Общение с читателями и новое на сайте:

 
- A +

Эвакуация населения финской Карелии в 1940-м г. - они предпочли бросить все, но не обретать «новую родину» - СССР; И об обстоятельствах начала советско-финской войны 1939-1940 гг.


Почти все население территорий, которые Советский Союз отвоевал у Финляндии в результате советско-финской войны 1939-1940 годов (затем отвоевание было формализовано Московским мирным договором (1940 г.), данный документ финское правительство было просто вынуждено подписать), убежало как от чумы от новых советских хозяев этих земель в Финляндию, которая несмотря на поражение сумела сохранить независимость, т.к. оказала в войне отчаянное сопротивление СССР.

И далее поговорим немного в нашем обзоре об этом бегстве населения финской Карелии от Советов, и о том, как шведы помогали эвакуировать в данном случае население, а также разберем обстоятельства начала советско-финской войны 1939-1940 годов.

Этот обзор подготовлен Portalostranah.ru по ряду финских и шведских, а также некоторых др. источников.

Карта территориальных потерь Финляндии в пользу СССР (территории, отошедшие к последнему, обозначены красным) после советско-финской войны 1939-1940 годов (т.
Карта территориальных потерь Финляндии в пользу СССР (территории, отошедшие к последнему, обозначены красным) после советско-финской войны 1939-1940 годов (т.н. «Зимняя война»), по навязанному Финляндии Московскому договору (1940 г.).

Как финны, карелы и близкие к ним ингерманландцы, но также и русские, — жители той части Финляндии, которая отходила к СССР, предпочли бросить все, но не обретать «новую родину»

 

Хотя Московский мирный договор (заключен 12 марта 1940 г.) между Финляндией и СССР не содержал условия о том, то население занимаемых Советским Союзам территорий должно убежать в Финляндию, почти никто из проживавших тут под финским правлением людей, не был готов остаться, и почти 100% населения эвакуировалось, чтобы не попасть под советское управление.

 

О помощи Швеции в эвакуации финского населения Карелии в 1940-м году рассказал в интервью журналисту «Радио Швеция» Фредрику Рамелю Гуннар Стенбек.

 

С подробностями журналист русской редакции «Радио Швеция» Юрий Гурман (вещание от 07/05/2015):

 

«В результате советско-финской войны 1939-1940 годов (также именуется и как «Зимняя война») Финляндия потеряла 40 000 квадратных километров своей территории.

 

В эвакуации финского населения с Карельского перешейка и западной Карелии принимали участие 1250 шведов, среди них — Гуннар Стенбек (Gunnar Stenbeck), дедушка по матери нашего коллеги — сотрудника Шведского Радио Фредрика Рамеля (Fredrik Ramel).

 

В нашем аудиофайле вы можете послушать в записи Portalostranah.ru эту передачу русского вещания «Радио Швеция» от 07/05/2015:



Тогда Гуннару Стенбеку было 22 года.

 

«Работа была чертовски тяжелая, ездили с рассвета до наступления темноты. Вывозили все, от церковных колоколов до детских домиков, потому, что была поставлена цель: пространства, которые занимает России, должно быть совершенно пустым. Они и оставлялись очень опустошенными», — говорит он.

 

Вследствие (подписания) мирного договора между Финляндией и СССР надо было переместить 12% мирного населения (имеется ввиду 12 % от всего населения тогдашней Финляндии — эти 12% как раз и жили на землях, которые понадобились СССР. Прим. Portalostranah.ru), т.е. около 400 000 человек. Договор был составлен так, что каждый день финская армия должна отходить в глубину своей территории на семь километров, которую тут же занимали советские войска.

 

Эвакуация финского населения Карелии стала крупнейшим из переселений народов на европейском Севере в современной истории.

 

Помощь Швеции в этой эвакуации история позабытая. Но, следуя популярному в те годы в Швеции лозунгу: «Дело Финляндии — наше дело!», в Карелию было отправлено 500 единиц транспортных средств и 1250 шведских военнослужащих.

 

Гуннар Стенбек служил тогда в Линчепинге, во вспомогательном отряде T1, где и получил приказ об отправке в Финляндию, на эвакуацию финских карелов.

 

В транспортной роте Стенбек возглавил взвод, в распоряжение которого было 10 машин.

 

«То, что вспоминается — как плакали дети. Люди ведь покидали свои дома. Веселого мало, народ рыдал. У нас установились очень близкие отношение с людьми, которым мы помогали спасаться от русских. Они были чертовски нам за это благодарны. У них не было ни малейшего желания становиться русскими», — рассказывает Гуннар Стенбек.

 

Еще очень боялись подойти слишком близко к советской границе.

 

«Немного боялись русской границы. Боялись подойти слишком близко, русские пользовались ведь плохой репутацией. Боялись, что обозначенные на картах новые границы не совпадали с теми, чтобы были нанесены на советские карты. Но я не могу припомнить, чтобы у нас возникли какие-то сложности, все функционировало довольно элегантно. Карты соответствовали...», — вспоминает Гуннар Стенбек..

 

Сведения о той операции содержатся в книге Эрика Бьерклунда «Батальон Седерхольм. Эвакуация Карелии в марте 1940 года». Майор Мортимер Седерхольм командовал тем батальоном. Операция продолжалась 10 дней и была уникальна: вооруженные шведские солдаты действовали со своей военной техникой по приказу на территории державы, только что проигравшей войну, и вплотную к войскам державы-победительницы.

 

Не удивительно, что Гуннар Стенбек и его товарищи по оружию «немного боялись русской границы»... Конец цитаты по передаче шведского иновещания.

 

Как напоминает сайт Карельского Союза karjalanliitto.fi (основанной в 1940-м г. финской организации для защиты интересов беженцев, переселенных с отошедших к СССР территорий в другие регионы Финляндии, и потерявших в результате войны кров):

 

«После войны в разные концы Финляндии было переселено около 407 000 карелов (под карелами здесь понимаются все жители утраченных территорий финской Карелии, а не только этнические карелы, но также, главным образом, финны и, в значительно меньших количествах, близкие к карелам и финнам ингерманландцы, а еще — русские, среди которых была, например, семья знаменитого художника Репина, см. ниже. Прим. Portalostranah.ru). Финляндия была вынуждена передать Советскому Союзу большую часть финской Карелии, в том числе три города — Выборг (Виипури, фин. Viipuri, тогда второй по величине город Финляндии с населением в почти 75 тыс. жит., из них несколько тысяч русских, в основном белоэмигрантов — в Выборге тогда была одна из самых крупных русских общин в Финляндии. Отметим, что количество русского населения по всей Финляндии и до 1917 г. (без учета царских войск, стоявших в Финляндии), и сейчас, никогда не превышало нескольких десятков тысяч человек. Прим. Portalostranah.ru), а также Сортавала и Кякисалми, и два поселка — Койвисто и Лахденпохья (Считается, что отходивший к Советам Выборг, например, тогда покинуло все население, в том числе в Финляндию уехали и все проживавшие в Выборге русские. Об этом упоминает и энциклопедия Вики в своей статье о русских в Финляндии и в статье о населении Выборга. Прим. Portalostranah.ru). Кроме упомянутых выше городов и поселков, к Советскому Союзу отошли полностью 39 сельских муниципальных округов и частично 21 округ. Государство лишилось одной из своих главных провинций, десятой части территории страны».

 

Таковыми были территориальные потери Финляндии, закрепленные упоминавшимся уже несколько раз выше Московским мирным договором (от 12 марта 1940 г.). Также Ладожское озеро полностью оказалось в границах СССР. Кроме этого СССР получил в аренду часть полуострова Ханко в Финском заливе сроком на 30 лет для создания на нем военно-морской базы (СССР распоряжался территорией базы на Ханко до 1941 г., пока не покинул ее, с началом войны и после некоторого времени обороны от немецкого флота, в 1945 г.; после войны обменяв ее у Финляндии на базу в Порккале — по соседству. Последнюю вернул в 1955 г., досрочно, при Хрущеве).

 

Но вернемся к эвакуации финского населения с территорий, занятых СССР. Интересно, что СССР, как бы вдогонку, высылал на финскую территорию финских граждан, которые не смогли выехать вместе с эвакуацией, проводившейся собственно Финляндией, об этой эвакуации говорилось в начале нашего обзора. Эта высылка в свободную Финляндию распространялась только на лиц, которые до начала войны 1939-1940 гг. не жили в СССР (к моменту высылки они были уже собраны в специальные лагеря и проверены советскими органами безопасности). Правовым обоснованием высылки стало Постановление Совета Народных Комиссаров СССР N 640-212 от 4 мая 1940 года «О выезде из СССР жителей территорий, отошедших к Советскому Союзу на основании мирного договора между СССР и Финляндской Республикой, заключенного 12 марта 1940 года».

 

В нем говорилось:

 

«1. Разрешить жителям территорий, отошедших Советскому Союзу на основании мирного договора между СССР и Финляндией, заключенного 12 марта 1940 года, состоявшим в финляндском гражданстве, выехать в Финляндию до 1 июня 1940 года, если будет установлено советскими органами желание этих лиц выехать в Финляндию.

 

2. Разрешить лицам, указанным в ст.1, вывезти лично им принадлежащее имущество в пределах нижеуказанных норм:

 

а) следующим по железным дорогам — сверх ручного багажа, багаж весом не свыше 50 кг для глав семей и одиноких и 25 кг для каждого члена семьи;

 

б) следующим гужевым путем — личное имущество может быть помещено не более, чем на двух одноконных подводах на одно хозяйство, и, кроме того, домашний скот и домашнюю птицу, однако не более двух лошадей или восьми оленей, одной коровы, одной свиньи, пяти голов овец или коз и десяти штук домашней птицы любых видов на одно хозяйство;

 

в) лицам специальных профессий: как-то: ремесленникам, медикам, рабочим, художникам, ученым и т.п. предоставляется право вывезти сверх вышеуказанных норм предметы первой необходимости для их личной профессиональной деятельности.

 

3. Имущество, упомянутое в ст.2, освобождается от обложения его какими-то ни было пошлинами, налогами или сборами» (цитата текста постановления по заметке из выходящего в России карельского официального общественно-политического журнала «Север» (№ 3 за 1995 г.).

 

Всего советскими властями было выявлено финских граждан, подлежащих эвакуации, — 2500 человек. В Советском Союзе из них выразило желание остаться чуть более 150 человек, в основном по идейным соображениям, указывал упомянутый журнал, ссылаясь на архивные справки. Итак, с финскими властями в Финляндию убежали почти все. Не смогли эвакуироваться при подходе советских войск только вышеупомянутые 2500 человек (а сталинской тотальной системе учета населения можно доверять), да и те уехали позднее. Иначе говоря, СССР получил территории без населения. Возможно, это было советским властям и нужно. Иначе, с чего они в те совсем нелиберальные времена решили отпускать доставшихся им «чужих финнов и карелов» (хотя, конечно же, советские власти предполагали отпускать только лиц, к которым не имели счетов; к таким, вероятно, не относились белоэмигранты, тем более если они не имели финского гражданства, а только финский вид на жительство, но такие не стали ждать прихода советских войск).

 

В свою очередь, хотя финляндским властям пришлось бы вывозить свое население и без мотива навредить Советскому Союзу, финское правительство предполагало, что оставляя Советскому Союзу территории без населения, оно делает Советам хуже. Однако в сталинском СССР с заселением новых захваченных территорий проблем не могло быть. Если надо, мол, пригоним своих, еще лучше. Человек в сталинском Советском Союзе ничего не значил, больше урон Советы понесли, вероятно на взгляд Москвы, от вывоза финнами материальных ценностей.

 

Во время советско-финской войны 1941-1944 гг., в финской историографии известна как «война-продолжение», воспользовавшись немецким нападением на СССР в 1941 г., отвоевала на некоторое время все территории (кроме частей полуостровов Средний и Рыбачий), отошедшие к Советскому Союзу по Московскому мирному договору 1940 г.

 

«Война-продолжение» была предрешена в конце мая 1941 г. Как пишет современное финское издание «Политическая история Финляндии 1809-2009» (к этой книге мы вернемся подробнее во второй части обзора): «Самое позднее, в конце мая 1941 г. (финскому правительству) стало ясно, что уже в июне 1941 г. Германия нападет на СССР. В этой ситуации высшее руководство Финляндии сделало осознанный выбор: оно решило принять участие в военном походе Гитлера. Другой возможный вариант, то есть отказ от сотрудничества, в худшем случае предусматривал превращение Финляндии в поле битвы между Германией и СССР. Кроме того, тесное военное сотрудничество Финляндии с Германией в последние месяцы и осведомленность относительно ее военных секретов сделали отказ настолько гипотетическим, что о нем всерьез и не задумывались. В начале июня Финляндия сообщила Германии условия своего участия в войне: сохранение независимости, Германия должна напасть первой на СССР, Финляндии не следовало начинать военные действия до тех пор, пока их не начнет СССР... Двадцать второго июня 1941 г. в 4 утра Германия напала на СССР. В своей речи по радио Гитлер с пафосом заявил, что германские солдаты борются на берегах Северного Ледовитого океана «в союзе (im Bunde) со своими финскими товарищами». Финляндское политическое руководство поспешило опровергнуть это сообщение, заявило о нейтралитете Финляндии и заняло выжидательную позицию в отношении действий СССР. После того как 25 июня 1941 г. русские нанесли по многочисленным объектам в Финляндии жестокие бомбовые удары, спровоцированные действиями германской авиации (которая вылетала на задания против СССР с территории Финляндии. Прим. Portalostranah.ru), премьер-министр (Финляндии) Рангель констатировал, что страна вновь находится в состоянии войны с СССР... В течение всей «войны-продолжения» (финское) правительство придерживалось тезиса об «отдельной» войне: Финляндия не была союзницей Германии, но «соратницей по борьбе», хотя неприятель у них был общий и нападение они подготовили совместно», отмечает финское издание.

 

На наступательном этапе «войны-продолжения» часть финских граждан (ок. 150 тыс.) вернулась на освобожденные территории вместе с финской армией, но к концу войны, в 1944 г., опять было эвакуировано в основную Финляндию (одновременно, на период 1941-1944 гг. советские переселенцы покидали эти территории вместе с Красной Армией. При этом, например, советские переселенцы, заселившиеся в Выборге к 1940 году и бежавшие в 1941 г. от финской армии из этого города, застряли в блокадном Ленинграде).

 

Здесь важно отметить, что в ходе отвоевания своих земель финны вели себя достаточно осмотрительно, вернув свои земли и заняв некоторые другие карелоязычные территории, они не стали развивать дальнейшее наступление, и участвовать, например, в блокаде Ленинграда. «В кон­це августа 1941 г. немцы дважды просили финнов (как своих новых союзников) принять участие во взятии Ленинграда, оказавшегося в блокадном кольце. (Финский верховный главнокомандующий) Маннергейм наотрез отказался», указывается в упоминавшемся выше современном финском издании «Политическая история Финляндии 1809-2009». Также считается, что финны могли бы полностью закрыть советское снабжение блокадного Ленинграда, но не сделали этого.

 

А дальше? Как известно, СССР удалось выиграть схватку с Германией, и финнам ничего не оставалось делать как в 1944 г. начать переговоры о мире с Советским Союзом.

 

При этом еще «на первой конференции глав трех великих держав, Сталина, Черчилля и Рузвельта, состоявшейся в конце ноября — начале декабря 1943 г. в Тегеране, Сталин сказал, имея в виду финнов, что народ, который так героически сражался за свою независимость, следует принимать всерьез. Однако его мирные предложения Фин­ляндии были жесткими: граница по состоянию на 1940 г., советская военная база на финских островах — на Ханко или в Петсамо, изгнание германских войск с территории Финляндии, демобилизация финской армии и военные репарации, но не безоговорочная капитуляция» (цитата: финское издание «Политическая история Финляндии 1809-2009»). Благодаря своему героизму, Финляндия не была оккупирована СССР, и сохранила независимость. В 1944-м году также было заключено перемирие. Однако основные положения Московского мирного договора 1940 г. были подтверждены и в окончательном Парижском мирном договоре стран-победительниц: СССР, США, Великобритании и Франции с бывшими германскими союзниками: Италией, Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией (который Финляндии пришлось принять), подписанном в 1947 году. Таким образом Финляндия, как считается, окончательно потеряла территории, захваченные у нее у СССР во время советско-финской войны 1939-1940 гг.

Об обстоятельствах начала советско-финской войны 1939-1940 годов

 

Но чем же была вызвана советско-финская война 1939-1940 гг.? Неоспоримый факт: война была вызвана тем, что СССР возжелал присоединить территории Финляндской Республики, чью независимость он еще за почти двадцать лет признал по Тартускому мирному договору 1920 г.

 

При этом аргумент в 1939-м году у сталинского советского правительства был один и, если говорить немного утрированно, он звучал следующим образом: «мол, финская граница проходит слишком близко к Ленинграду» (отметим, что до советско-финской войны 1939-1940 гг. финская граница проходила от Ленинграда примерно в 25 км). Финляндия, как суверенное и свободолюбивое государство, естественно, не согласилась удовлетворять претензии большого восточного соседа, и началась война. Войну 1939-1940 гг., как и советско-финскую «войну-продолжение» 1941-1943 гг., Финляндия проиграла, но не лишилась независимости. И, т.к. мы затрагиваем в этой заметке историю финских беженцев в советско-финской войне 1939-1940 гг., то хотелось бы напомнить, а как, собственно, эта война началась, и как это видят финны. Далее цитата по книге «Политическая история Финляндии 1809-2009», которую написали известные современные финские историки Осмо Юссила, Сеппо Хентиля и Юкка Невакиви. Шестое издание книги вышло в Финляндии в 2009 г. (в 2010 г. в Москве вышел и русский перевод):

 

«В середине апреля 1938 г. — в обход обычных дипломатических каналов — для беседы с (с финским министром иностранных дел) Холсти прибыл второй секретарь полпредства СССР в Финляндии некий Борис Ярцев. Ярцев пояснил, что в Москве абсолютно уверены в нападении со стороны Германии, при котором была бы задействована также территория Финляндии. Летом 1938 г. состоялась беседа Ярцева с премьер-министром Каяндером и министром Таннером. Ярцев заявил, что СССР предоставит Финляндии любую возможную помощь, если та воспротивится замыслам Германии. СССР был готов согласиться со строительством военных укреплений на Аландских островах, но при условии, что будет принимать в нем участие и контролировать работы по оснащению укреплений военным оборудованием. Кроме того, Финляндия должна была согласиться с тем, что СССР возведет укрепления на острове Суурсаари (Гогланд), принадлежавшем Финляндии, но важном с точки зрения безопасности Ленинграда. Ответ финляндского правительства на все предложения Ярцева был безусловно отрицательным: «Предложение означало бы нарушение суверенитета Финляндии и противоречило бы финляндской политике нейтралитета»...

 

В марте 1939 г. для беседы с (очередным) министром иностранных дел Финляндии Эркко в Хельсинки прибыл посол Борис Штейн, один из наиболее опытных советских высокопоставленных дипломатов. Он привез новое предложение Сталина, которое касалось аренды Советским Союзом островов Финского залива на 30 лет. В обмен Финляндия получила бы территории в Восточной Карелии. Эркко в резкой форме заявил, что государственная территория Финляндии не является предметом купли-продажи...

 

С осложнением международной обстановки военное руководство Финляндии выражало беспокойство по поводу оснащения армии. Совет обороны, возглавляемый маршалом Маннергеймом, в феврале 1939 г. предложил выделить значительные ассигнования на нужды армии. Однако «красно-зеленое» правительство держало «государственную мошну завязанной накрепко». Особенно отрицательно к увеличению ассигнований на вооружение относились премьер-министр Каяндер и министр финансов Таннер. Когда и министр обороны Ниукканен в июне 1939 г. предложил существенно урезать разработанную Советом обороны программу, терпение Маннергейма лопнуло и он подал в отставку. Каяндер и Эркко считали, что уже пришло время старому маршалу уйти.

 

Однако, по мнению президента Каллио, отставка Маннергейма могла поколебать патриотический дух граждан. Тем временем на Карельском перешейке силами добровольцев возводились противотанковые и другие укрепления, которым с началом войны дали величественное название «линия Маннергейма». На этих работах, начатых по инициативе (карельской организации) АКО) летом 1939 г. было занято 60 тыс. добровольцев. Спор между Маннергеймом и правительством закончился компромиссом: маршал в отставку не ушел, а правительство согласилось выделить дополнительные средства на вооружение. Все же от репутации «прижимистого» правительство так и не избавилось. Обмундирование солдат времен «Зимней войны», отличавшееся от гражданской одежды только кокардой и ремнем, в шутку называли «фасон под Каяндера».

 

Информационная бомба лета 1939 г. взорвалась 23 августа: министры иностранных дел Германии и СССР, Иоахим фон Риббентроп и Вячеслав Молотов, подписали в Москве Пакт о ненападении. Тогда не было известно, что к пакту прилагался Секретный дополнительный протокол, в котором стороны договорились о разделе сфер своего влияния. СССР получил свободу действий в Финляндии, Прибалтике, восточных областях Польши и в Бессарабии, входившей в состав Румынии. «Греховный альянс» фашистов и коммунистов поверг в изумление весь остальной мир...

 

Первого сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. Спустя два дня вначале Франция, а затем Великобритания объявили Германии войну. Финляндия и Скандинавские страны заявили о своем нейтралитете по отношению ко всем участникам «большой войны». Польша была сломлена за две недели, и вся кампания закончилась в течение месяца. Семнадцатого сентября СССР начал «взыскивать свое» и оккупировал восточные области Польши. Потом пришла очередь Прибалтики: в конце сентября — в начале октября СССР вынудил Эстонию, Латвию и Литву согласиться с созданием на своей территории военных баз и подписать договоры о взаимной помощи. Пятого октября 1939 г. правительство Финляндии получило приглашение прислать в Москву своих представителей для обсуждения «конкретных политических вопросов». События в Прибалтике (т.е. советская оккупация. Прим. Portalostranah.ru) показали, что ожидает Финляндию.

 

Как только было получено приглашение прибыть на переговоры, по предложению Маннергейма части регулярной армии были переброшены на Карельский перешеек и приданы пограничным войскам. Десятого октября начались чрезвычайные учебные сборы резервистов, что по сути означало мобилизацию всей армии. Трудно переоценить значение этих учений для обеспечения успеха в будущих оборонительных сражениях. Правительство назначило своим представителем на переговорах в Москве опытного политика Ю.К. Паасикиви, хорошо знавшего Россию. Двенадцатого октября он встретился в Москве со Сталиным и Молотовым и услышал требования СССР: для обеспечения безопасности Ленинграда Финляндия должна была сдать Советскому Союзу в аренду полуостров Ханко под военную базу и уступить острова Финского залива, значительную часть Карельского перешейка и принадлежавшую Финляндии часть полуострова Рыбачий в районе Петсамо. В качестве компенсации СССР обещал Финляндии в два раза превосходившие по площади, но почти необжитые территории в Восточной Карелии. В соответствии с инструкциями правительства Паасикиви отверг все требования советского руководства и возвратился в Хельсинки. Ю.К. Паасикиви вновь отправился на переговоры в Москву 21 октября, на этот раз вместе с Вяйне Таннером, министром финансов.

 

Инструкции правительства были столь же жесткими: ни в коем случае не идти на уступки. Можно было только говорить о «выпрямлении» Куоккальской излучины (Куоккала, фин. Kuokkala, деревня, до 1940 г. в составе Финляндии, после отошла к СССР; в 1948 г. переименована в пос. Репино, который ныне административно входит в состав Санкт-Петербурга, в России. В 1900-1930 гг., до своей кончины, в Куоккала жил знаменитый русский художник Репин. После революции он предпочел остаться в Финляндии. В 1939-м году его дочь Вера и сын Юрий покинули Куоккала и бежали в Хельсинки, не пожелав оставаться на отходившей к СССР территории Куоккала. Они до самой своей кончины проживали в Финляндии. Прим. Portalostranah.ru) на Карельском перешейке и о некоторых мелких отдаленных островах Финского залива. Сталин жестко заметил, что требования СССР минимальные и из-за них не стоило бы торговаться. По возвращении в Хельсинки Ю.К. Паасикиви надеялся, что правительство пойдет на некоторые послабления в территориальном вопросе. Маннергейм был того же мнения, так как считал, что втягивание в войну с СССР означало бы верный конец независимости Финляндии. Но правительство не уступило. Особенно резко выступали министр иностранных дел Эркко и министр обороны Ниукканен, который сам был карелом. Они возлагали большие надежды на помощь Швеции, однако в том, что она будет предоставлена, не было никаких гарантий. На встрече глав государств и министров иностранных дел стран Северной Европы в Стокгольме 18-19 октября 1939 г. президент Каллио и министр иностранных дел Эркко получили от премьер-министра Ханссона однозначный ответ: в конкретной ситуации Швеция не сможет помочь Финляндии.

 

Когда Паасикиви и Таннер уже находились в поезде на пути в Москву, была обнародована речь Молотова, в которой тот дал детальное разъяснение территориальным претензиям СССР и, таким образом, поставил весь свой авторитет на кон. Когда Паасикиви и Таннер встретились в Москве со Сталиным, тот неожиданно сказал, что готов отказаться от требований по изменению границы на Карельском перешейке и от Ханко. Вместо этого он предложил Финляндии предоставить СССР якорную стоянку в Лаппохья, неподалеку от Ханко, и один из близлежащих островов. И эти предложения Паасикиви пришлось отвергнуть, так как Эркко в своих инструкциях, отправленных в Москву, запретил договариваться как о ближних к Ханко островах, так и о создании советских военных баз в любых других местах. Последнее совещание, на котором присутствовали Сталин и Молотов, состоялось 9 ноября. Спустя четыре дня переговоры были окончательно прерваны.

 

После того как в середине ноября 1939 г. были прерваны московские переговоры, политическое руководство Финляндии вздохнуло с облегчением. Многие члены правительства думали, что СССР просто-напросто блефует. Поэтому, по их мнению, прекращение переговоров скорее уменьшило, чем увеличило непосредственную военную угрозу. Эркко и Таннер считали, что в поддержании повышенной готовности к обороне более не было смысла и по крайней мере часть призванных в октябре на чрезвычайные учебные сборы могла бы вернуться домой к осенним работам. Премьер-министр Каяндер в своей речи 23 ноября выразил предположение, что жизнь в Финляндии возвращается в нормальное русло. Странный, нереалистичный оптимизм правительства на мгновение заставил граждан поверить, что худшее действительно позади. Маннергейм считал политику правительства безответственной. Требования Эркко и Таннера снизить готовность Финляндии к обороне настолько вывели маршала из себя, что он вновь подал прошение об отставке...

 

На этот раз и президент Каллио был готов заменить «старого и сварливого» маршала кем-нибудь более молодым. Отправке Маннергейма в отставку помешал кризис, вызванный событиями в деревне Майнила. Нарком иностранных дел Молотов в своей ноте от 26 ноября (1939 г.) обвинил Финляндию в том, что ее артиллерия подвергла обстрелу деревню Майнила, находившуюся на советской части Карельского перешейка. Молотов потребовал от финнов отвести свои войска от границы на расстояние 20-25 км. Финляндия в ответной ноте поясняла, что у нее вблизи границы нет артиллерии, которая могла бы произвести обстрел Майнилы, и предложила отвести войска с обеих сторон границы.


Молотов в очередной ноте советского правительства обвинил Финляндию в крайнем обострении отношений между двумя странами и заявил денонсации Советским Союзом договора о ненападении, заключенного в 1932 г. Ответ правительства Финляндии, в котором оно предлагало учредить конфликтную комиссию, даже не дошел до адресата, так как СССР разорвал дипломатические отношения.

 

Утром 30 ноября Красная Армия начала наступление на Финляндию на широком фронте — с суши, моря и воздуха. Хотя с момента обретения независимости внешняя и оборонная политика Финляндии основывалась исключительно на отражении опасности, исходящей с Востока, война застала правительство врасплох. С началом военных действий Маннергейм забрал свое прошение об отставке и президент Каллио передал ему командование вооруженными силами.

 

Уже в первый день войны русские подвергли Хельсинки сильным бомбардировкам с воздуха. Парламент отправился в эвакуацию в Каухайоки (Kauhajoki, город в западной части Финляндии. Portalostranah.ru).

 

Силы агрессора во всех отношениях были превосходящими. Уже в первые дни войны Красная Армия бросила в бой 19 пехотных дивизий и 7 танковых бригад, всего около 450 тыс. человек. Еще более подавляющим было превосходство СССР в тяжелом вооружении: в его распоряжении находилось 2 тыс. танков, столько же артиллерийских орудий и 1 тыс. боевых самолетов. Армия Финляндии насчитывала 300 тыс. человек, но даже стрелкового оружия не всем хватало. На главном направлении, на Карельском перешейке, у финнов помимо войск прикрытия, образованных в составе регулярной армии, было задействовано шесть дивизий. На фронте протяженностью почти в тысячу километров, от Ладоги до Северного Ледовитого океана, стояли только две дивизии и несколько отдельных батальонов. В резерве главнокомандующего было оставлено две дивизии. Финляндия располагала самое большее около 100 пригодными к использованию самолетами. Танков у Финляндии практически не было. Наиболее мощным оружием была береговая артиллерия, которая в Выборгском заливе и в западной части Карельского перешейка могла поддерживать операции сухопутных войск.

 

Первого декабря Московское радио заявило, что в Терийоки (ныне Зеленогорск) создано Народное правительство финляндской демократической республики, премьер-министром и министром иностранных дел которой являлся О.В. Куусинен. На следующий день СССР подписал с правительством Куусинена договор о дружбе и взаимной помощи, на основании которого «были окончательно разрешены территориальные вопросы, осложнявшие отношения между Финляндией и СССР». Советский Союз уступил (марионеточному правительству Куусинена) территорию площадью 70 тыс. кв. км в Восточной Карелии и «удовлетворил вековую национальную надежду финляндского народа на воссоединение с ним карельского народа». «Народная армия», спешно набранная для поддержки правительства Куусинена, формально включала три дивизии, но их личный состав не превышал 10 тыс. человек. Треть из них составляли русские; остальные были карелами и ингерманландцами. Армию Куусинена держали в резерве для того, чтобы затем использовать как оккупационные войска. Она участвовала в боях только на завершающем этапе Зимней войны на Выборгском направлении.

 

Известие о создании Терийокского правительства вызвала негодование и упрочило национальное единство в Финляндии. Это «предприятие Куусинена» не имело успеха еще и потому, что сталинские чистки 1930-х годов уничтожили почти всех до единого руководителей КПФ. Показательно то, что никак не удавалось найти достойных кандидатов финского происхождения в «министры» правительства Куусинена.

 

С началом войны произошла смена правительства также и в Хельсинки. Это было неизбежно уже хотя бы потому, что СССР заявил о своем отказе от переговоров с правительством «Каяндера-Эркко». В Финляндии наиболее настойчиво требовали сменить правительство Маннергейм и Таннер. В формировании нового правительства приняли участие все партии, за исключением ПНД. Пост премьер-министра был доверен Ристо Рюти, министром иностранных дел был назначен Таннер. Третьей сильной фигурой в правительстве был Паасикиви — министр без портфеля. СССР, используя в качестве своего дипломатического щита правительство Куусинена, поначалу отказывался от переговоров и с правительством «Рюти-Таннера».

 

Во время Зимней войны Финляндия получала от иностранных держав дипломатическую поддержку и гуманитарную помощь, а также пользовалась огромным сочувствием и восхищением зарубежной общественности. Поскольку развитие событий «большой войны» в других регионах приостановилось, внимание всего мира было приковано к оборонительной борьбе, которую вели финны. Финляндия надеялась прежде всего на военную помощь Швеции, но та отказалась послать подкрепление даже для защиты (входящих в состав Финляндии, но шведоязычных) Аландских островов...

 

Общественное мнение в Швеции, однако, было в большой степени на стороне Финляндии. Комитет, учрежденный для оказания помощи соседней стране, взял себе девиз «Дело Финляндии — наше дело». В целом более 8 тыс. шведов записались добровольцами на войну в Финляндию, но на фронт попали лишь два усиленных батальона и одна авиаэскадрилья.

 

В начале декабря правительство Финляндии обратилось в Лигу Наций, хотя и считало ее возможности вмешательства ничтожными. СССР отказывался от всякого международного посредничества в поисках мира, поскольку у него (как заявляли советские власти) уже были хорошие отношения с (марионеточным, созданным в СССР. Прим. Portalostranah.ru) «Народным правительством» Финляндии. Генеральная Ассамблея Лиги Наций осудила СССР как агрессора, и Совет Лиги 14 декабря 1939 г. лишил его членства в этой всемирной организации. Решение было принято только семью странами — членами Совета, так как скандинавские и прибалтийские государства воздержались от голосования», — писал в своей «Политической истории Финляндии 1809-2009» коллектив финских историков».

 

Этот обзор подготовлен Portalostranah.ru по ряду финских и шведских и некоторых др. источников, среди основных: передача русского вещания «Радио Швеция» от 07/05/2015, книга «Политическая история Финляндии 1809-2009» коллектива современных финских историков (шестое издание данной книги вышло в Финляндии в 2009 г. (в 2010 г. в Москве вышел и русский перевод), а также сайт Карельского Союза Финляндии karjalanliitto.fi;



Опубликовано04082015       Portalostranah



Избранное с сайта на
неделю: тексты, аудио,
видео:
Происхождение названия «русь» - сначала так называли не славян, а шведов. Скандинавы и их роль в формировании первого русского славянского государства. Шведский взгляд
 
В древние времена под «русью» понимали совсем не славян, и не русский народ, которого тогда еще не существовало, а скандинавов-шведов.
Подробнее...
Радио Афганистана, в том числе на русском, и афганское телевидение. Досье
 
С некоторыми перерывами, служба иновешания «Радио Афганистан» ведет свои передачи на русском языке, в числе других языков – уже более пятидесяти лет, - с 1964 г.
Подробнее...
Колбаса в Германии: Что о ней думают немцы, и какие складывают поговорки
 
О колбасе в немецком восприятии - в нашем обзоре по источникам немецкого иновещания и английского издательства, а также статистики.
Подробнее...



 

География посетителей

Также по теме