вопроса о приеме КНР в члены ООН. Тайбэй негодовал, и мадам Чан Кайши вновь ощутила себя на поле боя. Она по-прежнему пользовалась влиянием на международной арене, кое-кто считал ее фактическим министром иностранных дел Тайваня. (Сын Чан Кайши от первого брака) Цзян Цзинго держал контролем большинство аспектов деятельности правительства, однако МИД оставался вотчиной Мэйлин: она лично подбирала кандидатуры высших чиновников и послов.

 

В Тайбэй прилетел из Нью-Йорка (племянник мадам Чан Кайши) Дэвид Кун, давно привыкший выполнять наиболее деликатные поручения своей тетки. По настоянию Мэйлин и невзирая на протесты Цзинго, генералиссимус назначил его советником правительства националистов. Дэвид пытался убедить Чан Кайши в необходимости про ведения более гибкой политики. Он считал: Тайбэй, по модели ГДР и ФРГ, должен сохранить за собой место в ООН, даже если Китай войдет в состав Совета Безопасности. «Уклониться от этого означает самим вырыть себе могилу», — писал Кун генералиссимусу.

 

Однако Чан Кайши и Цзян Цзинго были настроены решительно против компромисса, утверждая, что «китайская нация не будет предана дважды. Если Пекин ста нет членом ООН, то Тайбэй отойдет в сторону. Противное невозможно: по собственной воле тигр не сбрасывает свою шкуру».

 

Вскоре окружение генералиссимуса разделилось на две фракции. Прагматиков возглавили Дэвид и Жанетта Кун, а фанатических противников «мирного сосуществования с бандитами» повели за собой Чан Кайши и Цзинго. Мэйлин пребывала и сомнениях. Внутренний конфликт режима так обескуражил его лидера, что Чан Кайши вновь ощутил острые боли в сердце. Даже после возвращения Дэвида Куна в Нью-Йорк ожесточенные политические дебаты не утихли.

 

На празднование шестидесятой годовщины революции 1911 года ( в 1911 г. провозглашена Китайская республика) президент Никсон отправил в Тайбэй губернатора Калифорнии (будущего президента США) Рональда Рейгана. В ходе массового митинга перед жителями тайваньской столицы на балконе правитель правительственной резиденции появились супруги Чан. Толпа встретила их криками: «Долгих лет жизни великому вождю!» Восьмидесятичетырехлетний генералиссимус высоким дрожащим голосом затянул гимн «Да здравствует революция!». В качестве припева митингующие скандировали: «Да здравствует наш лидер!»

 

Главной целью визита Рейгана было объяснить Чану внезапную перемену внешнеполитического курса США — ту, которую супруг Мэйлин называл «величайшим предательством». Хотя в приватных беседах Рейган осуждал дипломатическую инициативу Белого дома, на публике он удерживался от ее критики. Встретившись с Чаи Кайши, посланец Вашингтона еще раз известил генералиссимуса о планах Никсона посетить Пекин в феврале следующего года. Чан Кайши ответил: «Президенту США обязательно представится случай убедиться в коварстве коммунистов. Знайте, что Тайбэй не пойдет ни на какие уступки их режиму».

 

Осенью 1971 года перед отъездом на сессию Генеральной Ассамблеи в кабинет генералиссимуса вошел министр иностранных дел Тайваня С. К. Чжоу вместе с секретарем Совета Безопасности (Китайской Республики на Тайване) Хуаном Шаогу. В их беседе принимала участие и Мэйлин. Все четверо знали, что США предложат две резолюции: согласно одной, Пекин становился членом ООН, другая предусматривала одновременное с этим сохранение за Тайбэем его места в международной организации.

 

С. К. Чжоу и Хуан Шаогу убеждали Чан Кайши согласиться с позицией Вашингтона. Усталый генералиссимус внял их доводам и уже собирался произнести свое слово, но молчавшая до этого мадам Чан Кайши опередила мужа. «Чувство собственного достоинства есть у каждого человека, — сказала Мэйлин. — Оно же присуще и нации». Эта фраза решила все. Тайбэй отказался поддержать инициативы США.

 

25 октября 1971 года Тайвань добровольно вышел из состава ООН. Последовавшее за этим нервное потрясение не только ухудшило работу сердечной мышцы Чан Кайши, но и вызвало у него острый запор. Несколько недель спустя, из-за отсутствия рядом врача, генералиссимус попросил адъютанта, чтобы тот ввел ему медицинские свечи. Неопытный в подобных делах офицер поранил слизистую оболочку, что при вело к обильному кровотечению. Придя в себя от шока, Чан Кайши приказал арестовать подчиненного. Цзян Цзинго намеревался предать адъютанта суду военного трибунала, однако кто-то посоветовал ему просто изолировать виновника, чтобы весть о случившемся не выплыла наружу. Чан Кайши провел в постели более месяца. Его супруга испытывала га кую ярость, что лишь по истечении пяти лет офицер получил свободу, да и то благодаря исключительно заступничеству коллег.

 

Уход из ООН спровоцировал разрыв дипломатических связей Тайваня со многими странами, более того — на острове поднялась волна эмиграции...

 

В канун 1972 года Чан Кайши обратился к гражданам Тайваня с речью, где последние события были названы «временным отступлением на пути к окончательной победе». Генералиссимус призвал народ «сплотиться и не обращать внимания на клеветников. Никто не заставит нас протянуть руку дружбы маоистам». В письме от 7 января 1972 г.... Мэйлин сообщала: «Настроения моего народа лучше всего переданы в словах апостола Павла: «Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо, если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении» (Новый Завет, Послание к Римлянам, 8:24–25).

 

В феврале 1972 года президент США Ричард Никсон при был в Пекин. На аэродроме он с воодушевлением пожал руку премьеру Госсовета КНР Чжоу Эньлаю. Никсона поразил контраст между председателем Мао и генералиссимусом Чан Кайши (с которым Никсон встречался в прошлые годы). «Грузный и крепкий», раскачиваясь в кресле-качалке подобно «мешку картофеля», председатель Мао излучал «животный магнетизм»; сухощавый, анемичный Чан всегда сидел «но стойке «смирно», как если бы вместо позвоночника у него был стальной стержень», отмечается в документальной книге Лауры Тайсон-Ли (Laura Tyson Li) «Мадам Чан Кайши» — в части о событиях вокруг исключения Тайваня из ООН.

 

Как юридически осуществлялось исключение Тайваня (Китайской Республики) из Организации Объединенных Наций


 

Как Тайвань исключали из ООН.  Здесь результаты голосования, состоявшегося  25 октября 1971 г. в Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, по исключению из ООН Китайской Республики на Тайване (голосование т.н. резолюции 2758 (XXVI) «Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций»).
      Увеличить

Как Тайвань исключали из ООН.

Здесь результаты голосования, состоявшегося 25 октября 1971 г. в Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, по исключению из ООН Китайской Республики на Тайване (голосование т.н. резолюции 2758 (XXVI) «Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций»).


Как Тайвань исключали из ООН.

Здесь результаты голосования, состоявшегося 25 октября 1971 г. в Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, по исключению из ООН Китайской Республики на Тайване (голосование т.н. резолюции 2758 (XXVI) «Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций»).

Согласно статье 6 Устава ООН, «Член Организации, систематически нарушающий принципы, содержащиеся в настоящем Уставе, может быть исключен из Организации Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности». Однако Китайскую Республику на Тайване нельзя было назвать страной, систематически нарушающей принципы, содержащиеся в Уставе ООН. Тем не менее, Тайвань был исключен из ООН.

 

Сначала для исключения была использована резолюция Генеральной Ассамблей ООН № 1668 (1961), которая еще в 1961 г. определила, что когда более чем одна власть претендует на то, что она является правительством, полномочным представлять государство, а это как раз касается Китая, то этот вопрос является важным, т.е. должен голосоваться в Генеральной Ассамблей ООН.

 

Вот полный текст резолюции № 1668 (1961 г.):

 

«Генеральная Ассамблея,

 

отмечая, что среди государств-членов Организации существует серьезное расхождение во мнениях относительно представительства одного из членов-основателей, который указан в Уставе Организации Объединенных Наций,

 

учитывая, что этот вопрос неоднократно характеризовался в Генеральной Ассамблее представителями всех точек зрения как жизненный и критический вопрос и что во многих случаях поступали просьбы о включении его в повестку дня на основании правила 15 правил процедуры Генеральной Ассамблеи как вопроса, носящего важный и срочный характер, учитывая далее содержащуюся в резолюции 396 (V) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1950 г. рекомендацию о том, что во всех случаях, когда более чем одна власть претендует на то, что она является правительством, полномочным представлять государство, состоящее членом Организации Объединенных Наций, и когда этот вопрос становится предметом спора в Организации, он должен рассматриваться в свете целей и принципов Устава и с учетом обстоятельств каждого конкретного случая,

 

постановляет в соответствии со статьей 18 Устава Организации Объединенных Наций, что любое предложение об изменении представительства Китая является важным вопросом. (1080-е пленарное заседание, 15 декабря 1961 года)».

 

Спустя десятилетие, на основании резолюции № 1668 (1961), 25 октября 1971 года в Генеральной Ассамблее ООН был проголосована резолюция № 2758 (XXVI). «Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций». Интересно, что резолюцией № 2758 (XXVI). Генеральная Ассамблея ООН утвердила прецедент, согласно которому она вправе решать вопрос о постоянном членстве в Совете Безопасности (В Уставе ООН это прямо не прописано). Дело в том, что Китайская Республика на Тайване была не просто членом ООН, а постоянным членом Совета безопасности ООН. 

 

Статья 23 Устава ООН об устройстве Совета Безопасности, в частности, гласит: «Совет Безопасности состоит из пятнадцати Членов Организации. Китайская Республика, Франция, Союз Советских Социалистических Республик, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки являются постоянными членами Совета Безопасности». При этом Совет Безопасности несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, его решениям обязаны подчиняться все члены ООН. Пять постоянных членов Совета Безопасности обладают правом вето в данном Совете, но не могут ветировать решения Генеральной Ассамблеи.

 

Далее полный текст резолюции № 2758 (XXVI), на основании которой Тайвань был исключен из ООН на Генеральной Ассамблее ООН в октябре 1971 г.:

 

Резолюция 2758 (XXVI). «Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций»

 

«Генеральная Ассамблея,

 

напоминая о принципах Устава Организации Объединенных Наций,

 

считая, что восстановление законных прав Китайской Народной Республики является необходимым как для соблюдения Устава Организации Объединенных Наций, так и для дела, которому призвана служить Организация в соответствии с Уставом,

 

признавая, что представители правительства Китайской Народной Республики являются единственными законными представителями Китая в Организации Объединенных Наций и что Китайская Народная Республика является одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности,

 

постановляет восстановить Китайскую Народную Республику во всех ее правах и признать представителей ее правительства единственными законными представителями Китая в Организации Объединенных Наций, а также немедленно лишить представителей Чан Кайши места, которое они незаконно занимают в Организации Объединенных Наций и во всех связанных с ней учреждениях. (1976-е пленарное заседание, 25 октября 1971 года)».

 

Текст резолюций приведен по электронной базе данных ООН на un.org.

 

По резолюции 2758 (XXVI), исключающий Китайскую Республику на Тайване из ООН, «за» проголосовали 75 стран-членов ООН, воздержались: 17, Против: 35.

 

Интересно, что США проголосовали против резолюции 2758 (XXVI), они предложили вариант с сохранением за китайской Республикой на Тайване места в ООН и даже в Совете Безопасности с одновременным вступлением в ООН Китайской Республики на Тайване, но резолюция с раздельным голосованием не прошла.

 

Также против резолюции 2758 (XXVI) проголосовали Австралия, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Верхняя Вольта (ныне Буркина-Фасо), Габон, Гаити, Гамбия, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Республика Конго (ныне Демократическая Республика Конго), Коста-Рика, Берег Слоновой Кости (ныне Кот-д’Ивуар, Камбоджа, Лесото, Либерия, Мадагаскар, Малави, Мальта, Нигер, Никарагуа, Новая Зеландия, Парагвай, Республика Дагомея (ныне Бенин), Сальвадор, Саудовская Аравия, Свазиленд, Уругвай, Филиппины, Центральноафриканская Республика, Чад, ЮАР и Япония. Воздержались Аргентина, Барбадос, Бахрейн, Греция, Индонезия, Иордания, Испания, Катар, Кипр, Колумбия, Ливан, Люксембург, Маврикий, Панама, Таиланд, Фиджи и Ямайка. Не голосовали сама Китайская Республика на Тайване, Мальдивы и Оман.

 

Однако остальные тогдашние члены ООН, включая все остальные западноевропейские и латиноамериканские страны, весь социалистический лагерь, весь остальной арабский мир, а также Индия, Турция, Иран, а также ряд других азиатских стран и Канада проголосовали по резолюции 2758 (XXVI) «за», т.е. за исключение Китайской Республики из ООН.

 

«Закон об отношениях с Тайванем» — компенсация от США Китайской Республике на Тайване за признание Вашингтоном коммунистического Китая


 

Итак, коммунистический Китай — КНР в 1971 году потребовал от США, если они хотят установить какие-либо официальные контакты с КНР, отказаться от признания властей Китайской Республики на Тайване представителями всего Китая. Позднее произошло установление дипломатических отношений США и КНР. Устанавливая дипотношения с КНР, США вынуждены были разорвать дипотношения с Китайской Республикой на Тайване — таково было требование Пекина. Однако разрыв дипломатических отношений был частично компенсирован Соединенными Штатами Китайской Республике на Тайване т.н. «Законом об отношениях с Тайванем». Поговорим об этом  Законе подробнее.

 

В 1979 году США установили и дипломатические отношения с коммунистической Китайской Народной Республикой, однако приняли тогда же «Закон об отношениях с Тайванем» (закон, который гарантировал военную защиту Тайваню от США в случае агрессии Пекина, а также поставки вооружений Китайской Республики, несмотря на то, что США устанавливают дипломатические отношения с КНР и признают принцип «одного Китая». В своем редакционном комментарии от 17/11/2011 иновещание «Голос Америки» (рус.) цитируя выступления слушаниях в Конгрессе помощника государственного секретаря США по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Курта Кэмпбелла передавало:

 

«Более 30 лет «Закон об отношениях с Тайванем» и три американо-китайских коммюнике служат основанием нашей политики «одного Китая», которая определяет наши отношения с Тайванем и Китайской Народной Республикой, — сказал Кэмпбелл. — Наша политика основана на нескольких простых принципах. Мы настаиваем на том, чтобы разногласия между материковым Китаем и Тайванем улаживались мирным путем и в соответствии с волей людей, проживающих по обе стороны Тайваньского пролива. Мы не поддерживаем независимость Тайваня. Мы против односторонних попыток любой из сторон изменить статус-кво. Мы приветствуем инициативы обеих сторон по началу диалога, который снизит напряженность и активизирует контакты в зоне пролива. Мы намерены всячески поддерживать мир и безопасность в Тайваньском проливе, превалировавшие здесь последние годы».

 

В свою очередь тайваньский правительственный журнал «Тайваньская панорама» (ранее называвшийся «Свободный Китай») от 04/01/2009 (цитата по русскому переводу тайваньского представительства в Москве) так описывал принятие и действие «Закона об отношениях с Тайванем»

 

«США ясно представляли, что безопасность Тайваня была ключевой составляющей мира и стабильности в Западной части Тихого океана, и что на кону стояла репутация Вашингтона среди союзников в этом регионе.

 

Политически, «Закон об отношениях с Тайванем» стал результатом редкого рода «эквилибристики» — хоть и с существенной неоднозначностью — между Конгрессом США (где сложилась необычная коалиция, желавшая «сделать что-нибудь» для Тайваня и заново утвердить себя после войны во Вьетнаме) и исполнительной ветвью власти, которая обычно одерживала верх во внешней политике. В той мере, в которой «Закон об отношениях с Тайванем» предписывает совместную ответственность законодателей и правительства за безопасность Тайваня, Американский Конгресс выказал сильный интерес к Тайваню, едва ли сравнимый с прочими странами. Таким образом, Тайвань смог несколько компенсировать свою потерю доступа к исполнительной власти США, случившуюся после отмены признания, направив усилия не добрую волю, выраженную законодательной властью.

 

«Закон об отношениях с Тайванем» уникален и, поскольку концептуально он был разработан закон переходного типа. И действительно, это был прагматичный, но исключительный расклад, подготовленный для Тайваня на период дипломатической неопределенности, вызванной отменой признания со стороны США в 1979 году. Расклад, который мог привести к приемлемому концу двумя путями. Теоретически, если бы Тайвань провозгласил независимость де-юре и утвердил себя в качестве независимого суверенного государства (здесь имеется ввиду как отдельное тайваньское государство, если бы Тайвань перестал провозглашать себя Китайской Республикой, т.е. государством всего Китая, но находящимся в изгнании, как это формально делается сейчас. Прим. Portalostranah.ru) «Закон об отношениях с Тайванем» стал бы ненужным, потому что президент США имел широкие полномочия признать такое государство и установить с ним дипломатические отношения. С другой стороны, если бы Тайвань решил мирно воссоединиться с материковым Китаем, когда последний станет более свободным и процветающим, «Закон об отношениях с Тайванем» стал бы тоже ненужным. Тем самым «Закон об отношениях с Тайванем» был введен в тандеме с установленным Соединенными Штатами «статус-кво».

 

«Закон об отношениях с Тайванем» является строго нейтральным по отношению к конечному статусу Тайваня, коль скоро он будет достигнут мирными средствами. Он не поощряет и не препятствует ни конечному воссоединению Тайваня с материковым Китаем, ни их разделению», писало тайваньское официальное издание.

 

 Мнения об исключении Китайской Республики на Тайване из ООН и восстановлении отношений между КНР и США в официальных публикациях и вещании США, Тайваня и КНР


 

Далее посмотрим, как комментируют в последние годы исключение Китайской Республики на Тайване из ООН и «нормализацию» отношений Вашингтона и Пекина официальное вещание и публикации США, Китайской Республики на Тайване и коммунистического Китая — КНР. И, как говорилось выше, уход Китайской Республике на Тайване из Организации Объединенных Наций было следствием нормализации отношений США и коммунистического Китая.

 

Американское иновещание «Голос Америки» (рус.) отмечало 03/01/2004, вспоминая эту «нормализацию»:

 

«Первый шаг к нормализации американо-китайских отношений сделал президент Никсон: в 1972 году он был первым американским лидером, посетившим Пекин после «китайской революции» 1949 года и установления коммунистического режима. Никсон прибыл в Пекин на пике холодной войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом. К тому времени Китай порвал связи со своим советским союзником, и Вашингтон воспользовался возможностью ослабить Москву посредством союза с Пекином. Накануне исторической поездки президент Никсон разъяснил цель своего визита в столицу КНР: «Наша задача найти путь сближения, сохранив наши различия, но, не став врагами. Если в ходе этого визита мы сделаем ощутимый шаг в этом направлении, мир будет более безопасным», напоминал заявление Никсона «Голос Америки».

 

В свою очередь, сообщают, что вскоре после исключения Китайской Республики на Тайване из ООН, а именно в декабре 1971 г. на закрытом заседании премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай довольно циничным образом обосновывал восстановление связей коммунистического Китая и США. Чжоу Эньлай тогда сказал: «Когда США увязли во Вьетнаме, советские ревизионисты воспользовались случаем, чтобы расширить свое влияние на Ближнем Востоке и в Европе. Американскому империализму ничего другого не остается, кроме как пойти на улучшение отношений с Китаем для сдерживания советского ревизионизма...Необходимо извлечь все выгоды из противоречий между СССР и США и увеличить их» (Цитата по: China and the Three Worlds. A Foreign Policy Reader. M.E. Sharpe Inc., 1979. P. 138–139)

 

Международное радио Китая (коммунистический Китай, Пекин) в вещании от 25/10/ 2011: радостно напоминало: «25 октября исполнилось 40 лет со дня восстановления законного статуса КНР в ООН. 40 лет назад, то есть вечером 25 октября 1971 года на 26-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН подавляющим большинством голосов была принята резолюция за № 2758 (XXVI),, предусматривающая восстановление всех законных прав Китайской Народной Республики в ООН.У Мяофа был одним из членов китайской делегации, присутствовавшей на 26-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Он вспоминает:

 

«В тот день на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в поддержку Китая высказалось 75 членов, против — 35, и 17 воздержалось. После объявления итогов голосования у многих было приподнятое настроение. Многие представители африканских стран встали с мест и пошли поздравить китайских представителей, некоторые даже начали пританцовывать», отмечало вещание коммунистического Китая.

 

И хотя одним из условий Пекина для возобновления контактов между США и коммунистическим Китаем стало требование вывести из ООН представителей Тайваня и передать это место КНР, современная публикация Правительственного информационного бюро КР «Знакомьтесь: Китайская Республика» (2009) подчеркивала: «В 1971 году Китайская Республика на Тайване (сама) покидает Организацию Объединенных Наций, не дожидаясь принятия Генеральной Ассамблеей резолюции о передаче места Китая в ООН пекинским властям».

 

Добродетельный не останется в одиночестве — сказал Конфуций (551-479 гг. до н.э.). Китайская Республика на Тайване считает, что ее международное игнорирование несправедливо и аморально, и миру все равно придется признать Тайвань


 

Март 1972 года. Школьники собираются в пригороде тайваньской столице Тайбэя, а именно на улице возле резиденции Чан Кайши, с поздравлениями по случаю его переизбрания президентом националистического Китая.  В руках школьники держат портреты Чан Кайши.
      Увеличить

Март 1972 года. Школьники собираются в пригороде тайваньской столице Тайбэя, а именно на улице возле резиденции Чан Кайши, с поздравлениями по случаю его переизбрания президентом националистического Китая.

В руках школьники держат портреты Чан Кайши.


Март 1972 года. Школьники собираются в пригороде тайваньской столице Тайбэя, а именно на улице возле резиденции Чан Кайши, с поздравлениями по случаю его переизбрания президентом националистического Китая.

В руках школьники держат портреты Чан Кайши.

Из официальной публикации Правительственного информационного бюро Китайской Республики на Тайване (Government Information Office, ныне бюро преобразовано) «Знакомьтесь: Китайская Республика» (2009 г., рус. яз.):

 

«Как суверенное государство Китайская Республика поддерживает на должном уровне свою обороноспособность и проводит самостоятельную внешнюю политику. Она имеет дипломатические отношения с 23 государствами (по состоянию на 2015 г., дипломатические отношения с Китайской Республикой на Тайване имеют 22 государства, именно в Африке (3 государства): Буркина-Фасо (дипотношения в 1961-1973, и с 1994), Сан-Томе и Принсипи (с 1997), Свазиленд (с 1968); в Европе (1 государство): Святой Престол — Ватикан (с 1942); в Океании (6 государств): Кирибати (с 2003), Маршалловы Острова (с 1998), Науру (1980-2002, и с 2005 г., после непродолжительного периода дипотношений с КНР), Палау (с 1999), Соломоновы Острова (с 1983), Тувалу (с 1979); в Северной Америке (11 государств): Белиз (с 1989), Доминиканская Республика (с 1957), Сальвадор (с 1961), Гватемала (с 1960), Гаити (с 1956), Гондурас (с 1941), Никарагуа (1962-1985, с 1990), Панама (с 1909 г., установлены еще как с Цинской империей), Сент-Китс и Невис (с 1983), Сент-Люсия (1984-1997, с 2007), Сент-Винсент и Гренадины (с 1981); в Южной Америке (1 государство): Парагвай (с 1957). Прим. Portalostranah.ru) и поддерживает неофициальные связи с более чем 140 других стран. Она является активным членом 28 межправительственных организаций (МПО), включая Всемирную торговую организацию — ВТО (Китайская Республика на Тайване вступила в ВТО в 2001 г. под названием «отдельной таможенной территории Тайваня, Пэнху, Цзиньмэнь и Мацзу (Китайский Тайбэй). Это произошло после вступления в организацию коммунистического Китая, который не стал блокировать членство Тайваня под вышеуказанным наименованием. Прим. Portalostranah.ru), форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) и Азиатский банк развития.

 

В результате многолетних усилий Тайвань в мае 2009 г. обрел, наконец, официальный статус наблюдателя на Всемирной ассамблее здравоохранения, являющейся высшим руководящим органом Всемирной организации здравоохранения, одного из специализированных учреждений ООН. Кроме того, он имеет статус наблюдателя либо ассоциированного члена в еще в 20 межправительственных организациях и их вспомогательных органах — таких, как Организация экономического сотрудничества и развития, Межамериканский банк развития и Европейский банк реконструкции и развития. Одновременно неправительственные организации (НПО) Тайваня участвуют в деятельности более 2100 международных НПО.

 

Однако Китайская Республика по-прежнему отстранена от участия в деятельности большинства важных международных организаций, включая Организацию Объединённых Наций, и лишена возможности установить официальные дипломатические отношения с большинством стран, которые признают пекинские власти. Тем не менее, Китайская Республика является страной, вполне способной и готовой выполнять все обязанности государства-члена ООН, имеет более многочисленное население, чем ¾ всех стран мира, является одной из ведущих экономических держав, тесно сотрудничает с правительствами других стран в борьбе с терроризмом и трансграничной преступностью и, что еще важнее, служит ярким образцом свободного и демократического общества, которое стремится следовать международным пактам по правам человека», указывала официальная публикация Китайской Республике на Тайване.

 

Т.к. Россия имеет дипломатические отношения с коммунистическим Китаем-КНР., то она не может иметь дипотношения с Китайской Республикой на Тайванем (таково требование Пекина ко всем своим партнерам). Однако в Москве функционирует признанное российскими властями, но (тем не менее) неофициальное посольство Китайской Республики на Тайване — т.н. Представительство Тайбейско-Московской Координационной Комиссии (аналогично на Тайване Россию представляет Московско-Тайбэйская координационная комиссия по экономическому и культурному сотрудничеству в Тайбэе).

 

Президент Китайской Республики Чан Кайши инспектирует солдат на Тайване в 1950-м году.   Напомним, с 1949 года Китайская Республика располагается исключительно на Тайване и прилегающих островках, отступив из занятого коммунистами материкового Китая, где последние провозгласили т.н. Китайскую Народную Республику – КНР.
      Увеличить

Президент Китайской Республики Чан Кайши инспектирует солдат на Тайване в 1950-м году.

Напомним, с 1949 года Китайская Республика располагается исключительно на Тайване и прилегающих островках, отступив из занятого коммунистами материкового Китая, где последние провозгласили т.н. Китайскую Народную Республику – КНР.


Президент Китайской Республики Чан Кайши инспектирует солдат на Тайване в 1950-м году.

Напомним, с 1949 года Китайская Республика располагается исключительно на Тайване и прилегающих островках, отступив из занятого коммунистами материкового Китая, где последние провозгласили т.н. Китайскую Народную Республику – КНР.

Тайвань издает для России довольно большое количество публикаций, и с 1994 г. на русском снова (после перерыва в несколько десятилетий) вещает и государственное тайваньское иновещание  «Международное Радио Тайваня» («бывшее радио «Голос Сводного Китая», Voice of Free China, VOFC). Также с 1994 г. Правительственное информационное бюро Китайской Республики на Тайване (Government Information Office, ныне бюро преобразовано) выпускало иллюстрированный журнал на русском языке «Свободный Китай» (наряду с англоязычной и др. иноязычными версиями, с 2014 г. русская версия теперь как «Тайваньская панорама» выходит только в электронной версии и его издателем теперь является напрямую Министерство иностранных дел Китайской Республики на Тайване).

 

И в первом номере упомянутого журнала «Свободный Китай» на русском языке — номере от 01/06/1994 было опубликовано выступление тогдашнего генерального директора (с 1991 по 1996 гг.) Правительственного информационного бюро Китайской Республики на Тайване д-ра Джейсона Ху (Jason Hu, ныне заместитель председателя правящей партии Гоминьдан; в 1997-1999 гг. был министром иностранных дел Китайской Республики) под заголовком «Добродетельный не останется в одиночестве». Выступление с семинара, проведенного Атлантическим Советом Соединенных Штатов в Вашингтоне 17 сентября 1993 г., было посвящено проблеме статуса современной Китайской Республики на Тайване в международном сообществе. Выступление можно считать примером довольно эмоциональной реакции представителя Китайской Республики на Тайване на отношение к его стране как политическому изгою:

 

Джейсон Ху говорил в своем выступлении:

 

«История отношений Китайской Республики с другими государствами с 1971 года — это история длительной и тяжелой борьбы. В период с 1949 г., когда правительство Китайской Республики переместилось на Тайвань, по 1970 г. Китайская Республика не только поддерживала официальные дипломатические отношения с США, Японией и рядом других ведущих государств мира, но и располагала местом в Совете Безопасности ООН, являясь одним из его постоянных членов. С 1971 г., однако, положение стало меняться к худшему.

 

В 1971 г. ООН приняла внесенную Албанией резолюцию об исключении нас из ООН и допущении в нее режима китайских коммунистов. Еще до ее принятия Китайская Республика объявила о своем выходе из ООН. Вслед за этим демократические государства Запада, и в первую очередь США, возглавляемые Никсоном и Киссинджером, пересмотрели свои глобальные стратегические установки, отказавшись от своей прежней политики сдерживания коммунистического Китая и взяв курс на сотрудничество с ним в целях противодействия СССР. В этих условиях международные позиции Китайской Республики были серьезно подорваны.

 

К тому же китайские коммунисты оказывали сильный нажим на государства, имевшие дипломатические отношения с Китайской Республикой, побуждая их «пересесть на пекинский поезд», в результате чего многие из них установили официальные отношения с коммунистическим Китаем. В 1979 г. даже лидер свободного мира — США — установили дипломатические отношения с режимом китайских коммунистов, приняв три их условия: разрыв дипломатических отношений с Китайской Республикой, расторжение договоров с Китайской Республикой и вывод американских войск с Тайваня.

 

И спустя много лет хорошо помнится, какая горечь и возмущение охватили правительство и общественность нашей страны в тот день, когда весть о решении Картера разорвать отношения с Китайской Республикой пришла в Тайбэй.

 

В то время кто-то, характеризуя состояние дипломатической изоляции, в котором оказалась Китайская Республика, назвал нас «азиатской сиротой». Некоторые зарубежные средства массовой информации, поставив Китайскую Республику в один ряд с Южной Африкой (ЮАР второй половины XX века, имеется ввиду режим санкций против «белой» ЮАР, проводившей политику апартеида — т. е. — ограничение прав чернокожих в пользу белых — санкции применялись ООН и рядом стран мира с 1960-х по 1994 г., до смены режима апартеида в ЮАР, при этом Южноафриканская Республика не исключалась из Организации Объединенных Наций Прим. Portalostranah.ru) и Израилем (имеется ввиду продолжающиеся непризнание Израиля некоторыми мусульманским странами, считающим что Израиль лишает прав местных арабов-палестинцев на свое государство Прим. Portalostranah.ru), присвоили им название «отверженных стран четвертого мира».

 

Безусловно, в том, что касается самой дипломатической изоляции, наше положение (Китайской Республики на Тайване) имеет определенное сходство с положением двух других названных стран. Различие, однако, состоит в том, что изоляция Южной Африки явилась следствием проводившейся ею политики апартеида, дефицит друзей у Израиля связан с его продолжающейся уже в течение тысячелетий враждой с арабами, в то время как причина продолжающейся по сей день изоляции Китайской Республики в международном сообществе состоит в том, что мы на протяжении нескольких десятилетий решительно отвергаем коммунизм.

 

Мы можем сказать сегодня, что правильность этой нашей принципиальной и твердой антикоммунистической политики получила убедительное подтверждение в 1991 году, когда произошло крушение коммунизма в СССР и странах Восточной Европы. Однако, в силу того, что китайские коммунисты по-прежнему стремятся всячески подавлять нас на международной арене и что многие государства не желают улучшением своих отношений с нами навлечь на себя недовольство со стороны коммунистического Китая, положение Китайской Республики в международном сообществе и по сей день остается чрезвычайно тяжелым.

 

Говорят, что «у слабого государства нет дипломатии» Но разве Китайская Республика, сталкивающаяся с такими трудностями в осуществлении своей дипломатии, — «слабое государство»? Нет, фактически, как раз наоборот. Вероятно, вам известно, что Китайская Республика — 14-ая торговая держава мира (в 2014 г. — 17-я . Прим. Portalostranah.ru) , она располагает крупнейшими в мире резервами иностранной валюты — свыше 80 млрд. долл. США, на 1994 г. (В 2011 г. объем валютных резервов Китайской Республики на Тайване составлял уже $392,6 млрд. и продолжал расти. Прим. Portalostranah.ru), а ее ВНП в расчете на душу населения превышает 10 тыс. долл. США (К 2014 г. ВВП на душу населения Китайской Республики на Тайване составлял уже 20328 долларов США, т.е. 12 место в мире по сводке Всемирного экономического форума WEF. Прим. Portalostranah.ru). По этим экономическим показателям Китайская Республика могла бы войти в число ведущих 30 стран из 183 государств-членов ООН.

 

В области внутриполитической жизни за период с 1987 г. в Китайской Республике были также достигнуты впечатляющие успехи в осуществлении дальнейшей демократизации общества, которая опирается на опыт местного самоуправления, накопленный в течение предшествующих со­рока лет. С 1989 г, всего за пять лет мы провели целый ряд важных политических реформ: был отменен указ о чрезвычайном положении, был снят запрет на создание новых политических партий, было полностью переизбрано Национальное Собрание и были приняты поправки к Конституции Китайской Республики, что привело к созданию на Тайване свободного, демократического и плюралистического общества.

 

В настоящее время в Китайской Республике существует 74 политических партии (Первые многопартийные парламентские выборы в Китайской Республике на Тайване состоялись 21 декабря 1992 г. многопартийные парламентские выборы. На них — правящая партия Гоминьдан (Чжунго Гоминьдан т.е. «Китайская Национальная народная партия», ГМД), которая безраздельно правила Китайской Республикой еще на материке и продолжила делать это и после бегства властей Китайской Республики — на Тайвань) получила 53 % голосов, оппозиционная Демократическая прогрессивная партия (ДПП) получила 31 %.

 

По состоянию на 2015 г, в Китайской Республике на Тайване у власти находится партия Гоминьдан президента Ма Ин-цзю. Однако главная оппозиционная партия Демократическая прогрессивная партия (ДПП) и ее кандидат на посту президента Чэнь Шуйбянь (Chén Shuǐbiǎn) находились у власти с 2000 по 20008 г, т.к. Чэнь Шуйбянь дважды выигрывал президентские выборы. Он сменил на посту тогдашнего президента Ли Дэнхуэя (Lǐ Dēnghuī), партия Гоминьдан, который возглавлял Китайскую Республику на Тайване с 1988 г, после того как скончался сын Чай-Кайши Цзян Цзинго (Jiǎng Jīngguó), который, в свою очередь с небольшим перерывом на президентском посту руководил Китайской Республикой после кончины Чан-Кайши (Chiang Kai-shek) в 1975 г. В 2008 г. Гоминьдан вернулся к власти, когда его кандидат Ма Ин-цзю выиграл президентские выборы, а затем вновь повторил успех на следующих выборах через четыре года. В настоящее время основные партии Китайской Республики на Тайване — Гоминьдан (Чжунго Гоминьдан т.е. «Китайская Национальная народная партия», ГМД) и Демократическая прогрессивная партия. Второстепенные — Новая партия (появилась в 1993 году в результате раскола ГМД), Первая народная партия. Всего действует около 80 партийных групп и объединений. Прим. Portalostranah.ru).

 

Добившись значительных успехов в экономическом и политическом развитии, правительство и общественность Китайской Республики обрели в новых условиях твердую веру в свои силы и решили использовать методы «прагматической дипломатии» для расширения связей с зарубежными странами.

 

7 июля 1988 г. президент Ли Дэн-хуэй, выступая в качестве Председателя партии со вступительным словом на открытии 13-го Национального съезда Гоминьдана, так впервые пояснил значение «прагматической дипломатии»: «Мы должны, опираясь на нашу непоколебимую веру, приступить к осуществлению более реалистического, более гибкого и более дальновидного курса, нацеленного на то, чтобы расширить и укрепить наши отношения с зарубежными странами, сделав его основой «прагматическую дипломатию».

 

В мае следующего года президент Ли в интервью японской газете «Иомиури симбун» (Yomiuri Shimbun) более обстоятельно изложил суть «прагматической дипломатии»... Он сказал «...продолжая в будущем укреплять двусторонние отношения со всеми дружественными нам государствами, мы одновременно будем также делать все возможное для установления и развития неофициальных экономических, культурных, научно-технических и других связей со всеми невраждебными нам странами мира, а также стремиться активно участвовать в деятельности международных организаций и различных международных мероприятиях, строго выполнять наши международные обязательства и нести нашу долю ответственности перед международным сообществом в интересах максимального расширения сферы нашей деятельности на международной арене».

 

С этого времени «прагматическая дипломатия» стала высшим руководящим принципом отношений Китайской Республики с зарубежными государствами, придя на смену проводившейся в течение многих лет политике, основанной на категорическом отказе от параллельного представительства с китайскими коммунистами где бы то ни было, то есть принципе взаимного исключения «или мы, или они».

 

В марте 1989 г. во время неофициального визита президента Ли в Сингапур, с которым у Китайской Республики нет дипломатических отношений, представители местных средств массовой информации называли его «Президент Ли с Тайваня». Отвечая на вопрос о своем отноше­нии к этому титулу, президент Ли сказал: «В настоящее время самое важное для нас — как обеспечить дальнейшее развитие нашей страны, и нам не стоит придавать слишком большое значение титулам. Поэтому, хотя этот титул («президент Ли с Тайваня») и не вполне меня удовлетворяет, я готов принять его». Спокойная и трезвая позиция, занятая президентом Ли, способствовала лучшему пониманию мировым сообществом сущности «прагматического» курса Китайской Республики, нацеленного на расширение сферы ее международной деятельности.

 

«Прагматическая дипломатия» обрела дополнительную правовую основу в мае 1991 г., когда правительство Китайской Республики объявило об окончании «периода мобилизации для подавления коммунистического мятежа». После объявления об окончании «периода мобилизации» мы стали рассматривать китайский коммунистический режим как политическую реальность, трезво признав тот факт, что Китай является разделенной страной. До объединения Китая правительство Китайской Республики и режим китайских коммунистов параллельно существуют и осуществляют свою юрисдикцию над соответствующими частями Китая, находящимися под их фактическим контролем. Они имеют равное право, представляя жителей находящихся под их фактическим контролем территорий, участвовать во всей многообразной деятельности международного сообщества.

 

Осуществляемая нами «прагматическая дипломатия» имеет под собой прочный фундамент в виде неуклонно растущего экономического потенциала Китайской Республики. С 1991 г. и за три с половиной года, продолжая поддерживать дипломатические отношения с 29 государствами, мы, кроме того, увеличили число наших бюро и представительств в странах, с которыми у нас нет дипломатических отношений, с 66 (в 43 странах) до 89 (в 58 странах). В названиях 17 из них упоминается Китайская Республика, а 53 — Тайбэй. Более трети наших неофициальных бюро и представительств за рубежом выполняют функции дипломатических и консульских учреждений, а их сотрудники полностью либо частично пользуются дипломатическими привилегиями и дипломатическим иммунитетом.

 

Вышеприведенные цифры достаточно убедительно свидетельствуют об эффективности «прагматической дипломатии», осуществляемой нами с 1987 г. Вместе с тем, следует признать, что «прагматическая дипломатия» все же имеет определенные рамки и не может служить полноценной заменой официальным дипломатическим отношениям. В частности, как бы эффективна ни была «прагматическая дипломатия», она не способна обеспечить осуществление общей надежды народа нашей страны на возвращение Китайской Республики в ООН.

 

Откровенно говоря, вплоть до 1990 г. у нас в обществе не было консенсуса по вопросу об участии Китайской Республики в деятельности ООН. Те, кто сомневался в правильности курса на возвращение в ООН, подчеркивали, что, как в эпоху «холодной войны», так и после ее окончания ООН обнаружила свою неспособность выполнять функции, возложенные на нее при ее создании, за что она постоянно подвергалась критике со стороны международной общественности. К тому же Китайская Республика после выхода из ООН в 1971 г. не только выстояла, но и добилась впечатляющих успехов в развитии экономики и внешней торговли. Поэтому, фактически, нет никакого смысла самим создавать себе проблемы, добиваясь участия в деятельности столь неэффективной организации.

 

Были и такие, кто, проявляя излишнюю осторожность, указывал, что любые инициативы, направленные на защиту права Китайской Республики участвовать в работе Генеральной Ассамблеи ООН, бесполезны, так как коммунистический Китай как постоянный член Совета Безопасности ООН наверняка будет упорно использовать свое право вето, не допуская их рассмотрения, и, поэтому, не стоит и пытаться ставить данный вопрос.

 

Подобные пессимистические настроения, однако, постепенно становились все более редкими по мере наших успехов в проведении политических реформ, новых достижений в развитии экономики и внешней торговли и активных усилий правительства и общественности страны по обеспечению Китайской Республике более справедливого и достойного статуса в международном сообществе.

 

Сегодня правительство нашей страны твердо придерживается курса на участие Китайской Республики в деятельности ООН, в своем стремлении к этой цели едины все политические и общественные силы страны. Возможно, кто-то спросит, почему Китайская Республика стремится сегодня вернуться в ООН после 22-летнего отсутствия в ней.

 

Я назову десять серьезных аргументов в пользу участия нашей страны в деятельности ООН.

 

Во-первых, мы должны участвовать в деятельности ООН, потому что китайские коммунисты не правомочны представлять 21 миллион граждан Китайской Республики на Тайване.

 

Недавно премьер Китайской Республики Лянь Чжань (Lián Zhàn, был премьером Исполнительного юаня Китайской республики на Тайване в 1993-1997 гг., а в 1996-2000 гг. — вице-президентом; все при президенте Ли Дэн-хуэе. Прим. Portalostranah.ru) очень ясно изложил нашу позицию по этому вопросу:

 

«Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1971 г., в результате принятия которой в ООН был допущен китайский коммунистический режим, а мы были исключены из системы Объединенных Наций, игнорирует тот факт, что китайские коммунисты не способны и не правомочны представлять 21 миллион граждан Китайской Республики на Тайване. Сегодня в ООН никто не представляет нас, никто не отстаивает наши права и не принимает от нашего имени обязательств. Разве может считаться нормальным, когда такая важная международная правительственная организация игнорирует факт существования страны с 21-миллионным населением? (отметим, что по состоянию на 2015 г. население Китайской Республики на Тайване составляет уже чуть более 23 млн. чел. Прим. Portalostranah.ru). Разве может считаться нормальным, что наши граждане — дети, женщины, престарелые и инвалиды — лишены своих законных прав участвовать в соответствующих мероприятиях, проводимых ООН, наравне с детьми, женщинами, престарелыми и инвалидами других стран мира? Разве может считаться нормальным, что даже наша полиция при выполнении своих задач по борьбе с международной преступностью и наркобизнесом лишена возможности в достаточной мере взаимодействовать с соответствующими службами других стран?»

 

Во-вторых, мы добиваемся участия в деятельности ООН во имя восстановления в международном сообществе основных человеческих прав и достоинства 21 миллиона китайцев, проживающих в регионе Тайваня.

 

Известно, что «Всемирная декларация прав человека» 1948 года, «Международный пакт о гражданских и политических правах» 1966 года и принятый в том же году «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» ясно гарантируют человеку право участия в политической, культурной и экономической деятельности международного сообщества в качестве важной части его основных человеческих прав.

 

Со времени выхода Китайской Республики из ООН в 1971 г. основные права ее граждан —­ право на участие в политической, экономической и культурной жизни международного сообщества — подвергаются произвольному и ничем не оправданному ущемлению.

 

На протяжении десятилетий мы постоянно слышим, как правительства и правозащитные организации стран Запада, проявляя обеспокоенность положением в области прав человека, активно выступают в защиту эксплуатируемых и притесняемых в той или иной стране мира, однако мы ни разу не слышали, чтобы какая-либо международная организация выступила в связи с тем, что человеческие права и достоинство 21 миллиона граждан Китайской Республики серьезно ущемляются всем международным сообществом. Это прямо противоречит принципам нравственности, здравого смысла и справедливости. Мы полагаем, что международному сообществу, наконец, пора принять соответствующие меры для устранения того несправедливого обращения, которому подвергаются в нем граждане Китайской Республики на Тайване.

 

В-третьих, разве может ООН игнорировать наши выдающиеся достижения в политическом и экономическом развитии?

 

Как я уже сказал ранее, мы — 14-ая торговая держава мира (в 2014 г. — 17-я . Прим. Portalostranah.ru). Кроме того, мы занимаем второе место в Азии по объему инвестиций за рубежом и первое либо второе место в мире по величине наших валютных резервов (По состоянию на июнь 2015 г., Китайская Республика на Тайване занимала пятое место в мире по величине золотовалютных резервов — с $426,398 млрд. После Коммунистического Китая (I место), Японии, Саудовской Аравии и Швейцарии. Прим. Portalostranah.ru). Очевидно, что страна со столь значительным экономическим потенциалом и демократической политической системой имеет право быть представленной в ООН.

 

Вспоминается, как в свое время администрация Никсона, содействуя вступлению режима китайских коммунистов в ООН, указывала: «Нельзя игнорировать коммунистический Китай, его игнорирование противоречило бы интересам мирового сообщества». Мы считаем, что эти слова очень хорошо подошли бы для характеристики сегодняшнего положения Китайской Республики, поскольку мы тоже достаточно велики для того, чтобы с нами считаться. Прекрасным подтверждением этому служит опубликованная 10 ноября 1990 г. газетой «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) редакционная статья, в которой отмечались достижения Китайской Республики на Тайване в самых разных областях и которая была озаглавлена: «Тайвань: слишком велик, чтобы его не замечать».

 

В-четвертых, как может приверженная свободе и демократии ООН не считаться с результатами свободного и демократического волеизъявления нашего народа?

 

Результаты всех опросов общественного мнения, проведенных в регионе Тайваня в последние годы, показывают, что абсолютное большинство граждан Китайской Республики поддерживают принятие правительством всех необходимых мер с целью добиться участия страны в деятельности ООН.

 

Китайская Республика представляет собой открытое и плюралистическое демократическое общество, в котором политика правительства целиком основывается на воле народа. Располагая безусловной поддержкой со стороны общественности в вопросе участия в деятельности ООН, все политические силы страны твердо привержены в своей политике общей цели — добиться возвращения Китайской Республики в ООН, и помешать им в этом или поколебать их решимость не смогут ни китайские комму­нисты, ни кто бы то ни был еще. Демократические государства Запада всегда подчеркивали свое уважение к общественному мнению, и ООН как организация, призванная отстаивать свободу и демократию, должна с уважением отнестись к выраженной свободным и демократическим путем воле народа Китайской Республики, стре­мящегося к участию своей страны в деятельности ООН, и способствовать ее осуществлению.

 

В-пятых, Китайская Республика имеет желание и возможность внести свой вклад в развитие международного сообщества.

 

Общеизвестно, что Китайская Республика достигла сравнительно высокого уровня политического и экономического развития и способна предпринимать конкретные шаги по оказанию гуманитарной, финансовой и технической помощи другим странам. Достойно сожаления, однако, что даже подобные бескорыстные акции гуманитарного характера порой испытывают на себе негативное воздействие со стороны факторов международной политики, в результате чего мы оказываемся лишенными возможности в полной мере реализовать наше искреннее желание внести свой вклад в развитие международного сообщества. Подобные ограничения порой просто доходят до абсурда. К примеру, когда разразилась война в Персидском заливе (1991 г.), Китайская Республика откликнулась на призыв США и других государств об оказании экономической помощи стране, ставшей жертвой агрессии, и была готова предоставить эту помощь. Однако, эта страна, исходя из того, что у нее нет с нами дипломатических отношений и что Китайская Республика не является членом ООН, так и не решилась принять нашу помощь.

 

Другой пример: в целях защиты ресурсов моря — общего достояния человечества — по инициативе ООН в 1982 г. была разработана Конвенция по морскому праву. Конвенция уже подписана 57 странами (для вступления ее в силу требуются подписи еще трех государств). Но окруженная морями Китайская Республика на Тайване лишена возможности присоединиться к Конвенции, так как она не является членом ООН (По состоянию на 2015 г, Китайская Республика на Тайване так и не стала подписантом Конвенции по морскому праву. Конвенция вступила в силу 16 ноября 1994 года, после того как ее ратифицировали 60 стран. Прим. Portalostranah.ru).

 

Еще один пример: ООН активно содействует подписанию всеми государствами Монреальского протокола, имеющего целью остановить продолжающееся истощение озонового слоя Земли. Хотя Китайская Республика стремится к сотрудничеству с другими странами в решении этой важной задачи, она лишена возможности стать участницей этого протокола, поскольку не является членом ООН (По состоянию на середину 2015 г., Китайская Республика на Тайване так и не является стороной Монреальского протокола. Прим. Portalostrnah.ru).

 

Совершенно очевидно, что и ресурсы морского дна, и окружающая среда нашей планеты являются общим достоянием всего человечества и не имеют государственных границ. Каждая страна имеет право пользоваться этим достоянием, и лишь при условии активного сотрудничества всех государств планеты это достояние может быть эффективно защищено. Продолжающееся вынужденное неучастие Китайской Республики в деятельности ООН и в международных конвенциях — фактор, ослабляющий усилия человечества в этой важной сфере. Все мы, присутствующие здесь сегодня, не можем не испытывать в связи с этим глубокой озабоченности.

 

В-шестых, ООН могла бы более активно использовать «тайваньский опыт» в интересах содействия экономическому развитию стран «третьего мира».

 

Всем известно, что Тайвань — это небольшой остров, бедный природными ресурсами и в прошлом испытывавший острую нехватку средств. В 1949 г. его национальный доход в расчете на душу населения не достигал и 50 долл. США. Однако, в результате успешного проведения правительством страны земельной реформы, эффективных мер по привлечению иностранного капитала, активной поддержки отраслей экономики, ориентированных на экспорт и продуманного использования трудовых ресурсов, к 1993 г. — всего за 44 года Китайской Республике удалось сотворить «экономическое чудо», достигнув уровня национального дохода, превышающего в расчете на душу населения 10 тысяч долл. США (Как уже отмечалось, в 2014 г. ВВП на душу населения Китайской Республики на Тайване составлял уже 20328 долларов США, т.е. 12 место в мире по сводке Всемирного экономического форума WEF. Прим. Portalostranah.ru). Наш успех отнюдь не был результатом просто удачного стечения обстоятельств, и многое из опыта нашего развития могло бы быть весьма полезным для развивающихся стран, составляющих абсолютное большинство государств-членов ООН.

 

Китайская Республика вовсе не намерена скрывать от других стран накопленный ею опыт национального развития. Напротив, она готова бескорыстно поделиться им со всеми странами мира и, тем самым, внести свой вклад в развитие их экономики. Если бы Китайская Республика имела возможность свободно действовать в рамках системы Объединенных Наций, то ООН и ее члены — развивающиеся страны — смогли бы более эффективно и более систематично изучать и использовать опыт «тайваньской модели развития». Кроме того, поскольку Китайская Республика не является членом ООН, то материалы и статистические данные о Китайской Республике на Тайване весьма редко можно встретить в таких важных изданиях... Это — факт, достойный глубокого сожаления, ибо развивающиеся государства, а также экономисты всех стран могли бы извлечь для себя немало полезного из материалов о Тай­ване и, в частности, избежать некоторых ошибок при разработке экономической стратегии. Мы убеждены, что знания не имеют государственных границ. Участие Китайской Республики в деятельности ООН будет способствовать распространению тайваньского опыта и восполнению существующих в международных изданиях на протяжении уже многих лет пробелов, связанных с отсутствием материалов о Тайване.

 

В-седьмых, участие Китайской Республики в деятельности ООН служило бы, в конечном счете, интересам мирного объединения Китая и укреплению мира и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

 

В последнее время китайские коммунисты неоднократно высказывались против вступления Тайваня в ООН «в любой форме и под любым именем». Подобная позиция диктата со стороны китайских коммунистов не только не содействует позитивному взаимодействию между двумя сторонами Тайваньского пролива, но и, напротив, способна лишь усилить их взаимную подозрительность и перечеркнуть весь тот потенциал взаимной доброжелательности, который с таким трудом был накоплен сторонами в результате ряда консультаций... В связи с этим премьер Лянь Чжань (Lián Zhàn; напомним, был премьером Исполнительного юаня Китайской республики на Тайване в 1993-1997 гг., а в 1996-2000 гг. — вице-президентом; все при президенте Ли Дэн-хуэе. Прим. Portalostranah.ru) в своей речи 2 сентября 1993 г. прямо призвал китайских коммунистов «повернуться лицом к реальности — реальности страны, разделенной в территориальном и политическом отношении ... Наше решение добиваться возвращения в ООН,— подчеркнул он,— никогда не было нацелено на увековечение раскола между сторонами Тайваньского пролива. Напротив, мы убеждены, что участие Китайской Республики в деятельности ООН укрепит нашу веру в грядущее объединение Китая...

 

Оценивая ситуацию в более крупном плане, следует указать, что Азиатско-Тихоокеанский регион ныне является регионом, в котором отмечаются самые высокие в мире темпы экономического развития, а, кроме того, регионом, где идет самая интенсивная гонка вооружений в эпоху после окончания «холодной войны». Улучшение отношений между двумя сторонами Тайваньского пролива в результате нашего участия в деятельности ООН определенно способствовало бы укреплению стабильности и мира в данном регионе.

 

В-восьмых, на Китайскую Республику должен быть распространен принцип универсальности членства в ООН.

 

ООН была создана в 1942 г. по инициативе Союзных держав во главе с США. В силу того, что в то время имело место четкое размежевание сил двух лагерей — Союзных держав и держав Оси, создатели ООН воздержались от выдвижения принципа универсальности членства. В 60-е гг. после того, как многие бывшие колонии западных держав, добившись независимости, вступили в ООН, в ней стал утверждаться принцип универсальности членства, основанный на неприятии новыми независимыми государствами любых форм дискриминации. Сегодня принцип универсальности членства принят всем цивилизованным миром, распространяется на все государства, и Китайская Республика, не должна составлять здесь исключение...

 

В-девятых, участие Китайской Республики в деятельности ООН способствовало бы утверждению активной роли ООН в деле мирного решения проблем разделенных стран.

 

Результатом Второй мировой войны и идеологического противостояния периода «холодной войны» явилась трагическая ситуация, при которой такие страны, как Германия, Корея и Китай оказались надолго разделенными. Когда конфронтация между двумя Германиями достигла наивысшего накала, Организацией Объединенных Наций была разработана модель их параллельного представительства. Это позволило обеим Германиям одновременно быть членами этой международной организации и, таким образом, избе­жать ситуации, при которой любая из сторон могла бы испытывать беспокойство, считая себя оказавшейся в международной изоляции. Этим были созданы благоприятные условия для происшедшего в конце концов объединения Германии. Сегодня и Южная, и Северная Корея являются членами ООН. Это также, несомненно, будет способствовать стабилизации обстановки на Корейском полуострове и, в конечном счете, — объединению обе­их частей страны. Мы исходим из того, что главной целью ООН, ради которой она была создана, является достижение и поддержание всеобщего мира. И мы полагаем, что, если бы стало возможным по примеру Восточной и Западной Германии и Южной и Северной Кореи применить модель параллельного представительства к разделенному Китаю, то это определенно способствовало бы утверждению активной роли ООН в содействии мирному решению проблемы разделенных стран и укрепило бы авторитет ООН как гаранта всеобщего мира.

 

В-десятых, участие Китайской Республики в деятельности ООН будет способствовать утверждению последовательно нейтральной позиции ООН в условиях нового мирового порядка, складывающегося в эпоху после окончания «холодной войны».

 

Генеральный секретарь ООН г-н Бутрос Бутрос-Гали, касаясь роли ООН в эпоху после окончания «холодной войны», сказал: «С окончанием «холодной войны» ООН освободилась от сковывавшей ее борьбы сил прежнего биполярного мира. Наступает новая эра— эра ООН. Мир возлагает на ООН огромные надежды, ожидая, что она, наконец, станет выполнять миссию, предусмотренную ее Уставом». (По состоянию на 2015 г., в мире наблюдается новое противостояние, затеянное Москвой, а ООН по-прежнему бессильна. Прим. Portalostranah.ru).

 

Безусловно, Китайская Республика разделяет всеобщую радость в связи с окончанием «холодной войны» и освобождения мира от оков силовой конфронтации. И мы также возлагаем огромные надежды на будущую роль ООН в поддержании всеобщего мира, содействии росту благосостояния человечества, отстаивании справедливости и общепринятых норм жизни мирового сообщества. Но мы убеждены, что, пока 21 миллион граждан Китайской республики на Тайване (напомним, по состоянию на в 2015 г. население Китайской Республики на Тайване составляет чуть более 23 млн. чел. Прим. Portalostranah.ru) лишаются по политическим мотивам своего законного права быть представленными в этой высокой организации, ООН не может заявлять о том, что она верна идеалам, записанным в ее Уставе.

 

Пока не находит своего разумного решения проблема противоречащего принципам справедливости, здравого смысла и нравственности обращения, которому продолжает подвергаться Китайская Республика в международном сообществе, репутация ООН как организации, призванной отстаивать справедливость, помогать слабым и поддерживать нуждающихся, не будет вполне безупречной. Нам чужд пафос абстрактного морализаторства, но о каком наступлении «новой эры ООН» можно будет вести речь, если ООН не сможет в условиях отказа от силовой политики вернуть себе репутацию справедливого и беспристрастного международного арбитра?

 

Известно, что международное сообщество также проявляет большой интерес к вопросу о том, под каким именем и в какой форме Китайская Республика намерена участвовать в деятельности ООН. Безусловно, это —­ трудный, но неизбежный вопрос, имеющий существенно важное значение... Вы понимаете, что в существующих условиях, какое бы имя мы ни использовали и какую бы форму мы ни избрали для участия в деятельности ООН, мы неминуемо встретим противодействие со стороны коммунистического Китая, что скажется на степени поддержки нашей позиции другими государствами. Учитывая это, Китайская Республика считает разумным сохранять достаточную степень гибкости в своем подходе к данному вопросу... (Как указывала газета «Нью-Йорк Таймс» 24/07/2007, запрос в ООН, поданный 19 июля 2007 г., Тайвань подал именно как «Тайвань», в отличие от 14 предыдущих обращений, направленных после 1971 года, где он именовал себя «Китайской Республикой». Правовое управление Организации Объединенных Наций вскоре вернуло и эту заявку непризнанной Китайской Республики на Тайване как неподлежащей рассмотрению, ввиду следования ООН политике «одного Китая». Прим. Portalostranah.ru).

 

На протяжении нескольких десятилетий Китайская Республика на Тайване сталкивается в сфере внешней политики с огромными трудностями и препятствиями в связи с тем, что она твердо привержена избранному ею антикоммунистическому курсу. За долгие годы нашей изоляции демократические государства Запада, руководствуясь своими расчетами, связанными с силовой политикой, фактически, не пожелали протянуть нам руку помощи.

 

К счастью, мы наделены стойкостью, и подобно тому, как наш национальный символ — цветы мэйхуа (китайской сливы), пережив заморозки, лишь обретают новые жизненные силы, мы сумели в период самых тяжелых испытаний во внешнеполитической сфере сотворить известные ныне всему миру «экономическое чудо» и «политическое чудо»...

 

Правительство и общественность Китайской Республики полны решимости добиваться активного участия страны в жизни мирового сообщества. Мы не просим ни у кого материальной помощи. Все, на что мы рассчитываем, — это лишь моральная поддержка государствами мира нашего справедливого дела. Возможно, кто-то скажет, что международное сообщество давно уже не руководствуется ни справедливостью, ни истиной. Однако, 21 миллион китайцев, проживающих на Тайване и воспитанных в духе конфуцианского учения, по-прежнему сохраняют веру в древнюю истину, изреченную Конфуцием: «Добродетельный не останется в одиночестве»... Мы надеемся на позитивную реакцию со стороны международного сообщества, которая докажет, что нравственность, справедли­вость и истина еще не окончательно исчезли из современной международ­ной политики«, заявлял в своем запомнившемся выступлении 17 сентября 1993 тогдашний генеральный директор (с 1991 по 1996 гг.) Правительственного информационного бюро (ныне преобразовано) Китайской Республики на Тайване д-р Джейсон Ху (опубликовано в первом номере официального тайваньского журнала «Свободный Китай» на русском языке от 01/06/1994).

 

Почему коммунистический Китай

блокирует попытки Китайской Республики на Тайване вступить в ООН?


 

Коммунистический Китай — т.н. Китайская Народная Республика, в последние десятилетия став одной из могущественных экономических сил в мире и являясь постоянным членом Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (т.е. с правом вето практически по любым вопросам), с успехом блокирует попытки Китайской Республики на Тайване вернуться в ООН в любом качестве и под любым именем, даже под таким не несущим политической нагрузки именем как «китайский Тайбэй».

 

Из интервью от 18/09/2006 тогдашнего главы о признанного российскими властями, но (тем не менее) неофициального посольства Китайской Республики на Тайване в Москве — Представительства Тайбейско-Московской Координационной Комиссии Чэнь Жун-цзе.

 

«...Начиная с 1993 года, Тайвань регулярно подавал заявку на вступление в ООН... Цель Тайваня состоит в том, чтобы призвать международное сообщество к справедливому рассмотрению вопроса о фундаментальном праве 23-х миллионов жителей Тайваня участвовать в работе ООН...

 

Почему Китай блокирует попытки Тайваня вступить в ООН? В чем заключается теоретическая основа проблемы вступления Тайваня в ООН?

 

— Основой духа Устава ООН является «принцип всеобщности». Согласно 4-й Статье Устава ООН, в организацию приглашаются все «миролюбивые страны». Тайвань по численности населения находится на 47-м месте в мире, занимает 16-е место среди крупнейших торговых держав, 17-е место — среди крупнейших экономик мира. По объему валютных резервов Тайвань вышел на четвертое место в мире (по данным на 2015 г., по объему валютных резервов Тайвань на пятом месте в мире. Прим. Portalostranah.ru). Получается, что государство, играющее в мировом сообществе позитивную и конструктивную роль, не имеет возможности участвовать в деятельности ООН и ее специализированных организаций, тем самым народ Тайваня лишается фундаментального жизненного права. Сложно представить большую несправедливость. После вступления в ООН Восточного Тимора и Швейцарии Тайвань остался единственной страной, кроме Ватикана (по состоянию на 2015 г., Ватикан, а точнее Святейший престол, является страной-наблюдателем при Организации Объединенных Наций — ООН Прим. Portalostranah.ru) которая еще не вступила в ООН.

 

Подобная политическая изоляция просто безжалостна.

 

Следует обратить внимание на то, что в июне этого года был создан Совет ООН по правам человека. Это является конкретным проявлением внимания ООН к проблеме прав человека, и имеет особое значение для Тайваня, как для государства, основанного на соблюдении прав человека. Поэтому дипломатические союзники Тайваня, поднимая вопрос об «участии Тайваня в ООН», особо подчеркивают, что вступление в ООН является фундаментальным правом 23-миллионного народа Тайваня. Включение Тайваня в систему ООН будет способствовать всеобщему признанию ценностей прав человека в мире. Исключение же Тайваня из рядов ООН является ничем иным, как нарушением фундаментальных прав и дискриминацией 23-х миллионов жителей Тайваня...

 

Коммунистический Китай - КНР в отношениях с Тайванем ныне проводит двойственную стратегию «разделения политики и экономики»: в экономической сфере активно привлекаются тайваньские предприниматели, оказывается содействие развитию экономики; в сфере же политики не оставляется ни малейшего пространства для диалога и консультаций, борьба ведется не на жизнь, а на смерть. В последние годы всеобщее внимание было сосредоточено на бурно развивающейся китайской экономике. Между тем, мы также должны обращать внимание на то, что одновременно КНР прилагает усилия по наращиванию своей военной мощи. Продолжается ежегодное увеличение оборонного бюджета. В 2005 году в (коммунистическом) Китае был принят «Закон о борьбе с расколом государства», заложивший юридическую основу для возможного вооруженного вторжения на Тайвань. Проведение совместно с другими государствами направленных имитационных военных учений еще более явно демонстрирует милитаристский менталитет КНР. Кроме того, Китай ежегодно увеличивает количество ракет, размещенных на юго-восточном побережье и нацеленных на Тайвань», отмечал глава неофициального посольства Китайской Республики на Тайване в Москве.

 

 Этот обзор подготовлен Portalostrnah.ru по следующим основным источникам: статьям тайваньского правительственного журнала «Свободный Китай» — «Тайваньская панорама», издание Правительственного информационного бюро — Government Information Office Китайской Республике на Тайване) от 01/06/1994 и 04/01/2009 и 01/12/2011; публикации Правительственного информационного бюро Китайской Республики на Тайване «Знакомьтесь: Китайская Республика» (2009, рус. яз.); электронной базе данных ООН, в частности базе резолюций Генеральной Ассамблеи, на un.org; редакционному комментарию от 17/11/2011 и сообщению от 03/01/2004 русской редакции иновещания США «Голос Америки»; сообщению от 25/10/ 2011 русской редакции «Международного Радио Китая» (КНР. Пекин); документальной книге Лауры Тайсон-Ли (Laura Tyson Li) «Мадам Чан Кайши» (Madame Chiang Kai-shek), вышедшей в США в 2006 г. (русский перевод вышел в 2008 г.); научно-учебному изданию «История Китая» (Издательство Московского Университета, 1998 г.); China and the Three Worlds. A Foreign Policy Reader. M.E. Sharpe Inc., 1979; заметке UN rejects Taiwan application for entry от 24/07/2007 из американской газеты «Нью-Йорк Таймс»; другим материалам.

 

 

Portalostranah.ru

 

Опубликовано 30/09/2015

 

Избранные статьи недели

Аргентина: новые банкноты песо Аргентина: новые банкноты песо
 

Аудиофайлы в рубрике
«Страны говорят»

Осень в Японии – взгляд из Японии Осень в Японии – взгляд из Японии
 



Мы рекомендуем. Архивы


ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

Портал о странах присутствует на YouTube, где размещаются некоторые видео к  публикациям;

А также в социальной сети ВКонтакте, где анонсируются наши материалы и также присутствует видео. Подписывайтесь.

 

Вниманию наших читателей, которым комфортнее читать на украинском яз. Вы можете читать наши материалы на укр. яз. Подробнее по ссылке:

Портал о странах можно читать и на украинском языке

 


География посетителей
Всемирное время