Общение с читателями и новое на сайте:

 
- A +

Великие Моголы: Из Средней Азии на индийский «Павлиний трон». Могольское наследие Индии: Тадж-Махал, Красный форт, Старый Дели, мавзолей Хумаюна, а также судьба кабульской гробницы Бабура, и что принес ислам в индийскую традицию


В предлагаемом обзоре, подготовленном по материалам индийских публикаций, а также французскому изданию «Индийская империя Великих Моголов» («L,inde imperiale des grands moghols» (1997) и публикации ООН, речь пойдет о Великих Моголах - знаменитой династии Индии.

Две главные индийские достопримечательности – визитные карточки страны – Тадж-Махал в Агре и Красный форт в Дели - это также то, что построили моголы.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Стр. 1.: Общий взгляд на Великих Моголов;

Стр. 2: Наследие Шах-Джахана: «Рай и ад» Джахана - Красный форт Дели и Шахджаханабад - Старый Дели (Индийская публикация и публикация ООН);

Стр. 3: Мавзолей Хумаюна - монумент любви и старший собрат Тадж-Махала, а позднее свидетель финала истории Великих Моголов (Индийская публикация);

Стр. 4: «Он хотел покоиться в усыпальнице «под открытым небом, без какой-либо надстройки над ней и без привратника». Кабульская усыпальница Бабура, первого могольского императора (Индийская публикация);

Стр.5: Влияние Великих Моголов и ислама на индийский стиль и искусство (Индийская публикация);



I. Индийский путь Великих Моголов

 

Страница одной из цитируемой здесь публикации, а именно статьи из журнала для заграницы, выпускающегося Министерством иностранных дел Индии на нескольких языках, включая русский - журнала «Индия Перспективы: статьи «Падшахнама: Визуальное отображение могольского великолепия» (сент.

Страница одной из цитируемой здесь публикации, а именно статьи из журнала для заграницы, выпускающегося Министерством иностранных дел Индии на нескольких языках, включая русский - журнала «Индия Перспективы: статьи «Падшахнама: Визуальное отображение могольского великолепия» (сент. 1997 года, рус. яз.).

В данной статье напоминается о «Падшахнаме» - прижизненном историческом повествовании с картинками о первых 10-ти годах правления одного из могольских императоров Шах-Джахана. См. в нашем обзоре.

Могольские императоры, стремившиеся легимитизировать свою власть, всегда подчеркивали свою принадлежность к Чингисхану и Тимуру.

Могольские императоры, стремившиеся легимитизировать свою власть, всегда подчеркивали свою принадлежность к Чингисхану и Тимуру.

На могольской миниатюре 1630 года изображен Тимур (в центре), который дарит Бабуру корону. Чего в реальности быть не могло, т.к. Бабур родился спустя почти 80 лет после кончины Тимура (а именно в 1483 году, в то время как Тимур скончался в 1405 г.).

(Миниатюра: Музей Виктории и Альберта, Лондон).

1.1 Великие Моголы — сначала самое основное

 

Здесь поговорим о происхождении Великих Моголов, а затем, в следующих разделах обзора, перейдем к любопытным частностям об отдельных персонажах и наследии могольской династии.

 

Хотя Великие Моголы, являлись потомками Тимура (Тамерлана), будущий основатель династии Великих Моголов Бабур первоначально в 1494-1504 гг. был лишь скромным правителем Ферганы (на территории нынешнего Узбекистана), государственного образования, одолеваемого соседями и уже почти забывшего свое великое тимуридское прошлое.

 

Тимур — это тюркский протоузбекский правитель, основавший за несколько поколений до Бабура на развалинах монгольского улуса второго сына Чингисхана — Чагатая (на территории нынешнего Узбекистана) собственное тюркское государство. При этом номинальная власть чагатайской ветви монгольских ханов продолжала существовать и некоторое время и после создания тюркского государства в Узбекистане, а Тимур даже породнился с монголами.

 

Праправнук Тимура Бабур, являвшийся также по материнской линии (в результате династических браков тимуридов с монгольской знатью) вероятным потомком Чингисхана (отсюда и название будущей династии — Великие Моголы), был в возрасте 21 года вытеснен со своими войсками из Средней Азии в Афганистан другим чингизидско-тюркским феодалом Шейбани, в свою очередь основавшим на бывшей территории Бабура свою узбекскую династию.

 

Закрепившись в Кабуле и став его правителем (с 1504 по 1526), Бабур отправился завоевывать Индию, где правили ранее захватившие Индию пришлые мусульмано-афганские завоеватели, основавшие Делийский султанат — самое первое крупное исламское государство в истории Индии.

 

Бабуру удалось разгромить государство этих своих единоверцев — Делийский султанат и основать в Индии империю Великих Моголов.

 

Самоназвание Могольской империи Mughal, а в первый период Gurkāni (от монгольского «зять хана», намек на родство монгольских ханов и тимуридов, от которых происходила династия Бабура).

 

Первый Великий Могол - Бабур. Старинная могольская миниатюра, из хранящихся в Британской библиотеке, в Лондоне.  «Захир ад-Дин Мухаммад Бабур, последний из Тимуридов, родился В 1483 году в Андижане (Чагатайский улус).  Когда Бабуру было всего 11 лет, он получил в наследство от отца Фергану - небольшое владение в Трансоксиане.  Узбекские племена, боровшиеся с Тимуридами на протяжении всего XVвека, смогли создать достаточно мощное государство в Трансоксиане. Мудрый политик узбекский хан Шейбани всеми силами стремился вытеснить Тимуридов из Трансоксиана, чтобы укрепить свою власть над этой частью Центральной Азии.  Бабур несколько раз разгромил своих противников и во второй раз вступил в Самарканд, в котором его встретили ликующие толпы народа.  О своем вхождении в город в 1504 году Бабур пишет:  «Город еще спал. Торговцы смотрели на меня из окон своих домишек Они узнавали меня и поздравляли с победой. Население города было заранее извещено о моем прибытии. Среди тюркского населения царила удивительная радость. Узбеков убивали палками прямо на улицах как бешеных собак». Конец цитаты.  Но успех оказался кратковременным. Узбеки нанесли жестокое поражение. Бабур, которому был всего 21 год, был вынужден покинуть Узбекистан.  Теперь взор Бабура был устремлен в сторону Афганистана. В 1504 году Бабуру удалось взять Кабул, после чего он принял титул падишаха (персидский термин, равнозначный арабскому титулу султан)...  Французское современное издание «Индийская империя Великих Моголов» (L'inde imperiale des grands moghols, 1997 г.) пишет:  «Будучи по характеру скромным и простым человеком, Бабур предпочитал мир дикой природы богатым покоям султанского двора. Бабур был верующим человеком; он получил хорошее образование и увлекался поэзией, сам переводил труды по праву и теологии, сочинял стихи на персидском языке.  С 1520 года Бабур начал публиковать свои откровенные мемуары «Бабурнама», что было весьма необычным для правителей той эпохи.  Несмотря на то, что в течение длительного времени персидский являлся языком культуры Центральной Азии, «Бабурнаме» была написана на родном языке автора - чагатайском наречии тюркского языка».  Еще из «Бабурнаме» (воспоминаний Бабура):  О кончине матери Бабура: «В месяце мухарраме (здесь: 4 июня - 4июля) с моей матерью Кутлук Нигар ханум приключилась болезнь хасбе (корь). Ей отворили кровь, но крови оказалось мало. При ней был один хорасанский врач, его Сейид звали. По хорасанскому обычаю он дал больной арбуза, но так как, видимо пришел ее срок, то через шесть дней, в субботу она преставилась к милости Аллаха…» О первом неудачном походе на Самарканд: «Мне же, во-первых, когда я брал Самарканд, было девятнадцать лет; битв я видел немного, опыта не имел. Во-вторых, моим противником был такой опытный, видавший много битв и старый годами человек, как Шейбани хан;  в-третьих, к нам не явился из Самарканда ни один человек; хотя жители города были расположены ко мне, но никто не мог подумать об этом из страха перед Шейбани ханом; в-четвертых, мой противник находился в крепости, и крепость была взята, и врага обратили в бегство;  в-пятых, я уже раз подступал к Самарканду с намерением захватить город и позволил врагам это узнать;  когда я пришел во второй раз, господь помог мне и Самарканд был завоеван».  О деятельности в Афганистане: «Мы вышли из Кабула, чтобы пограбить (афганцев) гилджей…» О боевых качествах индийцев: «Хотя некоторые жители Хиндустана хорошо рубятся на саблях, но большинство их совершенно лишено дара и способности воевать, и не имеет понятия о том, как действовать и вести себя полководцу». Из истории о том, как Бабура пытались отравить сторонники Делийского султаната, против которого он воевал: «Местный индийский пробователь еды - чашнигир дал бумажку с ядом одному из хиндустанских поваров, который находился у нас на кухне, и обещал ему четыре парганы, если он каким-либо образом подложит яд мне в пищу. Вслед за рабыней, с которой был передан яд чашнигиру, заговорщики послали еще одну невольницу посмотреть, передала ли ему первая невольница яд или нет.  К счастью чаншигир не бросил яд в котел, но бросил его на блюдо.  Он не бросил яда в котел по той причине, что я крепко наказал нашим пробователям еды - бакаулам остерегаться хиндустанцев, и они пробовали пищу, когда пища варилась в котле.  Когда кушанье накладывали для меня, наши несчастные бакаулы  чем-то отвлеклись; повар положил на фарфоровое блюдо тоненькие ломтики хлеба, а на хлеб высыпал меньше половины яда, находившегося в бумажке.  Поверх яда он наложил мяса, жареного в масле. Если бы повар высыпал яд на мясо или бросил в котел, было бы плохо, но он растерялся просыпал больше половины яда в очаг. Я сильно налег на блюдо из зайца, жареной моркови тоже уписал порядочно; из отравленной хиндустанской пищи я съел только несколько кусочков, лежавших сверху.  Я взял жареного мяса и поел его, но не почувствовал никакого дурного вкуса. Потом я проглотил кусочка два вяленой говядины, и меня начало тошнить… Раньше меня никогда не рвало после еды, даже при попойках меня не тошнило.  В сердце у меня мелькнуло сомнение.  Я приказал задержать повара и велел дать исторгнутое мной собаке и стеречь ее.  На следующее утро незадолго до первой стражи собака почувствовала себя очень плохо, брюхо у нее как будто раздулось.  Сколько в нее ни кидали камнями, сколько ее ни ворочали, она не подымалась.  До полудня собака была в таком положении, потом поднялась - не умерла…  Несколько телохранителей также поели этой пищи. Наутро их тоже сильно рвало, одному даже было очень плохо; в конце концов, все спаслись.  Двое мужчин и обе женщины, участвующие в заговоре были приведены и допрошены. Они со всеми подробностями рассказали, как было дело… Чашнигира я велел разрубить на куски, с повара приказал живьем содрать кожу; из женщин одну бросили под ноги слону, другую застрелили из ружья, третью я приказал заключить под стражу. Она тоже станет пленницей своего дела и получит должное возмездие… В субботу я выпил чашку молока, в понедельник тоже выпил чашку молока и выпил еще разведенной печатной глины и сильного растительного противоядия терьяка. От молока меня здорово прослабило.  Вскоре я изверг какое-то черное пречерное вещество, похожее на перегоревшую желчь.  Благодарение Аллаху, сейчас нет и следа болезни. До сих пор я так хорошо не знал, что жизнь столь дорога. Есть полустишие:  Кто дошел до предсмертного часа, тот знает цену жизни.   Всякий раз, как я вспоминаю этот страшный случай, я невольно расстраиваюсь. По милости великого господа случилось так, что мне снова дарована была жизнь. Каким языком выражу я ему благодарность?»

Первый Великий Могол - Бабур. Старинная могольская миниатюра, из хранящихся в Британской библиотеке, в Лондоне.

«Захир ад-Дин Мухаммад Бабур, последний из Тимуридов, родился В 1483 году в Андижане (Чагатайский улус).

Когда Бабуру было всего 11 лет, он получил в наследство от отца Фергану - небольшое владение в Трансоксиане.

Узбекские племена, боровшиеся с Тимуридами на протяжении всего XVвека, смогли создать достаточно мощное государство в Трансоксиане. Мудрый политик узбекский хан Шейбани всеми силами стремился вытеснить Тимуридов из Трансоксиана, чтобы укрепить свою власть над этой частью Центральной Азии.

Бабур несколько раз разгромил своих противников и во второй раз вступил в Самарканд, в котором его встретили ликующие толпы народа.

О своем вхождении в город в 1504 году Бабур пишет:

«Город еще спал. Торговцы смотрели на меня из окон своих домишек Они узнавали меня и поздравляли с победой. Население города было заранее извещено о моем прибытии. Среди тюркского населения царила удивительная радость. Узбеков убивали палками прямо на улицах как бешеных собак». Конец цитаты.

Но успех оказался кратковременным. Узбеки нанесли жестокое поражение. Бабур, которому был всего 21 год, был вынужден покинуть Узбекистан.

Теперь взор Бабура был устремлен в сторону Афганистана. В 1504 году Бабуру удалось взять Кабул, после чего он принял титул падишаха (персидский термин, равнозначный арабскому титулу султан)...

Французское современное издание «Индийская империя Великих Моголов» (L'inde imperiale des grands moghols, 1997 г.) пишет:

«Будучи по характеру скромным и простым человеком, Бабур предпочитал мир дикой природы богатым покоям султанского двора. Бабур был верующим человеком; он получил хорошее образование и увлекался поэзией, сам переводил труды по праву и теологии, сочинял стихи на персидском языке.

С 1520 года Бабур начал публиковать свои откровенные мемуары «Бабурнама», что было весьма необычным для правителей той эпохи.

Несмотря на то, что в течение длительного времени персидский являлся языком культуры Центральной Азии, «Бабурнаме» была написана на родном языке автора - чагатайском наречии тюркского языка».

Еще из «Бабурнаме» (воспоминаний Бабура):

О кончине матери Бабура:

«В месяце мухарраме (здесь: 4 июня - 4июля) с моей матерью Кутлук Нигар ханум приключилась болезнь хасбе (корь). Ей отворили кровь, но крови оказалось мало. При ней был один хорасанский врач, его Сейид звали. По хорасанскому обычаю он дал больной арбуза, но так как, видимо пришел ее срок, то через шесть дней, в субботу она преставилась к милости Аллаха…»

О первом неудачном походе на Самарканд:

«Мне же, во-первых, когда я брал Самарканд, было девятнадцать лет; битв я видел немного, опыта не имел. Во-вторых, моим противником был такой опытный, видавший много битв и старый годами человек, как Шейбани хан; в-третьих, к нам не явился из Самарканда ни один человек; хотя жители города были расположены ко мне, но никто не мог подумать об этом из страха перед Шейбани ханом; в-четвертых, мой противник находился в крепости, и крепость была взята, и врага обратили в бегство; в-пятых, я уже раз подступал к Самарканду с намерением захватить город и позволил врагам это узнать; когда я пришел во второй раз, господь помог мне и Самарканд был завоеван».

О деятельности в Афганистане:

«Мы вышли из Кабула, чтобы пограбить (афганцев) гилджей…»

О боевых качествах индийцев:

«Хотя некоторые жители Хиндустана хорошо рубятся на саблях, но большинство их совершенно лишено дара и способности воевать, и не имеет понятия о том, как действовать и вести себя полководцу».

Из истории о том, как Бабура пытались отравить сторонники Делийского султаната, против которого он воевал:

«Местный индийский пробователь еды - чашнигир дал бумажку с ядом одному из хиндустанских поваров, который находился у нас на кухне, и обещал ему четыре парганы, если он каким-либо образом подложит яд мне в пищу.

Вслед за рабыней, с которой был передан яд чашнигиру, заговорщики послали еще одну невольницу посмотреть, передала ли ему первая невольница яд или нет.

К счастью чаншигир не бросил яд в котел, но бросил его на блюдо.

Он не бросил яда в котел по той причине, что я крепко наказал нашим пробователям еды - бакаулам остерегаться хиндустанцев, и они пробовали пищу, когда пища варилась в котле.

Когда кушанье накладывали для меня, наши несчастные бакаулы чем-то отвлеклись; повар положил на фарфоровое блюдо тоненькие ломтики хлеба, а на хлеб высыпал меньше половины яда, находившегося в бумажке.

Поверх яда он наложил мяса, жареного в масле. Если бы повар высыпал яд на мясо или бросил в котел, было бы плохо, но он растерялся просыпал больше половины яда в очаг.

Я сильно налег на блюдо из зайца, жареной моркови тоже уписал порядочно; из отравленной хиндустанской пищи я съел только несколько кусочков, лежавших сверху.

Я взял жареного мяса и поел его, но не почувствовал никакого дурного вкуса. Потом я проглотил кусочка два вяленой говядины, и меня начало тошнить…

Раньше меня никогда не рвало после еды, даже при попойках меня не тошнило.

В сердце у меня мелькнуло сомнение.

Я приказал задержать повара и велел дать исторгнутое мной собаке и стеречь ее.

На следующее утро незадолго до первой стражи собака почувствовала себя очень плохо, брюхо у нее как будто раздулось.

Сколько в нее ни кидали камнями, сколько ее ни ворочали, она не подымалась.

До полудня собака была в таком положении, потом поднялась - не умерла…

Несколько телохранителей также поели этой пищи. Наутро их тоже сильно рвало, одному даже было очень плохо; в конце концов, все спаслись.

Двое мужчин и обе женщины, участвующие в заговоре были приведены и допрошены. Они со всеми подробностями рассказали, как было дело…

Чашнигира я велел разрубить на куски, с повара приказал живьем содрать кожу; из женщин одну бросили под ноги слону, другую застрелили из ружья, третью я приказал заключить под стражу. Она тоже станет пленницей своего дела и получит должное возмездие…

В субботу я выпил чашку молока, в понедельник тоже выпил чашку молока и выпил еще разведенной печатной глины и сильного растительного противоядия терьяка. От молока меня здорово прослабило.

Вскоре я изверг какое-то черное пречерное вещество, похожее на перегоревшую желчь.

Благодарение Аллаху, сейчас нет и следа болезни. До сих пор я так хорошо не знал, что жизнь столь дорога. Есть полустишие:

Кто дошел до предсмертного часа, тот знает цену жизни.

Всякий раз, как я вспоминаю этот страшный случай, я невольно расстраиваюсь. По милости великого господа случилось так, что мне снова дарована была жизнь. Каким языком выражу я ему благодарность?»

Династия Великих Моголов управляла большей частью Индии с 1526 по 1858 гг., до самого прихода в страну англичан и основания Британской Индии, которую, в свою очередь сменили на этих территориях современные Индия и Пакистан.

 

Правда, реальная территория юрисдикции Великих Моголов к концу правления династии равнялась нулю, да и в начале династии — второй император династии Великих Моголов Хумаюн на 15 лет терял власть и был вынужден скрываться в Персии.

 

Империя Великих Моголов: экспансия.

Империя Великих Моголов: экспансия.

На карте темно-коричневым цветом обозначена территория империи Великих Моголов при Бабуре (по состоянию на 1526 год);

Более светлым оттенком коричневого - завоевания при Акбаре (1605 г.);

и еще более светлым оттенком - расширение территории при Аурангзебе (по состоянию на 1707 г.).

Кроме внешних завоевателей — афгано-персидских владетелей и англичан, династии Великих Моголов в разные периоды ее существования обычно противостояли индуистские и сикхские местные правители, а также осколки Делийского султана — независимые мусульманские государственные образования с индуистским населением — вроде Хайдарабада (Голконды).

 

О флаге империи Великих Моголов см. на нашем сайте здесь

 

О могольской миниатюре см. на нашем сайте здесь 

 

Об усыпальнице Бабура в современном Кабуле см. здесь

 

Как и династия предшествующего Делийского султана, Великие Моголы в Индии всегда представляли собой пришлую династию тюркско и ирано-язычных правителей в огромном море местных индийских этносов и верований.

 

Однако со временем пришлый тюркско-ирано-мусульманский элемент стал составной частью Индии. Само существование, в частности, Делийского султаната и государства Великих Моголов на индийском пространстве, изменило Индию, хотя современные индийские авторы предпочитают говорить о том, что эта Индия изменила всех завоевателей.

 

Великие Моголы, их двор и армия, первоначально говорили на тюркских и иранских наречиях, принятых в Средней Азии и Афганистане — т.е. территориях, откуда они пришли, также они использовали арабский язык — язык своей религии — ислама.

 

Впоследствии сосуществование мусульманско-тюркско-персидских завоевателей при Делийском султанате и империи Великих Моголов с коренным населением Индии привело к тому, что постепенно здесь возник новый язык — урду — смесь тюркских, иранских наречий и хинди с примесью арабского.

 

В современном Пакистане, — государстве, созданном индийскими мусульманами при разделе Британской Индии, урду (наряду с английским) — это официальный язык.

 

В Индии на урду говорят около 500 млн. человек из 1 млрд. 210 млн. чел. ее населения (2011). Урду имеет официальный статус в следующих индийских штатах: Уттар-Прадеш, Бихар, Андхра-Прадеш, Джамму и Кашмир, Западная Бенгалия и столица Дели. Урду называют ныне языком индийских мусульман.

 

Интеграцию режима Великих Моголов в индийское общество облегчило то, что в ранний период своего правления моголы проводили политику терпимости к вере своих индийских подданных.

 

Рождение будущего Великого Могола Джахангира (правил в 1605-1627 гг.). Могольская миниатюра 1610-1615 гг.  из жизнеописания Джахангира «Джахангирнаме».  В 1562 году Акбар женился на дочери раджи Амбера Мариам, которая в 1569 году родила ему сына Джахангира.  Тем самым династия раджпутов окончательно породнилась с династией моголов.  Раджпутским принцессам, находившимся при могольском дворе, было разрешено по их просьбе исповедовать их индуистскую веру в специально построенном небольшом храме.

Рождение будущего Великого Могола Джахангира (правил в 1605-1627 гг.). Могольская миниатюра 1610-1615 гг. из жизнеописания Джахангира «Джахангирнаме».

В 1562 году Акбар женился на дочери раджи Амбера Мариам, которая в 1569 году родила ему сына Джахангира.

Тем самым династия раджпутов окончательно породнилась с династией моголов.

Раджпутским принцессам, находившимся при могольском дворе, было разрешено по их просьбе исповедовать их индуистскую веру в специально построенном небольшом храме.

Терпимостью к индуистам особенно прославился великий могольский император Акбар

 

Акбар в своей терпимости пытался даже создать новую веру на основе ислама, зороастризма и индуизма. Он утверждал: «Лишь та вера истина, которую одобряет разум» и «Многие глупцы, поклонники традиций, принимают обычай предков за указание разума и тем самым обрекают себя на вечный позор». (Подробнее о новой вере Акбара)

 

Акбар активно назначал индуистских феодалов на высшие посты. При нем империя пережила невиданный расцвет.

 

Весьма значительное мусульманское население Индостана легко подчинилось завоевателям, но приверженцы индуизма, например, военная индуистская знать раджпуты, активно выступили против нового режима. Раджпутский правитель княжества Мевар в Раджастане Рана Санга стал в первое время после покорения Бабуром Индии его главным противником.  Между Рана Санга и новым правителем Дели началась война, окончившаяся победой последнего в битве при Кхануа (март 1527 года).  В ходе завоевания Бабур провозгласил священную войну против неверных, расширяя границы нового государства и подавляя постоянно вспыхивающие восстания. Тем не менее, Бабур пытался проявлять и терпимость.  Здесь, на могольской миниатюре из жизнеописания Бабура «Бабурнаме», правитель посещает индийских отшельников-аскетов с приветственным визитом. Вообще же Бабур не слишком любил Индию. Он испытывал ностальгию по горам Центральной Азии и говорил, что « в индийских городах вовсе нет живой воды», а поэтому в Агре, куда Бабур перенес столицу из Дели, этот Великий Могол устроил множество садов.

Весьма значительное мусульманское население Индостана легко подчинилось завоевателям, но приверженцы индуизма, например, военная индуистская знать раджпуты, активно выступили против нового режима.

Раджпутский правитель княжества Мевар в Раджастане Рана Санга стал в первое время после покорения Бабуром Индии его главным противником.

Между Рана Санга и новым правителем Дели началась война, окончившаяся победой последнего в битве при Кхануа (март 1527 года).

В ходе завоевания Бабур провозгласил священную войну против неверных, расширяя границы нового государства и подавляя постоянно вспыхивающие восстания.

Тем не менее, Бабур пытался проявлять и терпимость.

Здесь, на могольской миниатюре из жизнеописания Бабура «Бабурнаме», правитель посещает индийских отшельников-аскетов с приветственным визитом.

Вообще же Бабур не слишком любил Индию. Он испытывал ностальгию по горам Центральной Азии и говорил, что « в индийских городах вовсе нет живой воды», а поэтому в Агре, куда Бабур перенес столицу из Дели, этот Великий Могол устроил множество садов.

Видео: Красочный мир императора Акбара:

 

В красочном эпическом индийском художественном фильме «Джодха и Акбар» (2007 г.) описывается правление императора Акбара. Здесь мы приводим несколько сцен.

 

Сначала Акбар инкогнито посещает городские кварталы и лавки Агры. Он узнает о дороговизне и том что в отношении индуистов его предки — могольские правители, как известно бывшие мусульманами, после завоевания Индии установили специальный налог на иноверцев за право посещать индуистские храмы.

 

В ходе церемонии во дворце Акбар отменяет налог, несмотря на то что мусульманское духовенство высказывается против. Затем следует впечатляющая сцена восхваления Акбара его поданными с песнями и танцами, в которых участвую сотни человек. Подданные поют:

 

«Да здравствует император, бог наш,

Недостаточно слов, чтобы воздать хвалы тебе.

Ты гордость Индии, ты наша жизнь и наша душа!

Хвала Господу нашему, твоя религия — любовь.

Ты правишь миллионом сердец».

 

После наступает сцена подготовки к раздачи милостыни, когда Абара взвешивают на специальных весах, и золото и драгоценности равные его весу будут розданы как милостыня.

 

Отметим, что Джодха в фильме — это имя вымышленной индуистской принцессы, на которой женился Акбар. Хотя Акбар действительно был женат на индуистской раджпутской принцессе.

 

 

Император Акбар умер от дизентерии 27 октября 1605 года, «создав за 50 лет правления ве­ликую империю, сравнимую с государством Сефевидов в Персии и турецкой Османской империей», меланхолично отмечает французское современное издание L’inde imperiale des grands moghols (1997).

 

Другие же императоры династии Великих Моголов периодически проводили жесткую политику неприятия в отношении веры своих индийских подданных, чем, например, особенно прославился ревностный и аскетичный мусульманин — могольский император Аурангзеб.

 

1.2. Шесть самых знаменитых императоров династии Великих Моголов

 

 

На иллюстрации - первые шесть правителей династии Великих Моголов. Они показаны на миниатюрах в индо-исламском стиле, большей частью прижизненных.  Слева направо, начиная с верхнего ряда:  Основатель династии Бабур;  Второй император Хумаюн, который чуть не потерял империю;  Третий император, проводивший политику толерантности ко всем своим подданным и укрепивший империю – Акбар;  Четвертый император и отец Шах-Джахана – Джахангир;  Пятый император - строитель Тадж-Махала Шах-Джахан;  Шестой император и сын Шах-Джахана и Мумтаз, круто изменивший просвещенную терпимую политику Моголов, фанатичный мусульманин - император Аурангзеб,  заточивший отца под арест.

На иллюстрации - первые шесть правителей династии Великих Моголов. Они показаны на миниатюрах в индо-исламском стиле, большей частью прижизненных.

Слева направо, начиная с верхнего ряда:

Основатель династии Бабур;

Второй император Хумаюн, который чуть не потерял империю;

Третий император, проводивший политику толерантности ко всем своим подданным и укрепивший империю – Акбар;

Четвертый император и отец Шах-Джахана – Джахангир;

Пятый император - строитель Тадж-Махала Шах-Джахан;

Шестой император и сын Шах-Джахана и Мумтаз, круто изменивший просвещенную терпимую политику Моголов, фанатичный мусульманин - император Аурангзеб, заточивший отца под арест.

В заключение этой части о династии Моголов приведем перечень с годами правления первых шести и самых знаменитых могольских императоров, а также поговорим о титуле Великих Моголов. Итак:

 

1. Бабур (Babur, Захир ад-дин Мухаммад): 1526-1530 (имя Бабур в переводе с арабск. означает «леопард»);

 

2. Хумаюн ((Humayun, Насир-уд-дин Мухаммад): 1530-1540 и после отвоевания своих владений 1555-1556 (имя Хумаюн в переводе с перс. означает «счастливый»), был сыном Бабура;

 

3. Акбар (Akbar, Абуль-Фатх Джалалуддин Мухаммад): 1556-1605 (имя Акбар в переводе с арабск. означает «великий»), был сыном Хумаюна;

 

4. Джахангир (Jahangir, Абуль-Фатх Нур ад-дин): 1605-1627 (имя Джахангир в переводе с перс. означает «Покоритель мира»), был сыном Акбара;

 

5. Шах-Джахан (Shah Jahan, Шихаб ад-дин-Мухаммад Хуррам): 1628-1658 (имя Шах-Джахан в переводе с перс. означает «Повелитель, царь мира»), был сыном Джахангира;

 

6. Аурангзеб (Aurangzeb, Абуль-Музаффар Мухйи ад-дин Мухаммад Аурангзеб):1659-1707 (имя Аурангзеб в переводе с персидского означает «украшение трона», в отличие от вышеназванных могольских императоров, Аурангзеб больше известен под своим именем, а не под принятым им тронным именем Аламгир I («покоритель вселенной»), был сыном Шах-Джахана;

 

Хроника правления Великих Моголов (От Бабура до Джахангира) здесь

 

Хроника правления Великих Моголов (От Джахангира до последнего Великого Могола Бахадура II Шаха) здесь

 

17-м (а если считать оспариваемых правителей, то 20-м) и последним императором династии Великих Моголов являлся Зафар Бахадур Шах II (Bahadur, Сирадж уд-Дин Абу-л-Музаффар Мухаммад Зафар), годы правления (но номинального, под властью Великобритании): 1837-1858 (имя Бахадур в переводе означает «герой»), являлся дальним потомком Бабура;

 

Отметим, что у могольских императоров было принято принимать при вступлении на престол «говорящие» пышные имена.

 

1.3. Титул Великих Моголов

 

Самоназвание титула императоров династии Великих Моголов  — падишах, а точнее  Падшах-и-Гази.

 

Титул «падишах» происходит от персидских слов «пати» — «господин» и «шах» — «государь», иначе говоря, получается, «господин царей», «царь царей»). Гази означает «воин ислама». Таким образом титул Падшах-и-Гази значит «государь, повелитель царей и воин ислама»

 

Падшах-и-Гази — это основной титул вообще всех императоров династии Великих Моголов, с Бабура и до самого конца династии в 1858 году.

 

При этом титул Падшах-и-Гази у ряда могольских императоров (но не у основателя династии Бабура) дополнялся близким в смысле «повелитель царей» титулом Шаханшах («царь царей») и его расширенной версией Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхалия, что можно перевести как «царь царей Могольской Индии». Этот последний титул на Западе переводили как Падишах Хиндустана, или император династии Великих Моголов, или просто Великий Могол.

 

У императоров династии Великих Моголов также имелся и ряд других дополнительных титулов: У первых Великих Моголов: ас-Султан аль-Азам («великий султан») и старинный чингидский титул аль-Хакан аль-Мукаррам (букв. «почитаемый каган»); У Акбара — также Амир аль-муминин («повелитель правоверных»), Зиллуллах («тень Аллаха»), Абуль-Фатх («Отец побед»), Джалал ад-дин («величие веры»); У Шах-Джахана титул падишах дополнялся аналогичным Шаханшах («царь царей»). Также Шах-Джахан использовал титул Абуль Музаффар («победоносный») Малик-уль-Султанат («король королей»), Ала Хазрат («уважаемый»), Сахиб-и-Каран-э-Сани «господин, излучающий направляющий свет»).

 

Титулование Бабура: ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Муккаррам Падшах-и-Гази;

 

Титулование Акбара: Амир аль-муминин Зиллуллах, Абуль-Фатх Джалал ад-дин Падшах-и-Гази Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхали и ряд других;

 

Титулование Шах-Джахана: Шаханшах ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Муккаррам Малик-уль-Султанат Ала Хазрат Абуль-Музаффар Сахиб-и-Каран-э-Сани, Падшах-и-Гази, Зиллуллах, Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхалия и ряд других;

 

1. 4 Столица Великих Моголов

 

Как пишет французское современное издание по истории Великих Моголов  L’inde imperiale des grands moghols (1997):

 

«Великие Моголы использовали в качестве своей столицы сразу несколько городов. Это были Дели, Агра, Лахор, и новая крепость в Дели — Шахджаханабад. Иногда двор перемещался в Кабул или в Фатехпур­ Сикри.

 

Так например, император Акбар часто посещал Фатехпур, поскольку он находился на пути из Агры в Аджмир, являвшийся индийским центром суфизма. Однажды императору, уже не надеявшемуся на то, что у него когда-нибудь родится сын, предсказали, что вскоре у него появится наследник. И действительно, чудо произошло: В 1569 году родился принц Салим  (будущий император Великих Моголов Джахангир). После этого Акбар принял решение покинуть Агру, которая напоминала ему о семейных неурядицах, и перенес столицу в Фатехпур­ Сикри. Выбор нового места также должен был символизировать разрыв с традицией предшественников Акбара, правивших либо в Дели, либо в Агре.

 

В 1585 году Акбар, исходя из стратегических интересов, перенес свою резиденцию в Лахор.

 

В отличие от своих предшественников, Джахангир не возводил новых столиц. Агра и Лахор оставались главными городами империи, хотя внешние угрозы и внутренние политические неурядицы иногда заставляли Джахангира перемещать двор в Кабул, Аджмир или Манду. Курортным местом стал для Джахангира Кашмир и город Сринагар.

 

Желая увековечить свое имя, Шах-Джахан, заняв императорский престол, начал активное строительство: при нем серьезно изменился облик двух главных городов государства: Агры и Лахора. Также чтобы перенести центр империи в столицу своего предка Хумаюна, Шах-Джахан приказал построить новую крепость в Дели — Шахджаханабад. Она была заложена в 1639 году, а в 1648 году строительство города-крепости было завершено.

 

Аурангзеб перенес столицу в Аурангабад, которая оставалась там некоторое время». Конец цитаты.

II. Хроника правления Великих Моголов: От Бабура до Джахангира

 

Великий Могол Джахангир.  Во время церемонии посвящения в падишахи Селим взял имя Джахангир, т.е. «покоритель мира», что символизировало притязания Великих Моголов на мировое господство.  На монгольской миниатюре 1640 года Джахангир изображен ведущим льва (символа династии Великих Моголов), в сопровождении своего визиря (изображен справа).  Эта миниатюра хранится в Институте востоковедения в Санкт-Петербурге.

Великий Могол Джахангир.

Во время церемонии посвящения в падишахи Селим взял имя Джахангир, т.е. «покоритель мира», что символизировало притязания Великих Моголов на мировое господство.

На монгольской миниатюре 1640 года Джахангир изображен ведущим льва (символа династии Великих Моголов), в сопровождении своего визиря (изображен справа).

Эта миниатюра хранится в Институте востоковедения в Санкт-Петербурге.

1526 Победа Бабура в битве при Панипате (деревни к северу от Дели) над султаном Делийского султаната Ибрахимом Лоди.

 

В Агре Бабура встретил его сын Хумаюн, вручивший ему захваченный здесь бриллиант Кохинор (Кох-и-Нур, букв. с перс. «гора света»), ценность которого, согласно оценкам, равнялась сумме, достаточной для содержания всего мира в течение двух с половиной дней.

 

Однако Бабур отказался от столь дорого подарка и вернул бриллиант Хумаюну, владевшим им впоследствии.

 

1526-1530 Правление Бабура в Индии. Бабур был прежде всего завоевателем, а не правителем.

 

Он успешно расширял территорию своей новой империи, но в то же время не предпринимал никаких реформ.

 

Страна сохранила деление на провинции (паргана), принятое при Делийском султанате, где правили полуавтономные наместники с собственным войском;

 

Бабур отличался религиозной терпимостью, хотя и считал свои завоевания, посвященными Аллаху. Бабур правил Индией всего четыре года, вскоре он скончался.

 

1530-1540 Первое правление Хумаюна.

 

В октябре 1530 года Хумаюн серьезно заболел, Придворные лекари уже готовились объявить, что сын правителя и наследник престола умрет, но неожиданно скончался сам Бабур.

 

С 1520 года Хумаюн правил в качестве наместника провинцией Бадахшан. Он был предан Бабуру и никогда не поднимал против его мятежей. По легенде, Бабур своей смертью вымолил жизнь для Хумаюна.

 

Усыпальница Бабура в Кабуле: «Он хотел покоиться в усыпальнице «под открытым небом, без какой-либо надстройки над ней и без привратника»

 

О первых мусульманских династиях Индии (до Великих Моголов)

 

«С начала VIII века ускорилась исламизация Персии и тюркских кочевых народов центральной Азии. Попав под владычество мусульманских завоевателей,тюркские племена переняли их арабо-персидскую культуру.

 

Искусные всадники и отличные лучники, кочевники были включены в армию Багдадского халифата. Исходя из этого, некоторые историки делают вывод, что, хотя политическая власть осталась в руках арабов и персов, военное могущество мусульманского мира перешло к тюркам, Ослабление Багдадского халифата в Х веке привело к появлению в Центральной Азии множества независимых государств и княжеств, их административная модель строилась по примеру персидской.

 

В начале XI века мусульманский полководец Махмуд Газневи (из Газни, в Афганистане. Прим. Portalostranah.ru) завоевал некоторые области Северной Индии и основал там в 1022 году город Лахор, ставший первой столицей мусульманской династии.

 

В конце XII века правитель небольшого центрально-азиатского княжества Гур, расположенного между Газни и Хератом, Гийяс уд-дин Мухаммад Гури вторгся на территорию государства Газневидов и уничтожил его.

 

С 1191 года Мухаммад Гури начал расширять свое влияние в Индии, что привело к столкновению с Притхвираджой III (Раи Питхора в персидской традиции) ставшим символом индусского сопротивления (Раи Питхора правил на территории современных индийских штатов Раджастан и Харьяна, его столицей был Дели. Прим. Portalostranah.ru). Несмотря на победу при Тараине (1191 год), мусульманскому правителю пришлось вести изнурительную борьбу за укрепление своей власти в Индии.

 

Овладев Дели, Мухаммад Гури передал завоеванные земли тюркскому рабу-гуляму (от араб слова «гулям» — раб, или мальчик) и военачальнику Кутб уд-дину Айбеку, после чего вернулся в Гур. После гибели Мухаммада Гури в 1206 году Ктгб уд-­дин Айбек провозгласил себя султаном Индии, положив таким образом начало так называемой династии рабов.

 

Делийский султанат номинально зависел от Багдадского халифата, но уже в середине ХIII века он обрел независимость. С этого момента Делийский султанат практически потерял связь с Ближним Востоком — колыбелью ислама.

 

На смену «династии рабов» (1206-1290) пришла династия Хильджи (1290-1320). Султан Ала уд-дин (1296- 1316) прославил династию Хильджи, правление которой тем не менее оказалось недолгим. В этот период (начало XIV века) Бенгалия находилась под властью представителей тюркской знати, многие из которой бежали в Индию от монголов.

 

Династия Туглаков вытеснила Хильджи в 1320 году. Султаны из этой Династии положили начало распространению мусульманского влияния на юг Индии. В 1328 году Мухаммад-шах Туглак (1325-1351) перенес столицу из Дели в Девагири, переименованый в Да­улатабад. Однако султану не удалось закрепиться на Декане, и в 1337 году он вернулся в старую столицу.

 

В 1347 году город Даулатабад отделился от Делийского султаната, правителем Декана (плоскогорье в центре Индостана) был провозглашен бывший военачальник Ала уд-дин Бахман, ставший основателем династии Бахманидов.

 

Бахманидам удавалось более столетия сохранять контроль над большей частью Декана. Но в XV — начале XVI веках султанат Бахманидов распался на несколько царств: Биджапур, Ахмаднагар, Голконда и Бидар. Биджапур и Голкода прославились своим богатством.

 

В конце XIV века государство Туглаков, страдающее от анархии, не смогло оказать сопротивления новому нашествию мусульман, пришедших из центральной Азии под предводительством великого завоевателя Тимура.

 

Династия Туглаков так и не оправилась после похода Тимура. В 1414 году к власти пришла династия Сайидов. К началу 50-х годов XV века династия Сайидов окончательно пришла в упадок; значительное влияние при дворе в Дели приобрел Бахлул-хан Лоди. В 1451 году он стал султаном Делийского султана, основав династию, носящую его имя.

 

После смерти Бахлула в 1489 году к власти пришел его сын Сикандар-шах, сумевший преодолеть сопротивление некоторых придворных.

 

В 1517 году делийский престол занял Ибрахим-шах Лоди. Этот султан активно боролся с непокорностыо и мятежами феодалов, он даже совершил успешный поход на город Джаунпур, где правил один из его близких родственников.

 

Однако ни военные победы, ни жестокие расправы не помогли укрепить единство султаната — который все равно оставался весьма рыхлым образованием. Именно это во многом и предопределило крушение Делийского султаната.

 

Дядя Ибрахима Алам-хан, стремившийся к власти, вступил в переписку с правителем Кабула Бабуром, призывая его избавить Индию от тирании Ибрахима.

 

Бабур, который только и ждал подобной возможности, вторгся на территорию Делийского султаната. В 1524 году его войско форсировало Инд и осадило Лахор. Когда город был взят, Бабур выступил к Дели».

 

Мусульманская Индия до пришествия моголов (Хронология)

 

711-713 Завоевание области Синд (ныне часть Пакистана) мусульманами, а именно Мухаммадом ибн Касимом (Muhammad bin Qasim), 18-летним полководцем Арабского халифата династии Омейядов), и таким образом приход в Индию ислама.

 

998-1030 Завоевание Дели и Северной Индии (афганским владетелем из тюркской династии) Махмудом Газневи

 

1022 Основание Махмудом Газневи Лахора

 

1175-1193 Завоевание Синда, Пенджаба и Дели армией (другого афганского владетеля из персо-таджикской династии) Мухаммеда Гхора

 

1204 Завоевание Бенгалии Делийским султанатом

 

1210-1290 Династия бывших рабов (гулямов) правит в Делийском султанате (см. выше)

 

1290-1320 Династия Хильджи в Делийском султанате

 

1320-1414 Династия Туклук в Делийском султанате

 

1398 Поход Тимура (Тамерлана) в Индию

 

1414-1451 Династия Сайидов в Делийском султанате

 

1451-1526 Династия Лоди в Делийском султанате

 

1498 Появление португальцев в Калькутте

 

(По французскому современному изданию L’inde imperiale des grands moghols (1997).

 

Подготовлено Portalostranah.ru

Хумаюн, известный своей добротой и милосердием, уважал тюркско-монгольские обы­чаи предков, поэтому согласился разделить власть со своими братьями.

 

Итак, он был провозглашен падишахом, а его братья получили в свое распоряжение отдельные области империи: Камран — Кабул и Пенджаб, а Аскари и Хиндал — джангиры (наделы) на территории к северо-востоку от Дели.

 

Молодая империя была в опасности: афганские, раджпутские и индийские правители, осознав, что в государстве Хумаюна нет единства, постоянно усиливали политическое и военное давление.

 

Гуджарат немедленно откололся, а его султан Бахадур-шах (1526-1537) обратился за помощью в борьбе против моголов к португальцам.

 

Однако этот шаг не помог ему одержать победу, он проиграл вой ну и вынужден был скрываться в портуальской колонии Диу, в то время как Хумаюн занял столицу Гуджарата Ахмадабад.

 

Вскоре Бахадур-шах при поддержке португальцев все же смог вернуть свои владения, и таким образом Гуджарат был окончательно потерян, в нем снова утвердилась династия шахов Ахмадов.

 

На востоке в Бихаре и Бенгалии император Хумаюн столкнулся со страшным противником — Шер-шахом (Sher Shah Suri, «шер» в переводе «лев») из пуштунской династии Сур, служивший еще его отцу Бабуру во время завоевания Делийского султаната.

 

Шер-хан (Шер-шахом он был провозглашен лишь в 1540 году) не поладил с тюркско-монгольской знатью Бабура и ушел на службу к одному из афганских правителей Восточной Индии.

 

Воспользовавшись тем, что Хумаюн был занят борьбой за контроль над Западной Индией (Гуджаратом), Шер-хан завладел Бенгалией. Хумаюн решил покончить с опасным соперником.Он начал наступление на столицу Бенгалии Гаур, заставив Шера-хана отступить в горную крепость Рохтас.

 

Однако нерешительность и неблагоприятные погодные условия помешали Хумаюну развить свой успех.

 

Шер-хан предпринял неожиданную атаку на войска Хумаюна и нанес им тяжелое поражение, заставив императора бросить армию и спасться бегсттвом.

 

После этой победы Шер-хан короновался под именем Шер-шаха Сура, что знаменовало временную победу афганского клана в борьбе за власть над Индостаном.

 

Молодой правитель Персии — шах Тахмасп предоставил убежище Хумаюну и новую армию бывшему императору, поскольку видел в нем потенциального союзника в борьбе с турками и узбеками.

 

В обмен на помощь в возвращении потерянных владений Тахмасп потребовал, чтобы Хумаюн перешел в шиизм (Хумаюн, как и все Великие Моголы был мусульманином суннитом), а кроме того, уступил ему Кандагар, который тогда находился под властью брата Хумаюна Камрана.

 

Хумаюн принял первое условие насчет религии, но не отдал Кандагар, в котором стал править сам после расправы с братом (Камрана ослепили и отправили в Мекку).

 

1540- 1545 Правление Шер-шаха (Шер-хана) Сура.

 

1555-1556 Возвращение Хумаюна в Индию.

 

Случайная гибель Шер-шаха при подрыве пороха в 1545 году положила конец царствованию этого великого правителя, проводившего политику веротерпимости при одновременной унификации Индии.

 

Его наследники не имели того таланта, которым был наделен их отец, и поэтому не могли удержать контроль над государством, раздираемым непрерывной борьбой за власть. Сын Шер-хана Сура Ислам Шах, ставший после смерти отца правителем в Дели, умер в 1554 году.

 

Хумаюн, правивший тогда в Кабуле, ждал лишь удобного момента, чтобы покончить с афганской династией Сури в Индии.

 

Итак, Хумаюн начал поход, захватив Лахор, защищавший дорогу на Дели. И в июле 1555 года когда-то изгнанный правитель вошел в Дели.

 

1556-1605 Правление Акбара (взошел на престол в возрасте 14 лет).

 

Сын Хумаюна Акбар родился 15 октября 1542 года в крепости Умаркот, расположенной на границе с пустыней Тхар.

 

Акбар, большая часть детства которого прошла в бесконечных переездах, получил, однако, отличное образование и хорошую физическую подготовку. Мальчик проявлял значительные способности и прилежание в изучении военного ре­месла, науки же давались ему несколько трудней.

 

В 1554 году Акбар был уже настоящим воином и принял непосредственное участие в походе отца в Индию.

 

Война оказалась успешной, и Хумаюн вновь стал повелителем Северной Индии. Но после его неожиданной гибели в 1556 году (Хумаюн погиб от черепно-мозговой травмы, спустя несколько дней после того, как получил ее, оступившись на крутой лестнице) Акбар был провозглашен императором.

 

Усыпальница Хумаюна в Дели и другие подробности об этом Великом Моголе

 

1561-1577 Расширение империи при Акбаре и присоединение Бенгалии (где продолжали править пришлые афганские вожди), Раджастана (там до того правили в нескольких разобщенных княжествах индуисты-раджпуты) и Гуджарата (там до того правила индо-мусульманская династия, отколовшаяся от Делийского султаната)

 

1571 Основание Фатехпур-Сикри (новой столицы Акбара неподалеку от Агры (ныне в штате Уттар-Прадеш, Северная Индия)

 

1572-1580 Великие реформы Акбара:

 

1. Разделение страны на провинции и отмена наследственных постов наместников;

 

2. Введение упорядоченной системы налогообложения, независимой от местных наместников;

 

3. Создание коллегиального правительства из четырех министров вместо одного визиря;

 

4. Лишение ислама статуса государственной религии, отмена налога на иноверцев — джизья и провозглашение персидского национальным языком;

 

5. Строительство дорожной сети и укрепление безопасности на дорогах созданием таможенных постов;

 

6. Замена мусульманского календаря на зороастрийский календарь.

 

Акбар сначала был мусульманам суннитом, но потом увлекся идеей разработки своего собственного учения дин-и иллахи (с арабского «божественная вера»), представлявшей собой одновременно веру в ислам, христианство, индуизм и зороастризм, и практикуя отдельные обряды из этих религий.

 

1585-1598 Пребывание Акбара в Лахоре

 

1600 Создание британской королевской хартией Ост-Индской компании для торговли в Индии

 

1602 Создание Голландской Ост-Индской компании

 

II  часть хронологии Великих Моголов: Хроника правления Великих Моголов (От Джахангира до последнего Великого Могола Бахадура II Шаха) здесь

 

(В хронологии использовались данные L’inde imperiale des grands moghols (1997)

 

III. Шах-Джахан на фоне Тадж-Махала и родственников

 

Самый знаменитый символ наследия Великих Моголов и Шах-Джахана -  Тадж-Махал на реке Джамна (Ямуна) – притоке Ганга в Агре. Вид с воздуха.

Самый знаменитый символ наследия Великих Моголов и Шах-Джахана - Тадж-Махал на реке Джамна (Ямуна) – притоке Ганга в Агре.

Вид с воздуха.

Когда в 1592 году родился будущий Шах-Джахан, его дед — император Акбар уже завоевал всю Северную Индию, он был так рад рождению третьего внука, что дал ему имя Хуррам, что означало («Радость»), пишет французское современное издание по истории Великих Моголов L’inde imperiale des grands moghols.

 

Старший сын Шах-Джахана Дара Шикох (годы жизни 1615-1659) проводит время в своем гареме, рядом с ним его жена.

Старший сын Шах-Джахана Дара Шикох (годы жизни 1615-1659) проводит время в своем гареме, рядом с ним его жена.

С картины, написанной около 1630-1640 гг.

Отношения Хуррама с его отцом — Джахангиром, который наследовал Акбару на императорском троне, были вполне доверительными, однако он часто упрекал отца за пристрастие к вину. Хуррам был правой рукой и наследником Джахангира, но с 1623 года между ним и императором возник конфликт.

 

Появлению этой ссоры способствовали и интриги супруги Джахангира Нур-Джахан, которая, желая coxpaнить власть и после смерти мужа, сделала ставку на слабовольного принца Шахряра, Джахангир уступил давлению жены и начал благоволить своему младшему сыну,

 

Осенью 1627 года, когда Джахангир был при смерти, различные политические группировки начали борьбу за победу своих кандидатов в борьбе за престол.

 

Хуррам, который тогда находился на Декане, получил приказ Джахангира возвратиться в столицу. В ноябре, узнав о смерти Джахангира, Шахряр провозгласил себя императором и овладел всеми богатствами столицы -Лахора. Хуррам, пользовавшийся широкой поддержкой в армии, был уверен в своей победе. Он приказал свергнуть Шахряра и расправиться с остальными претендентами на престол. Нур-Джахан была удалена от власти и дожила свои дни в тиши своей частной резиденции (скончалась в 1645-м году).

 

 На могольской миниатюре, датируемой ок. 1725 годом, изображена супруга императора Джахангира, властная Нур Джахан, которую историки обычно противопоставляют сторонившейся политической власти Мумтаз Махал.  Интересно, что на этой миниатюре Нур Джахан показана художником, жившем в следующем от нее столетии, в виде девушки почти легкого поведения. По одной из версий, она и начинала свою жизнь пленницей гарема, хотя по происхождению принадлежала к знатной семье.

На могольской миниатюре, датируемой ок. 1725 годом, изображена супруга императора Джахангира, властная Нур Джахан, которую историки обычно противопоставляют сторонившейся политической власти Мумтаз Махал.

Интересно, что на этой миниатюре Нур Джахан показана художником, жившем в следующем от нее столетии, в виде девушки почти легкого поведения. По одной из версий, она и начинала свою жизнь пленницей гарема, хотя по происхождению принадлежала к знатной семье.

Хуррам, взял при воцарении имя Шах-Джахан (напомним, годы его правления 1628-1658).

 

Он проводил завоевательные походы на плоскогорье Декан, в Индостане, против независимых мусульманских княжеств (о завоеваниях Шаха-Джахана в нашей хронологии). Также он вернулся к более жесткой, по сравнению с линией Акбара, политике в отношении иноверцев.

 

Любые попытки индуитов-раджпутов противостоять новой власти были быстро пресечены. Кроме того, несмотря на свою приверженность суннизму, император решил ограничить мусульманских чиновников, которые получили слишком широкие полномочия.

 

При этом в 1632 году в связи с ростом недовольства ортодоксальных мусульман император был вынужден отдать приказ разрушить некоторые индусские храмы, в частности в Бенаресе, чтобы вновь обеспечить себе поддержку консервативного крыла мусульман. Некоторое время спустя на месге уничтоженных индусских святилищ были возведены мечети.

 

Шах-Джахан даже попытался запретить индусам отправление некоторых религиозных обрядов, например, кремацию тел умерших.

 

Император отказался от политики терпимости и толерантности, начались преследования по религиозному признаку: отныне индусы должны носитъ туники, которые застегивались слева, а мусульмане должны были застегивать одежду справа. Шах-Джахан отменил многие реформы Акбара, такие как введение божественной веры и установление обязательного земного поклона перед императорским троном...

 

Шах-Джахан вернул старому Дели столичный статус, забрав его у Агры, бывшей столицей при его отце, Джахангире. Также Шах-Джахан стал строить в пригороде Дели великолепный город-крепость Шахджаханабад (ныне Красный форт).

 

Но все это вряд ли бы настолько прославило Шах-Джахана у потомков, как это имеет место быть сейчас.

 

Шах-Джахан вошел в историю совсем по-другому поводу — благодаря строительству Тадж-Махала (в переводе с персидского «Венец Дворцов»), — усыпальницы в честь своей возлюбленной жены Мумтаз Махал, а также тем, что в конце жизни был свергнут своим сыном Аурангзебом.

 

Обычно в этом месте историй о Шах-Джахане многие источники пишут, что свергнутый Великий Могол Шах-Джахан был вынужден последние годы своей жизни и до самой кончины, находясь под арестом, созерцать сквозь решетку окна свой шедевр — Тадж-Махал.

 

Но, например, в приводимом нами на следующей странице материале индийского автора Аппасами Муругайян говорится, что Аурангзеб содержал своего отца в Красном форте в Дели. А Тадж-Махал, как известно, находится в Агре — в нескольких сотнях километров от Дели. И что интересно, там тоже есть Красный форт — гораздо больше делийского, построенный также могольским императором, но не Шах-Джаном, а его дедом Акбаром.

 

Исходя из вышесказанного, возможно, большинство авторов, приводящих легенду о свергнутом могольском императоре, созерцающем из застенка свое архитектурное творение, построенное в честь великой любви, просто путают Красный форт в Агре и в Дели. Правда, необходимо отметить, что при Великих Моголах Красный форт в Дели назывался немного иначе — «Лал Хавели», что можно перевести как «Красный павильон», а сам Дели назывался Шахджаханабадом.

 

В тоже время цитировавшееся нами современное солидное французское издание по истории Великих Моголов L’inde imperiale des grands moghols настаивает, что Шах-Джахан содержался в заключении именно в Красном форте Агры.

 

Мумтаз Махал- супруга Великого Могола Шах-Джахана.  Для погребения Мумтаз и была построена усыпальница - Тадж Махал.   Здесь изображение  Мумтаз с миниатюры на слоновой кости (XIX век). Музей Тадж-Махал, Агра.

Мумтаз Махал- супруга Великого Могола Шах-Джахана.

Для погребения Мумтаз и была построена усыпальница - Тадж Махал.

Здесь изображение Мумтаз с миниатюры на слоновой кости (XIX век). Музей Тадж-Махал, Агра.

Что же касается отношений Шаха-Джахана и Мумтаз Махал, то они были, согласно даже и прижизненным жизнеописаниям, действительно невероятно романтическими.

 

Несмотря на то, что у Мумтаз Махал было 18 беременностей, т.е. она была почти всегда беременна, это не мешало ей сопровождать знатного супруга во время военных походов и даже во время восстания последнего еще в статусе принца против Джахангира.

 

При этом, как считается, Мумтаз Махал не стремилась к политической власти, будучи в этом противоположностью любимой жены Джахангира Нур Джахан (мачехи Шах-Джахана).

 

Джахан, согласно летописям, познакомился с Мумтаз Махал, будучи принцем, во время импровизированного аттракциона — базара, устроенного придворными дамами во дворце Агры в честь наступления мусульманского нового года.

 

Арджуманад Бану Бегам (Arjumand Banu Begum), как тогда еще звали Мумтаз Махал, была дочерью сановника из  персидского рода при могольском дворе. Она родилась в Агре и приходилась племянницей императрице Нур Джахан — уже упоминавшейся супруге императора Джахангира.

 

Жизнь при дворе одного из самых знаменитых Великих Моголов – Шаха-Джахана, который построил Тадж-Махал.

Жизнь при дворе одного из самых знаменитых Великих Моголов – Шаха-Джахана, который построил Тадж-Махал.

Такие миниатюры были написаны придворными художниками для «Падшахнаме» - прижизненного исторического повествования о первых 10-ти годах правления Шах-Джахана, подготовленного по заданию самого Джахана, в частности Абдул Хамидом Лахори.

Здесь иллюстрация из журнала «Индия перспективы».

На миниатюре озаглавленной авторами «Падшахнаме» «Император, окруженный божественной аурой, взвешивается против золота и серебра…» показан момент церемонии т.н. «взвешивания императора Великих Моголов», состоявшейся 23 октября 1632 года в Диван-и-Кхас (Diwan-i-Khass, «Зале частных аудиенций»), в старой императорской резиденции.

«Церемония взвешивания императора Великих Моголов» проходила два раза в год – на его дни рождения по солнечному и лунному календарю. Эта церемония была одним из величайших событий придворной жизни на протяжении года.

В ходе церемонии взвешивания на вторую чашу весов выкладывалась сумма золота, серебра и других драгоценностей, равная весу властителя. Затем эти драгоценности раздавались бедным. Здесь мы видим придворных танцовщиц и музыкантов.

На галерее слева от императора виден также ансамбль музыкантов, известных как nawbat, которые играли специальные «музыкальные девизы» при всех официальных появлениях Великого Могола.

Один из экземпляров «Падшахнаме» был подарен английскому монарху Георгу III в 1799 году одним из местных индийских владетелей.

Среди прочего, брак Шах-Джахана с родственницей могущественной и имевшей огромное влияние на Джахангира Нур Джахан был выгоден политически. Это позволило принцу оттеснить своих братьев от доступа к Джахангиру и зарекомендовать себя в качестве наследника трона.

 

Интересно, что двадцатая по счету жена Джахангира, ставшая потом самой главной в делах дворца — Нур Джахан была, по одной из версий, первоначально простой наложницей гарема, захваченной почти как военный трофей, а уже затем императрицей, при этом, благодаря влиянию дочери на императора, ее отец Итимад-ад-Дауд позднее стал первым министром при Джахангире.

 

По другой трактовке, Нур Джахан была вполне достойной особой. Которая просто на время была удалена из дворца из-за замужества. Придерживающееся этой версии современное французское издание L’inde imperiale des grands moghols (называющее, впрочем, отца Нур Джахан авантюристом), пишет о Нур:

 

«В 1611 году император Джахангир влюбился в персидскую девушку по имени Михр ун-Ниса, с которой он был знаком с самого детства. Эта девушка вышла замуж за одного из могольских сановников и уехала с ним из Агры в Бенгалию. Однако внезапная смерть мужа позволила ей вернуться к столичному двору, а через несколько месяцев она стала женой Джахангира. После этого ее стали именовать Нур Махал, что означало «Свет дворца», а несколько позже — Нур Джахан, то есть «Свет мира». В ее непосредственное окружение входили отец Итимад уд-Даула, авантюрист, ставший первым министром при Джахангире, и брат Азаф-хан.

 

Увеличение персидского влияния способствовало распространению ортодоксального мусульманства в Могольской империи. Джахангир, являвшийся противником религиозных конфликтов, не пытался препятствовать этому. Император был сыном раджпутской принцессы, если он и приказывал разрушать индусские храмы, то только исходя из политических целей. Кроме того, он интересовался христианством и часто принимал в Агре миссионеров-иезуитов. Считается, что он даже хотел креститься и принять католичество, но решил не делать этого, чтобы не попасть в зависимость от Португалии».

 

Чем закончила Нур-Джахан мы уже упоминали в начале этого раздела, где описывали обстоятельства прихода Шах-Джахана к власти.

 

Возвращаясь же к теме Шах-Джахана и Мумтаз, отметим, что большая любовь не помешала Джахану взять себе еще несколько жен при жизни и после смерти Мумтаз Махал

 

Но сам факт строительства великолепного Тадж-Махала говорит, что Шах-Джахан действительно был огорчен безвременной кончиной (в результате очередных родов) Мумтаз Махал. Ведь недаром он дал ей это прозвище, что на персидском значит «избранница дворца». Также при жизни Мумтаз император повелел присвоить ей титул «самая добродетельная».

 

Шах-Джахан успел после кончины Мумтаз построить для нее гробницу — великолепный белоснежный, а в лучах восходящего солнца розовый, а в сумерках серебристый Тадж-Махал. Он строил его несколько десятилетий.

 

Но собственную гробницу, которая, согласно летописцам, должна была быть расположенной напротив копией Тадж-Махала, но только черного цвета, Шах-Джахан построить не успел.

 

Шах-Джахан был, как известно, свергнут своим сыном Аурангзебом, И далее поговорим об обстоятельствах свержения Шах-Джахана.

 

Миниатюра из жизнеописания «Падшахнаме» показывает жизнь при дворе Шаха-Джахана.

Миниатюра из жизнеописания «Падшахнаме» показывает жизнь при дворе Шаха-Джахана.

Иллюстрация из журнала «Индия перспективы».

«На тридцатом году правления Шах-Джахан серьезно заболел. Узнав об этом, четыре его сына вступили в борьбу за престол.

 

Старший — Дара Шикох (его имя переводится с персидского как Дарий Великолепный, см. иллюстрацию), — и прежде принимавший участие в управлении государством, считался официальным наследником. На тот момент он был наместником Пенджаба и пользовался большой популярностью в народе. Шикох отличался привлекательной внешностью, был образованным человеком, интересовался индусским религиозным учением бхакти и суфизмом, мистическим направлением ислама. Постепенно он сам вошел в секту суфиев, которая выделялась приверженностью к принципу религиозной терпимости.

 

Многим сановникам это не нравилось, поскольку они боялись, что, став императором, Дара Шикох не будет ярым защитником интересов мусульманского населения Индостана. У принца был сложный характер: он не выносил критики и никогда не отказывался от принятых решений. Благодаря его решительности Шикоху удалось взять под свой контроль часть аппарата управления.

 

Его братья — Шах Шуджа и Мурад Бакхш — во многом уступали Дара Шикоху. Шах Шуджа стал, однако, наместником Бенгалии. В отличие от своего старшего брата Шуджа был приверженцем традиционного ислама.

 

Что же касается Мурада Бакхша, то он был прекрасным военачальником, благодаря чему смог овладеть одной из главных провинций Индии -Гуджаратом. Но его сластолюбие и склонность к разврату заставляли многих усомниться в том, что он сможет стать хорошим императором.

 

Самым младшим и самым честолюбивым из четырех братьев являлся, без всякого сомнения, Аурангзеб. Он постоянно совершал военные походы и не любил придворную жизнь, презирал своих братьев и сановников, которых интересовали лишь интриги и удовольствия.

 

Еще ребенком он увлекся чтением мусульманских текстов. Повзрослев, он стал ярым защитником суннитского ислама, поэтому верующие видели в нем настоящего борца за веру.

 

Талантливому полководцу Аурангзебу удалось захватить Агру, и в июне 1658 года он приказал заточить своего отца Шах-Джахана (под предлогом болезни и якобы недееспособности последнего) в Красную крепость Агры, где тот провел последние восемь лет своей жизни», — пишет французское издание L’inde imperiale des grands moghols (1997) и продолжает:

 

«Напуганный Шах Шуджа сбежал на Бирму, однако местный правитель Магх Раджа отказался помочь ему. Преследуемый приверженцами Аурангзеба, Шах Шуджа скрылся в джунглях (вскоре о погиб в Бирме, убитый одним из местных правителей).

 

Мурад Бакхш провозгласил себя императором, тогда Аурангзеб пригласил его на переговоры, в ходе которых Мурада напоили и бросили в тюрьму (в 1661 году он был казнен).

 

Но самым опасным конкурентом Аурангзеба оставался Дара Шикох. Шикох пытался попасть в Синд, где он надеялся получить помощь персов. Лишь предательство одного из князей положило конец его притязаниям на власть. Дара Шикох и его сын были схвачены и отправлены к Аурангзебу в Дели.

 

Представители мусульманского духовенства приговорили Шикоха к смерти по обвинению в ереси. Один из бывших рабов принца отрубил ему голову, а его тело было брошено рядом с гробницей Хумаюна. Сына Шикоха — Сулеймана бросили в тюрьму. Таким образом Аурангзебу удалось стать императором Великих Моголов».

 

Аурангзеб перенес столицу в Аурангабад (ныне в штате Махараштра), где жил еще будучи принцем в ранге губернатора Декана. (В Аурангабаде находится и усыпальница Аурангзеба).

 

Что же касается Шаха-Джахана, то после восьми лет ареста, как уже упоминалось, он скончался от болезни, и по приказу Аурангзеба был похоронен в Тадж-Махале — усыпальницу Мумтаз Махал, — Мумтаз, которая также была и матерью Аурангзеба.

IV. Хроника правления Великих Моголов: От Джахангира до последнего Великого Могола Бахадура II Шаха

 

1605-1627 Правление Джахангира. Джахангир, до воцарения известный как Салим, поднял мятеж против Акбара и провозгласил себя падишахом, вынудив отца прервать войну в Декане и вернуться в Агру. Акбар послал к сыну своего придворного Абул-Фазла, чтобы тот начал переговоры с ним. Однако принц всегда питал недоверие к любимому министру своего отца, поэтому он организовал засаду и убил ближайшего советника Акбара. Узнав об этом, Акбар был потрясен, он проклял своего сына и хотел сделать наследником внука Кусрау, старшего сына Салима, но вскоре умер от дезентирии.

 

В отличие от своих предшественников Джахангир не вел активной завоевательной политики, он предпочитал наслаждаться благополучной жизнью. Джахангир четко следовал установленному церемониалом распорядку дня, что также мешало ему принимать активное участие в командовании армией. Кроме того, природная апатия усиливалась склонностыо к алкоголю.

 

Власть императора основывалась на страхе перед его недовольством и страшной расправой. Европейцы, прибывавшие к могольскому двору, поражались жестокости наказаний, наиболее распространенными среди которых были выкалывание глаз и отравление.

 

1611 Джахангир женится на Нур Джахан

 

1628-1658 Правление Шаха-Джахана

 

1631 Смерть Мумтаз Махал

 

1631- 1648 Строительство Тадж Махала (усыпальницы Мумтаз Махал)

 

1635- 1636 Голконда и Биджапур становятся зависимыми от империи султанатами с местными мусульманскими династиями.

 

Султанаты Голконда и Биджапур (как Берар, Ахмаднагар, Бидар) сначала были частями самого первого мусульманского государства на юге Индии — Бахмани, которое было основано в 1347 г. на западе Декана военачальниками, восставшими против Делийского султаната. Посвятивший много лет жизни войнам на Декане, Шах-Джахан стремился продолжить в этом регионе политику, принципы которой были определены Акбаром и Джахангиром. Она заключалась в том , чтобы установить могольское господство над независимыми мусульманскими княжествами этого региона, образовавшихся на руинах Делийского султаната.

 

Император Шах-Джахан не стремился завоевать Голконду и Биджапур силой, его целью было лишь политическое подчинение.

 

Благодаря предательству сына Амбара, военачальника армий султана, войскам Шах-Джахана удалось разгромить и подчинить султанат Амаднагар, что не удалось сделать Джахангиру. В 1635 году султанат Голконды , который больше не имел сил сопротивляться моголам, также признал верховенство императора.

 

Через некоторое вермя и султанат Биджапура признал себя зависимым от императора, т.к не был готов к длительному противостоянию.

 

В 1646 году Шах-Джахан, воспользовавшись междоусобными конфликтами узбеков, безуспешно попытался отвоевать Самарканд, историческую родину тимуридов.

 

1638-1648 Строительство Шахджаханабада (ныне район старого Дели), новой столицы Шаха-Джахана.

 

1657-1658 Борьба между сыновьями Шаха-Джахана за наследование во время болезни отца. Аурангзеб побеждает в этой борьбе, казнит по отдельности братьев и в 1658 году свергает Шаха-Джахана, помещая его под арест, где тот проводит восемь последних дней своей жизни.

 

1658-1707 Правление Аурангзеба. Несмотря на рост недовольства индусов и шиитов, император все же делает ставку на возвращение к суннитскому исламу.

 

С 1668-1669 годов Аурангзеб предпринял ряд мер для сближения действующего законодательства с традиционным правом ислама и ухудшения положения немусульманского населения Индии. Были приняты постановления, запрещавшие строительство индусских храмов, исполнение национальной музыки, танцы и употребление спиртных напитков. Император отказался от ношения индийских нарядов (данная традиция существовала со времен Акбара).

 

Аурангзеб ведет упорные войны с маратхами, которых возглавляет молодой талантливый военачальник Шиваджи (годы жизни 1630-1680, с 1674 года правитель созданного им государства Маратхов (современный штат Махараштра). Маратхи — индийское племя, ведущее происхождение от сельского населения юга Индостана. Они регулярно выступали в качестве союзников султанов Ахмаднагара и Биджапура, воевавших с моголами. До своего возвышения Шиваджи находился на службе у султана Биджапура, но став правителем и командующим собственной армией бросил вызов мусульманским завоевателям: султанам Южной Индии и моголам.

 

Шиваджи был сторонником жестоких методов, он, не колеблясь, уничтожал города и де­ревни, которые отказывались подчиниться ему. После смерти Шиваджи в 1680 году его сын Шамбаджи продолжил дело отца.

 

В то же время усиливались и другие противники Могольской империи — крестьяне-­джаты Матхура и сикхи Пенджаба, ставшие врагами падишахов после казни их религиозного лидера Арджуна по приказу Джахангира.

 

Также недовольство проявляли и раджпуты Раджастана.

 

1659-1665 Аурангзеб снова вводит налог на своих подданных иноверцев джизью при возросшей активности англичан, французов и португальцев в Индии, которые ведут локальные завоевательные походы в отдельных территориях Индии, расширяя свои фактории.

 

1686-1687 Присоединение Аурангзебом мусульманских султанатов Биджапур и Голконда (см. выше).

 

1707-1712 Правление императора Великих Моголов Бахадура I Шаха. Второй сын Аурангзеба, выигравший в династических войнах после кончины отца. В течение недолгого правления Бахадура I Шаха (1707- 1712) не были проведены необходимые реформы, многочисленные военные походы лишь окончательно разорили государственную казну, уже пустевшую при Аурангзебе. Знать отвернулась от императора, считая что он уже не может спасти государство.

 

Ослабление империи позволило индуистам-раджпутам укрепить свои позиции. Раджа Джодхпура, свергнутый Аурангзебом, изгнал могольских наместников и взял власть в княжестве в свои руки. Раджа Амбер попытался организовать мятеж, однако Бахадур I Шах подавил его.

 

В 1709 году оба непокорных правителя снова признали могольское господство.

 

Главной причиной неудач раджпутов в борьбе за независимость было их нежелание объединяться друг с другом. В то же время им удалось увеличить территорию своих владений, хотя формальное верховенство моголов сохранилось.

 

1712-1713 Правление императора Великих Моголов Джахандара Шаха. В этот период впервые император Великих Моголов отказался от неограниченной власти, что серьезно усилило влияние визиря (первого министра) и привело к установлению определенного двоевластия. Министр пытался заключить мир с джатами, маратхами, сикхами и раджпутами. Свергнутый Джахандар Шах был задушен в тюрьме по приказу своего родственника Фарруксияра, ставшего следующим императором Великих Моголов.

 

1713-1719 Правление императора Великих Моголов Фарруксияра (Фарук Сийяра). Фарук Сийяр успешно воевал с сикхами, вторгшимися из Пенджаба. К власти он пришел благодаря удачным династическим войнам, однако в 1719 году был свергнут своим ближайшими приближенными, известными как братья Саид: генералами могольской империи еще со времен императора Аурангзеба Саидом Хасаном Али Ханом Бaрхa и Саидом Абдуллой Ханом Барха. Фарук Сийяр был помещен в тюрьму, где его ослепили и морили голодом, а через два месяца задушили.

 

В это правление дальнейшее ослабление центральной власти привело к усилению местных правителей, которые начали собирать в свою пользу государственные налоги. Император больше не получал денег от населения; таким образом, порядок, установленный еще Бабуром и Акбаром, был нарушен.

 

Этнические и религиозные различия способствовали росту сепаратизма знати, основную массу которой составляли уже не персы и тюрки, а индийцы, принявшие ислам. Постепенно аристократы получили полную независимость и более не считались с интересами империи.

 

1719-1748 Правление императора Великих Моголов Мухаммед Шаха.

 

В 1739 году персидская армия под предводительством правителя этой страны тюрка Надир Шаха совершила вторжение на Индостан.

 

В битве при Карнале (в нынешнем индийском штате Харьяна) Великие Моголы потерпели поражение, несмотря на то, что они выставили армию в 100 тысяч человек против 55000 солдат Надира. Армия Надир Шаха, занявшая Дели, подавила народные выступления и разграбила город. 

 

При этом Дели могольская армия сдала без боя, и даже сначала состоялись сердечные переговоры двух императоров. Но вскоре по Дели распространились слухи, что Надир-шах был убит. Жители Дели стали нападать на персов и убили 900 персидских солдат. Началась резня в ходе которой также погибли 30000 мирных жителей. Резню остановил визирь Великого Могола.

 

Мухаммеду Шаху пришлось выдать свою дочь за младшего сына Надир шаха и расстаться со многими богатствами. Два месяца спустя Надир Шах вернулся в Персию, везя с собой награбленные сокровища Великих Моголов, в том числе и знаменитый Павлиний трон. Персидский владетель оправдывал свою вторжение тем, что могольский император не предпринимает мер против повстанцев в Кандагаре, но при этом он, Надир, якобы лоялен к Великим Моголам.

 

После разграбления Дели Мухаммед Шах и его окружение уже не могли справиться ни с внутренней, ни с внешней угрозами.

 

Этим воспользовались афганцы, на некоторое время оккупировавшие северо-западные области Индии (Пенджаб, Кашмир и Мултан).

 

1748-1754 Правление императора Великих Моголов Ахмада Шах Бахадура. Этот 29-летний император был свергнут и ослеплен Имад уль-Мульком, племянником низама Хайдарабада, поддерживающего маратхов. Следующие 20 лет своей жизни Ахмад Шах провел в тюрьме, где и умер при правлении императора Великих Моголов Шаха Алама II. Среди менее печальных обстоятельств жизни Ахмада Шаха Бахадура была кратковременная победа над афганским владетелем Ахмадом Шахом Дуррани.

 

1754-1759 Правление императора Великих Моголов Аламгира II. Этот могольский император отличался набожностью, и он взял себе имя в честь такого же набожного мусульманина и своего прадеда — Великого Могола Аурангзеба, чье второе имя было Аламгир.

 

Большую часть своей жизни будущий Аламгир II, которого тогда звали Азиз ад-Дин провел в тюрьме. Он был сыном императора Великих Моголов Джахандара Шаха, правившего в 1712-1713 гг. После свержения Джахандара Шаха Азиз ад-Дин был схвачен своим родственником — новым императором Фарруксияром, и спустя год после пребывания в темнице, когда ему было всего шестнадцать лет, ослеплен. Будущий Аламгир II находился в тюрьме сорок лет с 1713 до 1754 гг. В возрасте 55 лет Азиз ад-Дин был освобожден Имад уль-Мульком, племянником низама Хайдарабада, свергнувшим при поддержке маратхских князей предыдущего Великого Могола Ахмад Шаха.

 

Исходя из особенностей своей биографии, в своем правлении Аламгир II стал зависеть от Имад уль-Мулька, который стал при нем визирем.

 

В 1755 году, после кончины наместника Великих Моголов в Пенджабе Муин-уль-Мулька, его вдова Муглам Бегум в отчаянии обратилась за помощью к афганскому владетелю Ахмаду Шаху Дуррани, в попытке остановить сикхских повстанцев в восточных районах.

 

В 1757 году Ахмад Шах Дуррани захватывает Дели, и во время этого захвата Аламгир II остается в Дели. При этом Алгамир II был вынужден также пойти на территориальные уступки афганцам. В то же время император с помощью афганцев надеется обуздать мартхов и не против свадьбы тринадцатилетнего сына Ахмад Шаха Дуррани Тимура на своей дочери. Имад уль-Мульк, опасающийся усиления афганцев и потери своего влияния (хотя к тому времени он уже не был визирем) и жизни, организовал убийство Великого Могола, подослав к нему покушавшихся под видом благочестивых отшельников. В этом покушении Имад уль-Мульк опирался на вождя маратхов (см. выше) Садашиврао Бхао.

 

Алгамир II интуитивно пытался восстановить централизованное правление, как человек он отличался демократичностью нравов.

 

1757 Победа британцев в Бенгалии в битве при Плесси (Палаши). Во время этой битвы британцы и их туземные войска сипаев разгромили армию наваба Бенгалии. В Бенгалии, а именно в основанной англичанами Калькутте располагаюсь самая первая фактория Ост-Индской компании.

 

Назначаемый Великими Моголами наваб являлся главой региона. Однако к моменту битвы навабы были уже почти полностью самостоятельными от могольских императоров. Тем не менее после битвы при Плесси, Великие Моголы окончательно утратили влияние в Бенгалии, а навабы стали утверждаться англичанами.

 

1759-1806 Правление императора Великих Моголов Шаха Алама II. Этот второй сын Аламгира II, покинув Дели в 1758, и став Могольским императором в 1759-м, он до 1772 года опасался вернуться в свою столицу Дели, боясь своих придворных и соседних владетелей.

 

Он уступает британцам Бенгалию, Ориссу и Бихар.

 

В 1784 г. Шах Алам II обратился за поддержкой к могущественному правителю Гвалиора Мадгаве-Рао из маратхской династии Синдия. В марте 1785 г. Мадгава-Рао прибыл в Дели и принял начальство над армией Шаха Алама. В ноябре 1787 года Мадгаве-Рао терпит военное поражение от афганцев под командованием афганского правителя Гулям Кадир-хана.

 

В 1788 году Гулам Кадир Хан и его армия захватывают Дели, и тогда же пьяный Гулям Кадир-хан таскает шестидесятилетнего императора за бороду, требуя от Шаха Алама II выдать сокровища, и даже порет падишаха. Шах Алам II заключается в тюрьму, ему выкалывают глаза и избивают. Афганцы избивают и членов его семьи. Падишаха освобождает Мадгаве-Рао Синдия.

 

В марте 1789 г. Гулям Кадир-Хан был разгромлен армией Медгава-Рао и после жестоких пыток повешен. Шах Алам II был восстановлен на престоле.

 

Столица Великого Могола оставалась под властью маратхов вплоть до начала XIX в., когда последние были окончательно разбиты англичанами. В сентябре 1803 г. Дели занял английский главнокомандующий лорд Лейк (Gerard Lake). Старый и немощный Шах Алам перешел под покровительство англичан. 23 мая 1805 г. падишаху было назначено постоянное содержание −120 тысяч фунтов стерлингов. С этого времени он перестал быть сюзереном и не управлял даже теми территориями, с которых получал доходы. В распоряжении Шаха Алама остался только Красный форт в Дели. За его стенами управление городом и окрестностями находилось в руках английского резидента. В то же время Шах Алам II мог по-прежнему титуловаться падишах.

 

1806-1837 Правление Акбара II. Все свое правление этот предпоследний могольский император находился под домашним арестом англичан в своей резиденции.

 

1813 Уничтожение монополии Ост-Индской компании на торговлю в Индии, этим решение правительство Великобритании перешло к прямому правлению в Индии, лив компанию функций управителя индийским территориями.

 

Страдавшие от бесконечных междоусобных войн индийские государства не хотели понять, насколько серьезной была английская угроза, пишет современное французское издание L’inde imperiale des grands moghols (1997). Лишь Типу-султан, правитель незначительного государства Мизор, попытался оказать сопротивление англичанам, Он был разгромлен и погиб в 1799 году в битве при Срирангапатнаме. Таким образом, с конца XVIIl века могущественная британская Ост-Индская компания под руководством Ричарда Велесли начала проводить в Индии политику территориальных захватов. Для обеспечения успеха своей экспансии англичане способствовали расколу в индийском обществе, субсидируя различные сепаратистские группировки и ослабевшие государства, Наталкиваясь на упорное сопротивление, англичане использовали жесточайшие методы его подавления, указывает французский автор упомянутого издания.

 

В 1818 году британские войска окончательно разгромили маратхов. С это го момента британское правительство, используя в своих целях Ост-Индскую компанию компанию, фактически взяло под контроль всю территорию Индостана, за исключением Пенджаба, в котором государством сикхов в то время правил Ранджит Сингх, После его смерти в 1839 году государство распалось, чем и воспользовались англичане, захватившие Пенджаб в 1849 году.

 

1837-1858 Правление Бахадура II Шаха, последнего императора Великих Моголов (см. ниже). Этот император также все свое правление провел под домашним арестом англичан.

 

1849 Завоевание Пенджаба англичанами. В Пенджабе некоторое время существовало независимое государство сикхов, которое возникло в результате ослабление власти Великих Моголов.

 

1858 Восстание сипаев (местных английских туземных войск). Они решили использовать безвластного могольского императора Бахадура II Шаха, находившегося под домашним арестом в Дели при правлении британской администрации, против англичан, провозгласив восстановление его власти. Восстание подавлено. Бахадур II Шах отправляется в ссылку в Бирму. Династия Великих Моголов прекращает свое существование.

 

1877 Британская королева Виктория провозглашена императрицей Индии.

 

(Хронология по L’inde imperiale des grands moghols (1997)

V. Династия Великих Моголов: падение

 

Одной из самых трагичных фигур среди могольских императоров периода упадка их власти является Шах Алам II.

Одной из самых трагичных фигур среди могольских императоров периода упадка их власти является Шах Алам II.

Этот второй сын императора Аламгира II, покинул Дели в 1758 и стал могольским императором в 1759-м. Однако он до 1772 года опасался возвращаться в свою столицу Дели. Шах Алам II опасался, главным образом, не англичан, а индийских феодалов и туземных владетелей из соседних стран.

У Шаха Алама II был перед глазами пример его отца - Азиза ад-Дина (Аламгира II) – в свою очередь, сына еще одного могольского императора Джахандара Шаха.

Азиз ад-Дин был схвачен своим родственником - новым могольским императором Фарруксияром, и спустя год после пребывания в темнице, когда ему было всего шестнадцать лет, ослеплен. После этого Азиз ад-Дин находился в тюрьме сорок лет - с 1713 до 1754 гг. Затем Азиз ад-Дин ненадолго стал императором, но вскоре был убит собственным бывшим визирем.

И как бы его сын Шах Алам II не опасался повторять опыт своего отца, он окончил ненамного лучше:

В 1788 году шестидесятилетний могольский император Шах Алам II был оттаскан за бороду, выпорот, а затем ослеплен афганским владетелем Гулямом Кадир-ханом, искавшим сокровища Моголов и совершившим тогда набег на Дели.

В сентябре 1803 г. Дели занял английский главнокомандующий лорд Лейк (Gerard Lake). Старый, слепой и немощный Шах Алам II перешел под покровительство англичан.

23 мая 1805 г. падишаху было назначено постоянное содержание -120 тысяч фунтов стерлингов. С этого времени он перестал быть сюзереном и не управлял даже теми территориями, с которых получал доходы.

В распоряжении Шаха Алама II остался только Красный форт в Дели и титул падишах.

Тем не менее, возможно, англичане спасли жизнь Шаха Алама II.

Неизвестно, что бы его ждало, если бы он оставался игрушкой в руках собственных феодалов и подданных, и разных туземных владетелей.

Здесь на миниатюре 1800 года Шах Алам II смотрит невидящими глазами - вскоре после своего ослепления афганским владетелем Гулямом Кадир-ханом, но уже восстановленный на троне своим союзником, прогнавшим Гуляма - правителем Гвалиора Мадгаве-Рао из маратхской династии Синдия.

До занятия англичанами Дели оставалось только несколько лет. Уже под английским протекторатом после Шаха Алама II на троне побывало еще два Великих Могола, и династия просуществовала под патронажем англичан более 50 последующих лет.

Сначала поговорим о могольских императорах периода упадка династии, а затем и об обстоятельствах ее падения.

 

После последнего знаменитого императора из династии Великих Моголов, шестого по счету — Аурангзеба (скончавшегося, напомним, в 1707 году) правило еще девять императоров см. нашу хронологию здесь и здесь). Однако последние могольские императоры все больше стали походить на жертву.

 

Трое из них были убиты (при этом двое задушены), один умер в тюрьме, а четверо из этих девяти последних императоров еще и были ослеплены (иначе говоря, им выкололи глаза). Также один из этих Великих Моголов был оттаскан за бороду и выпорот. Наконец, один был вынужден в собственной столице отдать захватчику знаменитый Павлиний трон. Двое последних императоров Великих Моголов провели все свое правление (а это по нескольку десятилетий) под домашним арестом.

 

Итак, вспомним:

 

В 1713 году Великий Могол Джахандар Шах был задушен в тюрьме по приказу своего родственника Фарруксияра, ставшего следующим императором Великих Моголов.

 

В 1719 году только что вышеупомянутый император Великих Моголов Фарук Сийяр был помещен придворными-заговорщиками в тюрьму, где его ослепили и морили голодом, а через два месяца задушили.

 

В 1739 году Великому Моголу Мухаммеду Шаху пришлось выдать свою дочь за младшего сына персидского правителя, захватившего Дели — Надир шаха и расстаться со многими богатствами. Два месяца спустя после набега на Дели Надир Шах вернулся в Персию, увезя с собой награбленные сокровища Великих моголов, в том числе и знаменитый Павлиний трон.

 

Подробнее о Павлиньем троне Великих Моголов: Павлиний трон Великих моголов и Павлиний трон Персидской монархии. Из истории могольской и персидской монархий

 

В 1754 году 29-летний император Великих Моголов Ахмад Шах Бахадур был свергнут и ослеплен Имад уль-Мульком, племянником низама Хайдарабада, поддерживающего индуистов-маратхов. Следующие 20 лет своей жизни Ахмад Шах провел в тюрьме, где и умер при правлении императора Великих Моголов Шаха Алама II.

 

В 1714 году будущий Великий Могол Аламгир II, которого тогда звали Азиз ад-Дин был заключен в тюрьму. Он был сыном императора Великих Моголов Джахандара Шаха, правившего в 1712-1713 гг. После свержения Джахандара Шаха Азиз ад-Дин был схвачен своим родственником — новым императором Фарруксияром, и спустя год после пребывания в темнице, когда ему было всего лишь шестнадцать лет, ослеплен. После этого Азиз ад-Дин находился в тюрьме сорок лет — с 1713 до 1754 гг., пока его не освободил уже упоминавшийся здесь феодал Имад уль-Мульк, свергнувший до того могольского императора Ахмад Шаха Бахадура. Впрочем, спустя непродолжительное время Аламгир II был убит по приказу Имад уль-Мулька.

 

В 1788 году шестидесятилетний могольский император Шах Алам II был оттаскан за бороду, выпорот, а затем ослеплен афганским владетелем Гулямом Кадир-ханом, совершившим тогда набег на Дели.

 

В 1806-1837 гг. Акбар II и в 1837-1858 гг. Бахадур II Шах все свое правление провели под домашним арестом англичан.

 

Однако надо отметить, что, как кажется, безвластным могольским императорам при англичанах (т.е. императорам Акбару II и Бахадуру II Шаху) жилось безопаснее, чем их непосредственным предшественника периода упадка династии, пусть и обладавших, в отличие от последних, еще некоторой властью. Могольских императоров под английской опекой не убивали, им не выкалывали глаза. Англичане платили двум последним Великим Моголам пенсию и относилиськ ним с уважением, соблюдая этикет.

 

12 сентября 1857 года французский журнал L’Illustration (выходивший в Париже с 1843 по 1944 гг.) опубликовал материал (приурочив его к восстанию сипаев) о более ранней поездке своего репортера по Индии в 1840-х годах. Статья называлась «Путешествие в страну Великих Моголов», в ней, среди прочего, описывалась встреча репортера журнала и императора Великих Моголов Бахадура II Шаха, В 1840-х годах, напомним, Дели уже был занят англичанами, а император жил в Красном форте Дели, выполняя лишь церемониальные функции, под охраной английских войск.

 

 Вот выдержки из публикации:

 

«11 ноября 1842 года. Я встретил коменданта крепости, в которой живет император, английского капитана, с которым я знаком. Он предложил мне прокатиться в его двухколесном экипаже. Я согласился; проезжая под стенами Красной крепости Дели, мы услышали отдаленный шум литавр и других инструментов. Это был императорский кортеж, возвращавшийся во дворец.

 

«Проедем здесь», — сказал мне капитан, показывая на огромные ворота, под которыми слон показался бы чуть больше мыши. «Обгоним первый экипаж с придворными, тогда мы увидим весь кортеж». Сказано — сделано. Мы остановились под ветвистым деревом и стали наблюдать за происходящим.

 

Шум литавр и других инструментов быстро нарастал. Но уже практически стемнело, когда, наконец, появились первые всадники, проехавшие через ворота и устремившиеся затем вглубь крепости. После всадников показались носилки и повозки, запряженные быками; потом прошла толпа музыкантов, игравших на различных инструментах: трубах, литаврах, флейтах.

 

И вдруг в свете факелов мы увидели сухого старика со строгим выражением лица, сидевшего на троне с балдахином, который несли слуги. Это и был император. За ним следовало двадцать слонов, одни везли на спинах позолоченные домики, другие — музыкантов. Пожалуй, музыкантам императора нужно отдать должное, им платят за дело; их усердие проявлялось с каким-то демоническим бешенством.

 

После слонов, у которых был унылый вид и грустная, медленная походка (характерная черта этих животных), ехало еще несколько отставших всадников с флагами. Потом наступила тишина.

 

Я не сказал, что император, сидевший на троне, держал в руках посох с загнутым концом. В сумеречном свете факелов император был похож на мумию, казалось, что у него лицо черного цвета.

 

Последний могольский император Бахадур II Шах (Сирадж уд-Дин Абу-л-Музаффар Мухаммад Зафар, он же Зафар Бахадур) и два его сына.

Последний могольский император Бахадур II Шах (Сирадж уд-Дин Абу-л-Музаффар Мухаммад Зафар, он же Зафар Бахадур) и два его сына.

С могольской картины 1838 года.

(Несколькими днями позже была аудиенция).

 

Император был жалким стариком, все необходимые церемонии он выдерживал только под воздействием опиума. Его усаживали на трон, и он пытался совершать необходимые действия...

 

Трон представлял собой возвышение из мрамора, окруженное балюстрадой. Несколько пожилых слуг стояли поблизости от императора, они были неважно одеты и выглядели неопрятно. Двое юношей охраняли императора.

 

У императора был безумный взгляд. Его глаза то сияли странным блеском, то становились мутными; мне казалось, что он все время дрожал ... Его одежда была из бархатной ткани цвета леопардовой шкуры. В нескольких местах ее украшали полоски соболиного меха. Его лицо и руки были сухими и истощенными, в глаза бросались заострившийся нос, впалые щеки и отсутствие зубов, его борода была очень странного цвета: красно- черная с фиолетовым оттенком. Этот жалкий старик, которого я увидел на троне в Дели, был императором Бахадуром II Шахом, потомком великого Тимура (Тамерлана)». Конец цитаты.

 

Уже упоминавшийся Красный форт в Дели, о котором мы подробно поговорим на второй странице этого обзора, после окончания правления своего знаменитого основателя Шах-Джахана периодически приходя в запустение, тем не менее, видел в своих стенах многих других знаменитых личностей и еще целый ряд важнейших событий.

 

Как раз здесь в 1857-1858 годах предпринял попытку вернуть себе реальную власть в ходе антибританского восстания туземных английских войск сипаев (от персидского «sipâhi» — «солдат») последний могольский император Бахадур II Шах, доживавший до этого свой век в качестве безвластного правителя при английской администрации. По крайней мере, Бахадур II Шах не возражал против такой попытки. 

 

Напомним, что еще в 1803 году англичане взяли под свой контроль Дели, и императоры Акбар II (1806-1837) и Бахадур II Шах (1837-1858) имели реальную власть лишь на территории Красной крепости, в которой они находились под домаш­ним арестом.

 

Как пишет фр. издание по истории Великих Моголов L’inde imperiale des grands moghols (1997 год), поводом к восстанию стала угроза отправки сипаев на службу в Англию и использование нового оружия, которое смазывалось свиным или коровьим жиром, то есть веществами, которые запрещалось применять и мусульманам, и индусам. Чтобы выразить свой про­тест против британских властей, сипаи провозгласили Бахадура II Шаха полновластным императором Индии.

 

11 мая 1857 г. восставшие укрепились в Дели, при этом заставив могольского император подписать воззвание, в котором падишах сообщал о восстановлении власти Великих Моголов и призывал всех индийцев объединиться для борьбы за родину и веру.

 

Сыновьям Бахадур Шаха предоставили видные посты в сипайской армии.

 

После провала восстания Бахадур Шах дал показания, из которых следовало, что он полностью находился в руках сипаев.

 

«Все документы, — сказал он, — которые сипаи считали необходимыми, составлялись по их приказанию. После этого их приносили ко мне и заставляли прикладывать к ним печать... Часто они прикладывали печать на пустые и незаполненные конверты... Всякий раз, когда принцы Мирза Могол, Мирза Хайр Султан или Абубакр приносили ко мне петиции, их неизменно сопровождали сипайские командиры, которые приносили приказы, какие им было желательно, уже написанные на отдельных листах бумаги, и заставляли их переписывать моей собственной рукой... Я был во власти солдат, и они с помощью силы делали, что им нравилось».

 

В ходе акций сипаев была устроена и масштабная резня европейцев в охваченных беспорядками городах. Но восстание провалилось, главная мечеть и часть делийского Красного Форта (Шахджаханабада), в ходе подавления беспорядков даже подверглись обстрелу артиллерии англичан.

 

Последний могольский император Бахадур Шах в мае 1858 года. С документальной англ. фотографии. Британская библиотека.

Последний могольский император Бахадур Шах в мае 1858 года. С документальной англ. фотографии.

Британская библиотека.

Чтобы предотвратить дальнейшие выступления, англичане заключили императора в тюрьму. В сентябре 1858 года Бахадур II Шах был схвачен и обвинен в предательстве и организации восстаний. Некоторые его дети и внуки были казнены, а сам император был приговорен к ссылке, и отправился в Рангун, столицу тогдашней британской Бирмы, где и умер спустя пять лет в возрасте 87 лет.

 

Отметим, что Бахадур Шах перед своим арестом скрывался в усыпальнице Хамаюна в Дели, о которой также рассказывается в отдельном разделе этого обзора. Можно сказать, что именно в усыпальнице Хамаюна закончилась история правления могольских императоров.

 

Далее в этом обзоре: о Красном форте Дели (Шахджаханабаде), усыпальнице Хумаюна в Дели и усыпальнице Бабура в Кабуле, — интереснейших местах, связанных с Великими Моголами; О влиянии Великих Моголов и ислама на индийский стиль и искусство см. здесь.

Опубликовано07122009   Обновлено16082017   Portalostranah





Избранное с сайта на
неделю: тексты, аудио,
видео:
Происхождение названия «русь» - сначала так называли не славян, а шведов. Скандинавы и их роль в формировании первого русского славянского государства. Шведский взгляд
 
В древние времена под «русью» понимали совсем не славян, и не русский народ, которого тогда еще не существовало, а скандинавов-шведов.
Подробнее...
Радио Афганистана, в том числе на русском, и афганское телевидение. Досье
 
С некоторыми перерывами, служба иновешания «Радио Афганистан» ведет свои передачи на русском языке, в числе других языков – уже более пятидесяти лет, - с 1964 г.
Подробнее...
Колбаса в Германии: Что о ней думают немцы, и какие складывают поговорки
 
О колбасе в немецком восприятии - в нашем обзоре по источникам немецкого иновещания и английского издательства, а также статистики.
Подробнее...



 

География посетителей

Также по теме